Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Книги

 

С началом второй главы повествование сразу переходит от истори-
ческих событий к описанию явлений духовных, первыми из кото-
рых стали сон Навуходоносора и его истолкование Даниилом:

Во второй год царствования Навуходоносора снились Наву-
ходоносору сны… (Дан. 2, 1)

Буквально понять сказанное о «втором годе» мы не можем хо-
тя бы потому, что Иерусалим был разрушен, как мы помним, ра-
нее, в третий год царствования Навуходоносора (Дан. 1, 1); еще
три года находились в Вавилоне отроки, прежде чем были возвы-
шены царем (Дан. 1, 5). Большинство комментаторов сходятся на
том, что имеется в виду «второй год» не от воцарения Навуходо-
носора над Вавилоном, а от разрушения Иерусалима. Дело в том,
что в оригинале говорится о втором годе «от царствования», или
«от воцарения»,— למלכות ‹ле-мальху́т›, что может относиться к во-
царению Навуходоносора над Святой землей после завоевания Ие-
русалима (II Пар. 36, 20). А если так, то события, описанные во
второй главе, предшествуют изложенному в Дан. 1, 18, и тогда
становится понятным упоминание о «видениях и снах», уже ис-
толкованных к тому времени Даниилом, и о том, что Навуходоно-
сор сделал иудейских юношей своими советниками (ср. Дан. 1, 20
и 2, 49).                 

О последствиях снов, увиденных царем, далее сказано:

…И возмутился дух его, и сон удалился от него. (Дан. 2, 1)

«Сны», חלמות ‹халомо́т›, упомянуты во множественном числе.
Это значит, что разные части сновидения прерывались краткими
                        

      – 22 –         
                                                                                                                     


пробуждениями,— видимо, для лучшего запоминания. То же про-
исходило и со снами египетского фараона (Быт. 41, 1–8), о кото-
ром сказано, что «утром смутился дух его». Глагол התפעם
hитпаэм›,
переведенный как «смутиться», имеет значения «пора-
жать», «ударять», «повторяться несколько раз». Возможно, приве-
денное выражение указывает на учащенное сердцебиение проснув-
шегося после необычайного сна. А вот слова, переведенные как
«сон удалился от него» ושנתו נהיתה עליו
‹у-шнато ниh ’йета алав›,
требуют скорее противоположного понимания: «…и сон
его пребывал над ним [или: „с ним”]», т. е. царь не мог отделать-
ся от ярких образов, связанных с этим сном.

Возникает вопрос: почему же Бог послал столь важный по зна-
чению пророческий сон языческому царю? Ответов может быть
несколько. Прежде всего, сон остался бы необъясненным, если бы
при дворе не присутствовал Даниил. Значит, его приближение
к царской особе было приурочено по времени к пророческим снам
Навуходоносора, дабы Даниил сумел истолковать их во славу
Божию. Из этого вытекает второе предназначение сна обратить
царя, а посредством него и все царство, в истинную веру (Дан. 3,
28–33; 4, 31–34). Однако, в отличие от фараона, которому истол-
ковал сны Иосиф (ср. Быт. 41, 38–39), Навуходоносор не сразу об-
ратился к Господу и еще упорствовал в своем язычестве (Дан. 3,
1–5). Наконец, третье, и, возможно, основное предназначение дан-
ного сновидения оставить векам и народам яснейшее и неоспо-
римое свидетельство промысла Божьего, ибо пророческое значение
царского сна распространяется на события вплоть до завершения
истории (Дан. 2, 44) и исполняется последовательно во всех дета-
лях вот уже 2500 лет. А для этого, кажется, нет лучшего пути,
нежели ниспослание сна великому царю, с тем чтобы его истолко-
вал великий пророк…

И велел царь созвать тайноведцев, и гадателей, и чароде-
ев, и халдеев, чтобы они рассказали царю сновидения его.
Они пришли и стали перед царем. (Дан. 2, 2)

Кроме двух разрядов тайноведцев, названных в Дан. 1, 20,
здесь упомянуты еще два.

Первый разряд это מכשפים ‹мэхашфи́м›, «чародеи», непосред-
ственно направляемые злыми духами. О подобного рода магах
в Торе имеется следующего рода предписание:

Ворожеи не оставляй в живых. (Исх. 22, 18)


                        

      – 23 –         
                                                                                                                     


Пребывание таких чародеев в среде Божьего народа строго за-
прещено (Втор. 18, 10). У язычников же они пользовались особым
почетом и обязательно находились в свите монархов.

Второй разряд כשדים ‹касди́м›, «халдеи». Как мы уже упо-
минали, это семитский народ, первоначально отличный от вавило-
нян и живший к югу от них, но впоследствии ассимилированный
ими. Очевидно, у этого народа были особо развиты определенные
виды магии и гадания, поэтому название народа перешло на кор-
порацию кудесников, передававших колдовские знания из рода
в род. Обратим внимание на то, что уже в этом стихе ко всем со-
бравшимся предъявляется требование не только истолковать сно-
видение, но и поведать царю его содержание. О том же говорит
и следующий стих:

И сказал им царь: сон снился мне, и тревожится дух мой;
желаю знать этот сон. (Дан. 2, 3)

В оригинале оттенок мысли иной: дух царя тревожится (то же
слово в стихе 1 переводится как «возмутился»), «чтобы познать»
(לדעת ‹лада́ат›) этот сон. То есть его дух (רוח ‹ру́ах›) как бы
бьется, стучится в закрытую дверь духовного мира (глагол התפעם
hитпаэ́м› см. выше), ибо знает, что сон имеет очень важное
значение.                 

…Согласно библейскому учению о духовно-душевном устройстве
личности, רוח ‹ру́ах›, «дух», занимает среднее положение между
נשמה ‹нешама́ бессмертной высшей душой человека (см. Прит.
20, 27: «„нешама”… испытывает все глубины сердца») и נפש
‹нэ́феш› душой, оживляющей тело (см. Лев. 17, 11: «душа [нэ-
феш] тела в крови»). Таким образом, רוח ‹ру́ах› посредствует меж-
ду высшим, духовным, миром и низшим, вещественным. Вот по-
чему именно «руах» «стучится, чтобы познать» показанные, но не
разъясненные ему во сне духовные тайны…

На просьбу всех вызванных гадателей рассказать содержание
сна (ст. 4) Навуходоносор отвечает, что знание сна (арамейское
מלתא ‹мильта́ означает «слово», в данном случае способность
рационально изложить свой сон) «отступило» от него (начиная
с Дан. 2, 4 и до конца 7-й главы повествование ведется по-
арамейски). Испытывая своих мудрецов, царь требует, чтобы они,
пользуясь своими необычайными способностями, изложили ему
и содержание, и смысл сна, угрожая в противном случае казнить
их и разрушить их дома, т. е. истребить их семейства (Дан. 2, 4–9).
Чародеи, после долгих споров и возражений царю, признались, что


                        

      – 24 –         
                                                                                                                     


…Нет на земле человека, который мог бы открыть это дело
царю… (Дан. 2, 10)

Ведь ни один царь еще не требовал такого от своих мудрецов!
Подобное предприятие, по словам вавилонских тайноведцев, до-
ступно лишь для «богов, которых обитание не с плотью» (ст. 11).
Эти «боги» (по-арамейски אלהין ‹элаhи́н›) высшие духи, не отя-
гощенные телесной жизнью (которая традиционно рассматрива-
лась как некая «завеса», скрывающая тайны духовного мира; ср.
Евр. 10, 20) и поэтому проникающие во все скрытое. Смертным
же это, мол, недоступно… Такое признание языческих духовных
авторитетов в своей слабости разительно контрастирует с дальней-
шей деятельностью Даниила как пророка, посланного истинным
Богом и проявляющего удивительную духовную силу в пересказе
и истолковании данного сна (Дан. 2, 26–28).

…Вернемся к стиху 4: почему отсюда и до конца 7-й главы
текст не древнееврейский, а арамейский? Арамейский был вторым
государственным языком (наряду с аккадским) в последний пери-
од существования Ассирийского царства, а затем в Вавилонии.
Он стал главным общеимперским языком и в Мидо-Персидском
царстве. Представляется исторически достоверным, что Даниил,
занятый государственными делами как в Вавилоне, так впоследст-
вии и в Сузах (см. 8, 27), где делопроизводство велось на арамей-
ском языке, пользовался в те годы привычным, повседневным
арамейским и при написании данных глав своей книги. Первая
же ее глава (и первые стихи второй), написанные в ранние годы,
как и заключительные главы, изложенные в старости, записаны
на отечественном языке пророка иврите…

Итак, выслушав признание мудрецов в их духовном бессилии,
Навуходоносор             

Рассвирепел… и приказал истребить всех мудрецов Вави-
лонских. (Дан. 2, 12)

А ведь в число мудрецов входили и Даниил с его тремя товари-
щами! И вот, упросив царя дать ему время на разгадку сна его
содержания и смысла (Дан. 2, 13–16), Даниил вместе с товарища-
ми молит Бога открыть тайну царского сна:

И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении…
(Дан. 2, 19)

Здесь употреблено арамейское слово חזוה ‹хезва́ «[пророче-
ское] видение», однокоренное с древнееврейским חזון ‹хазо́н› и вос-
                        

      – 25 –         
                                                                                                                     


ходящее все к тому же глаголу «высокого штиля» חזה ‹хаза́
«созерцать». Следовательно, мы можем предполагать, что Бог во
сне повторил для Даниила царский сон во всех деталях, притом
подробно разъяснив его значение. Это подтверждается также бла-
годарственной молитвой Даниила:

…И Даниил благословил Бога небесного.
     И сказал Даниил: да будет благословенно имя Господа
от века и до века! ибо у Него мудрость и сила;
     Он изменяет времена и лета… (Дан. 2, 19–21)

Уже благословение Богу «от века и до века» (арамейское слово
עלמא ‹альма́ соответствует древнееврейскому עולם ‹ола́м› «век»,
«вечность») говорит о промысле Божьем, сопровождающем всю
историю человечества («сей век») и переходящем в «век буду-
щий». Кроме того, о характере сновидения Даниила свидетельст-
вуют его слова о том, что Бог «изменяет времена и лета». Арамей-
ское слово עדן ‹ида́н› означает «год» или «определенный срок»
(в смысле длительности), а זמן ‹зэма́н› «время наступления ка-
кого-либо события». Таким образом, Даниил узрел во сне измене-
ние времен, различные эры человеческой истории (עדניא
‹иданайа›)
и моменты катастроф и смен великих империй (זמניא
‹зиманайа›).
                

Далее о Боге Даниил сообщает следующее:

…Низлагает царей и поставляет царей; дает мудрость муд-
рым и разумение разумным… (Дан. 2, 21)

Следовательно, в сновидении ему были показаны различные
царства и царствования, их крушение («низлагает») и восхожде-
ние («поставляет»). Следует особо отметить, что слово מלכין
‹мальхин›
означает не только «цари», но и «царства» (ср. Дан. 7, 3–8,
где речь идет о четырех «царствах»-империях, и стих 17, где они
именуются מלכין ‹мальхи́н›, в Синодальном переводе «цари»).
Полученные им мудрость и разум (см. выше о разнице между
חכמה ‹хохма́ и בינה ‹бина́ здесь эти слова в арамейском вари-
анте) Даниил приписывает не себе, а Богу, восхваляя Дарующего
познания. Заметим, что мудрость от Бога дается только тем, кто
уже мудр, а разум тем, кто разумен, т. е. способен воспринять
даруемое. Об этом же говорит царь Соломон в Притчах:

…Послушает мудрый и умножит познания, и разумный най-
дет мудрые советы… (Прит. 1, 5)


                        

      – 26 –         
                                                                                                                     


Это означает, что всякое познание ниспосылается Богом чело-
веку в той мере, в какой может быть усвоено. А поскольку муд-
рость высшая степень познания, то она дается лишь тому, кто
уже мудр…                 

И Даниил продолжает перечислять благодеяния Всевышнего:

…Он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мра-
ке, и свет обитает с Ним. (Дан. 2, 22)

Само арамейское слово גלא ‹гале́›, «открывает» (соответствует
др.-евр. גלה ‹гала́, родственному русскому «оголять»), указывает
на то, что Даниилу были открыты во сне тайны (מסתרתא
‹мэсатрата›;
ср. греч. μυστηριον ‹мюстэ́рион›, «мистерия»,— слово,
восходящее к древнееврейско-финикийскому מסתר ‹миста́р›
«тайное», «скрытое») будущих царств, их исторической последо-
вательности. Бог делает эти тайны явными, проливая на них свет
посредством пророчества, ибо «свет обитает с Ним».

Об этом же говорит Давид в одном из псалмов:

…Ибо у Тебя источник жизни; во свете Твоем мы узрим свет.
(Пс. 35, 10)

Свет откровения человек может узреть (т. е. дух его может
«прозреть», «пробудиться» для восприятия духовных реалий) толь-
ко в том случае, если свет Божий изольется на него. Этот свет
жизни (Иоан. 8, 12), иначе называемый Словом, изначально оби-
тал в Боге и с Богом как Его неотъемлемое свойство, чрез него
был создан мир (Иоан. 1, 3–4), он сопровождает и просвещает
каждого человека с его рождения (Иоан. 1, 9), но подавляющее
большинство людей не чувствуют его, не воспринимают и даже
не ведают о нем. Он становится доступен восприятию лишь тех,
в ком пробудился внутренний свет духовного познания (Лук.
11, 35). Для ощутившего же в себе его присутствие становится
«светло так, как бы светильник окружал тебя сиянием» (Лук.
11, 36). Особенно это относится к людям, восстановившим непо-
средственное общение с Богом, т. е. к пророкам, к числу которых
принадлежал Даниил…

И вот он завершает восхваление такими словами:

Славлю и величаю Тебя, Боже отцов моих, что Ты даровал
мне мудрость и силу и открыл мне то, о чем мы молили Тебя;
ибо Ты открыл нам дело царя. (Дан. 2, 23)


                        

      – 27 –         
                                                                                                                     


Обратим внимание на словосочетание «мудрость и силу»: кроме
мудрости, для адекватного восприятия пророческого видения не-
обходима и внутренняя сила, ибо видение порой бывает порази-
тельным по своему воздействию и даже отражается на здоровье
пророка (Дан. 8, 17–18; 8, 27; 10, 9–10 и 16–18). Приведенный
стих подчеркивает и скромность Даниила: хотя сновидение было
послано именно ему, но в ответ на его общую молитву с друзья-
ми (Дан. 2, 17–19), поэтому он и говорит: «О чем мы молили… Ты
открыл нам…» а не «я» и «мне»!

После этого Даниил был допущен к царю (Дан. 2, 24–25) и в от-
вет на вопрос о возможности пересказа сна и его истолкования
(Дан. 2, 26) отвечал:

…Тайны, о которой царь спрашивает, не могут открыть царю
ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели. (Дан.
2, 27)

Помимо уже упоминавшихся категорий вавилонских тайновед-
цев, здесь приведены еще две: חכימין ‹хакими́н›, «мудрецы» (сло-
во в разъяснении не нуждается; во всяком случае, оно ничего не
говорит о связи с темными духами), и גזרין ‹газри́н›, «рассекате-
ли» или «постановители»,— это гадатели, которые для принятия
важных решений рассекают животных и изучают их внутренно-
сти. Подчеркнув перед царем бессилие всех видов языческих тай-
новедцев, Даниил приступает к основному проповеди о славе
единого Бога. В этом он подражает Иосифу, также начавшему
в свое время истолкование фараоновых снов с величания Бога
(Быт. 41, ст. 16, 25, 28 и 32) и достигшему своей цели: фараон
уверовал, что устами Иосифа с ним говорит истинный Бог (Быт.
41, 38–39; ср. с результатом выступления Даниила Дан. 2, 47):

Но есть на небесах Бог, открывающий тайны; и Он открыл
царю Навуходоносору, что будет в последние дни… (Дан.
2, 28)

Противопоставляя всемогущество Всевышнего слабости и огра-
ниченности языческих жрецов, Даниил привлекает внимание царя
к тому удивительному факту, что Всевышний соблаговолил через
сновидение обратиться лично к Навуходоносору и открыть ему ве-
ликие тайны. Этим пророк пытается пробудить в сердце царя не
только осознание величия Создателя, но и чувство благодарности
к Нему, ответную любовь к Богу, удостоившему царя такой чести,
                        

      – 28 –         
                                                                                                                     


и понимание того, что призыв Божий послан в ожидании ответно-
го обращения к Нему, покаяния и молитвы.

Выражение באחרית יומיא ‹ба-ахари́т йома́йа› (в Синодальном
переводе «в последние дни») означает «в будущие дни [или: „го-
ды”]», «впоследствии». Ведь данное пророчество описывает огром-
ный период истории: от Вавилонского царства до конца времен.

Затем Даниил объясняет царю причину, по которой тому было
послано пророческое сновидение:

…Сон твой и видения главы твоей на ложе твоем были такие:
Ты, царь, на ложе твоем думал о том, что будет после сего,
и Открывающий тайны показал тебе то, что будет. (Дан. 2,
28–29)

Упомянув о переходе царя от напряженных размышлений от-
носительно будущих времен, как бы от его невольного «вопроса
к Богу» к самому сну, Даниил подчеркивает, что Творец отве-
тил Навуходоносору на вопрос, хотя и не заданный Ему впрямую.
В этом еще одно указание царю на возможность его обращения
ко Всемогущему и диалога с Ним…

А мне тайна сия открыта не потому, чтобы я был мудрее всех
живущих, но для того, чтобы открыто было царю разумение
и чтобы ты узнал помышления сердца твоего. (Дан. 2, 30)

Вновь, подобно Иосифу (Быт. 41, 16), «отходя в тень» со своей
человеческой мудростью и проявляя присущую ему скромность,
Даниил «дает место» славе Божьей и потенциальному диалогу Его
с царем пока одностороннему, сводящемуся к монологу Все-
вышнего.                  

Знаменательны заключительные слова стиха: «…чтобы ты уз-
нал помышления сердца твоего», по-арамейски: ורעיוני לבבך תנדע
‹вэ-районэ́й ливева́х тинда́ «и размышления твоего сердца
[в смысле: разума ср. Еккл. 1, 13] ты узнаешь». В этих словах
заключен глубокий смысл: «сердце» (а оно служит обителью выс-
шего «я» «нешамы»; см. Прит. 20, 27) знает гораздо больше, чем
низшее «я» плотский ум (Кол. 2, 18), которому надлежит еще
«узнать помышления сердца». Бог как бы уже «вложил в сердце»
царя смысл показанного во сне, но подобно тому как «плотский
ум» Навуходоносора забыл содержание сна, так утратил он и его
истолкование…


                        

      – 29 –         
                                                                                                                     


Тебе, царь, было такое видение: вот какой-то большой исту-
кан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске сто-
ял он пред тобою, и страшен был вид его. (Дан. 2, 31)

Гигантский истукан представляет совокупность великих зем-
ных царств, начиная с Вавилонии (ст. 38). Словами «какой-то»
переведено арамейское חד ‹хад› «один», «единый». По своей
бесчеловечности, жестокости и склонности к тирании все эти цар-
ства образуют некое единство. Мировая история, воплощенная
в сменяющихся государственных структурах, представляет собой
как бы צלם ‹цэле́м› «статую», «истукан», «идола». Она бездуш-
на и лишь внешне походит на человека. Истукан «большой»,
«огромный», ибо он подавляет, унижает, угнетает отдельную лич-
ность, безмерно возвышаясь над ней. «Чрезвычайный блеск» исту-
кана символизирует славу и роскошь великих империй. Словом
«чрезвычайный» передано арамейское יתיר ‹йати́р› «избыточест-
вующий», «излишний». Роскошь правящих классов, зачастую из-
лишняя и ненужная, создается путем порабощения простого наро-
да. А в общем и целом он דחיל ‹дэхи́ль› «устрашающий», ибо
крайне грозен и опасен для человеческой жизни: в древности
для жизни отдельных людей, которых постоянно порабощали
и убивали, а в последнее время уже для существования всего че-
ловечества (ибо в наши дни именно государственные структуры
обладают оружием массового уничтожения). Ни стихийные бедст-
вия, ни дикие звери, ни бытовая вражда не унесли за всю исто-
рию и малой доли того количества жизней, которое было возложе-
но на алтари тиранической государственности посредством войн,
массовых избиений, казней и т. п.

У этого истукана голова была из чистого золота… (Дан.
2, 32)

Объясняя царю значение сна, Даниил толкует его следующим
образом:                  

Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал цар-
ство, власть, силу и славу;     
     И всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей
земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил
тебя владыкою над всеми ими. Ты эта золотая голова! (Дан.
2, 37–38)


                        

      – 30 –         
                                                                                                                     


Вновь указывая на то, что власть получена Навуходоносором от
Бога, Даниил утверждает при этом и некую  всеобщую истину: не
может быть власти, не допущенной Всевышним (ср.: «…Он… низ-
лагает царей и поставляет царей» Дан. 2, 21). Вспомним извест-
ное высказывание на этот счет апостола:

…Ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от
Бога установлены. (Римл. 13, 1)

Другое дело, оказываются ли впоследствии те или иные власти
достойны своей высокой миссии, сохраняют ли они нравственную
высоту во вверенной им должности? Увы, это случается нечасто:

…Превосходство же страны в целом есть царь, заботящий-
ся о стране. (Еккл. 5, 8)

Правитель должен ясно осознавать и постоянно помнить, что
«царство, власть, силу и славу» он временно и частично получил
от Того, Кому они принадлежат навсегда и во всей полноте:

…Ибо Твои есть Царство, и сила, и слава во веки… (Матф.
6, 13)

Навуходоносор назван מלך מלכיא ‹ме́лех мальхайа́ «царь ца-
рей»; а ведь этот титул по праву принадлежит одному лишь Богу
(Откр. 19, 16). По отношению же к Навуходоносору такое имено-
вание верно лишь временно и отчасти в том только смысле, что
он покорил множество царств и присвоил себе прерогативы их
бывших царей (Иез. 25, 11; 26, 7).

Сказано также, что Бог отдал в руки Навуходоносора «всех сы-
нов человеческих, где бы они ни жили» (Дан. 2, 38). Такое утверж-
дение выглядело бы неверным (ведь Навуходоносор не властвовал
над Индией, Китаем, Америкой и т. д.), если бы… перевод был
точным! На самом же деле выражение ובכל־די דארין
‹у-вэ-холь-ди дарин›
следовало бы перевести как «и повсюду, где обитают»,
а слова יהב בידך ‹йеhа́в би-дэх› как «которых Он отдал в твою
руку». Смысл получается такой: «…и повсюду, где обитают сыны
человека, животные, [которых] Он сотворил, и птицы небесные,
[которых] Он отдал в твою руку,— над всеми ими Он дал тебе
власть…» Так что здесь не говорится, будто Навуходоносор правил
всем человечеством. Смысл сказанного в том, что подчеркивается
ответственность царя перед Богом за все вверенные его власти жи-
вые существа не только за людей, но также за животных
                        

      – 31 –         
                                                                                                                     


и птиц! Ибо с самого начала своего обитания на земле человек нес
ответственность за чистоту биосферы и сохранение видов живот-
ных (Быт. 1, 26–28; 9, 2–4). Первым исторически известным язы-
ческим властелином, царем, целиком осознавшим эту ответствен-
ность, был древнеиндийский царь Ашока из династии Маурьев
(III век до н. э.): он построил ветеринарные больницы и запретил
мучить и напрасно убивать животных. Однако мы видим, что еще
за 300 лет до него Господь требует от Навуходоносора особой забо-
ты о животном мире. Что же касается праведных из числа изра-
ильско-иудейских царей, они всегда были милосердны к «братьям
нашим меньшим», соблюдая заповеди Торы о бережном отношении
к животным (Быт. 9, 4; Исх. 23, 4–5; Лев. 25, 7; 22, 24 и др.).

И далее Даниил завершает толкование первого «фрагмента»
сна: «…ты эта золотая голова!» Почему именно Вавилонское
царство, чья мощь олицетворялась во дни Даниила самым вели-
ким царем этого народа Навуходоносором, представлено головой
истукана? В Междуречье, начиная с древнейших государств Шу-
мера и Аккада и, преемственно, завершая Ассирией и Вавилонией,
впервые в истории получили глубокое развитие все «умственные»
занятия, все науки: математика, астрология, анатомия, психоло-
гия и др. Мало того, после всемирного потопа именно в Шумере
(др.-евр. שנער ‹Шин’а́р›, в Синодальном переводе «Сенаар»;
см. Быт. 11, 2) вновь зародилась цивилизация, и тогда Месопота-
мия «возглавила» всю культурную деятельность человечества.
По этим причинам Вавилония преемница Шумера и представ-
лена головой истукана. Но есть и еще одна, не менее важная,
тому причина.             

Дело в том, что первоначальным замыслом Божьим после изве-
дения Им Израиля из Египта было создание особого, теократиче-
ского, «царства священников и народа святого» (Исх. 19, 5–6).
Это царство было призвано живым примером убеждать все народы
в великих преимуществах жизни по Торе и постепенно присоеди-
нять их к себе, распространяя все шире Царство Божье (Исх. 15,
17–18; Пс. 45, 7–11; 65, 4 и 7–8). Надежды на осуществление
этой земной «проекции» Царства Божьего особенно близки были
к осуществлению в годы благочестивого и блестящего правления
Давида и Соломона (Пс. 71, ст. 1, 8–12, 19).

Однако после отступления царей и большей части народа от То-
ры, после разделения единого Израильского царства на две части
по смерти Соломона и по мере умножения беззакония в обоих
вновь образовавшихся государствах Израиле и Иудее (IV Цар.
                        

      – 32 –         
                                                                                                                     


17, ст. 9, 18, 23; 21, 11–15) надежда на утверждение Царства
Божьего на всей земле посредством праведности израильтян стано-
вилась все более эфемерной. Тогда-то и возник иной исторический
замысел Самого Создателя: подвергнуть народ Израиля, а одновре-
менно и все языческие народы, тяжелым испытаниям, наказани-
ям и вразумлениям посредством сменяющих друг друга четырех
великих языческих империй, которые должны будут объединять
народы, как бы временно и частично исполняя роль первоначаль-
но избранного царства Израиля (Пс. 88, 21–28).

Эти четыре империи представлены в Дан. 2 в виде частей тела
истукана, а в Дан. 7 в виде страшных животных. И лишь после
того как все народы изопьют до дна чашу наказаний и вразумле-
ний Господних (Иер. 25, 14–31), после окончания власти «звери-
ных царств», наступит царство человеческое, во главе с Сыном
Человеческим потомком царя Давида, который восстановит ис-
тинную веру, милосердие и братство на всей земле (Дан. 7, 13–14
и 27; Деян. 1, 6–8; 2, 30; 3, 20)…

Первым из четырех «звериных» царств, т. е. всемирных импе-
рий, исторически возникших после тяжелейших отступлений от
Господа царств Израиля и Иуды, явилась Вавилонская империя,
высочайшего рассвета достигшая именно во дни Навуходоносора.
Посему Вавилония и названа «головой»…

Но почему именно «золотой»? В Дан. 2, 32 сказано: «…голова
была из чистого золота…» в оригинале דהב טב ‹дэhа́в тав›
«золото хорошее» (ср. Быт. 2, 12: «…и золото той земли хоро-
шее…»). «Золотой состав» образ не только богатства и роскоши,
в чем Вавилония превосходила все последующие империи, но и осо-
бой умственной одаренности, ведь золотой была именно голова
(ср. русское идиоматическое выражение «золотая голова»). О пер-
венствующем значении Междуречья в развитии наук и искусств
мы уже говорили…          

Исследователи Книги Даниила не раз обращали внимание на
сходство содержания главы 2 с мифологическими представления-
ми ряда народов о сменяющих друг друга «веках» истории: «золо-
том», «серебряном», «медном» и «железном». Такие воззрения
характерны для преданий весьма широкого географического ареа-
ла от Древней Индии до Древней Греции и средневековой Скан-
динавии. В русских народных сказках тоже есть отголоски пред-
ставлений о «царствах золотом, серебряном, медном». На основа-
нии таких параллелей некоторые библейские критики сделали
вывод о том, что данный сюжет у Даниила вторичен и заимство-
                        

      – 33 –         
                                                                                                                     


ван из языческих мифологий. Однако следует заметить, что срав-
нительно-историческое литературоведение не прослеживает подоб-
ных сюжетов в произведениях, предшествующих по древности
Книге Даниила, на основании чего можно предположить, что Да-
ниилов сюжет о «четырех царствах» (получивший, по-видимому,
широчайшее распространение в многонациональной империи На-
вуходоносора, имевшего вообще обыкновение разглашать случив-
шееся с ним по всему царству на всех языках,— ср. Дан. 3, 29
и 33) был воспринят и впоследствии мифологизирован различны-
ми народами, религиями и культурами.

…Продолжая изложение царского сна, Даниил описывает исту-
кана далее:               

…Грудь его и руки его из серебра… (Дан. 2, 32)

Комментируя этот «фрагмент» видения, пророк утверждает:

После тебя восстанет другое царство, ниже твоего… (Дан. 2, 39)

Следующее царство возникнет сразу за Вавилонским: בתרך
‹батрах›
«вслед за тобой». Это Мидо-Персидская империя, сокру-
шившая под предводительством царя Кира Вавилон в 539 году до
н. э. и сохранявшая владычество над огромной частью Земли
(«над 127 областями» Есф. 1, 1) вплоть до побед над нею Алек-
сандра Македонского в 334–331 годах до н. э. В начале образова-
ния мидо-персидского объединенного государства главенствующая
роль принадлежала Мидии, затем она перешла к Персии. Вот по-
чему в видении Навуходоносора это двуединое царство представле-
но двумя руками истукана и его грудью. Руки указывают на
практическую деятельность мидо-персов, захвативших бо́льшие
территории, нежели до них вавилоняне, и распространивших на
эти земли свое глубоко продуманное, целесообразное администра-
тивное устройство.

Но если так, то почему же о втором царстве сказано: «ниже
твоего»? Словом «ниже» переведено арамейское ארעא ‹ара́, что
означает «земля», а также нечто «приземленное», «более низкое».
Следовательно, речь идет о более «приземленном» характере Мидо-
Персии по сравнению с Вавилонией. В каком же смысле? Дело
в том, что духовная культура мидо-персов была почти целиком
вторична по отношению к культуре Междуречья. Об этом свиде-
тельствуют раскопки в Сузах, Персеполе (столице древнеиранских
царей) и в других местах. Искусство Древнего Ирана коренилось
в эламской культуре, которая, в свою очередь, восходила к месо-
                        

      – 34 –         
                                                                                                                     


потамской. Это относится к скульптуре (объемной и рельефной),
архитектуре, живописи, глиптике и др. Основы наук (прежде все-
го математики и астрономии/астрологии) тоже были заимствованы
из Ассиро-Вавилонии. Даже сама письменность клинопись,
правда, приспособленная к индоевропейскому, иранскому «авестий-
скому» языку,— была взята в готовом виде из Междуречья. То же
относится к первым образцам древнеиранской литературы, насы-
щенной мифологическими образами и пользовавшейся художест-
венными средствами, заимствованными из литературно-религиоз-
ных источников Месопотамии. Правда, как раз в этой сфере иран-
цам принадлежит заслуга вполне оригинального творчества. Это
относится к их древней религии в ее двух основных формах: пред-
зороастрийской («дэвовской») и зороастрийской; догматика и фи-
лософия последней были сформулированы великим религиозным
реформатором Заратустрой. Учение зороастризма основано на дуа-
листических представлениях о противоборствующих божественных
существах владыке света Ахура-Мазде и властелине тьмы Ангра-
Майнью (многие черты этой веры оказались близки библейскому
мировоззрению, и в этом одна из причин благоволения мидо-
персидских царей к иудеям II Пар. 36, 23; Ездр. 1, 1–4). Заим-
ствовав от «золотой головы» Вавилонии ее всемирно знамени-
тую мудрость, персидские цари гораздо большее, чем их месопотам-
ские предшественники, значение придавали чувствам человека, его
сердечным помышлениям (согласно учению зороастризма, чистота
и благородство сердца являются основой «трех благ» истинного
праведника: благой мысли, благого слова и благого дела и ведут
к спасению). «Очищение сердца», т. е. чувств,— важнейшее требова-
ние древнеиранской религии. Но впоследствии персы даже более,
чем их предшественники, стали предаваться чувственным утехам
и изнеженной роскоши (за что их в свое время осуждали эллинские
философы и историки, противопоставляя их образу жизни трез-
вость и моральную стойкость греков; впрочем, спустя некоторое
время и греки в немалой мере последовали примеру персов).

Примат у мидо-персов чувственного, «сердечного» восприятия
над интеллектуальным вот причина того, что их держава изо-
бражена в виде «груди» истукана, а их практичность, как сказа-
но, отразилась в символике его «двух рук», означающих одновре-
менно и национально-культурную двойственность самого царства.
Кроме «более низкого», в культурном плане «вторичного» поло-
жения Древнего Ирана по отношению к Вавилонии, слово ארעא
‹ара́, «земля» свидетельствует, как мы сказали, и о более «при-
                        

      – 35 –         
                                                                                                                     


земленном» характере их цивилизации, о более материальной на-
правленности их забот, по сравнению с «парившими в облаках»
мудрецами Вавилона, создававшими в своей стране особую атмо-
сферу отвлеченной мудрости «чистой» науки. Интересы же пер-
сов, согласно их религии, были направлены на создание основ
«практики праведности» в повседневной жизни.

Остается, в связи со сказанным, ответить на вопрос: почему Ва-
вилон изображен «золотым», а Мидо-Персия «серебряной»?
Арамейское слово דהב ‹дэhа́в›, «золото»,— соответствует древнеев-
рейскому זהב ‹заhа́в›, что восходит к корню זוב ‹зу́в› «течь»,
«источать», а также «блестеть», «сверкать» (זו ‹зив› «блеск»).
Из Междуречья «золотой головы» ко всем народам текли зна-
ния, передавалась «мудрость» совокупность наук Древнего Вос-
тока во всем ее блеске.

Слово же כסף ‹кеса́ф› по-арамейски «серебро», соответствую-
щее древнееврейскому כסף ‹ке́сеф›, означает также «желание».
«Грудь» (сердце) человека исполнено страстей, желаний и стрем-
лений, и в свете этого понятно, почему Мидо-Персидское царство,
«грудь истукана»,— из серебра. Ненасытными желаниями все бо-
лее обширных благ и изощренных наслаждений были проникнуты
все чувства («грудь») и деяния («руки») персидских властителей,
исключая самых первых из них наиболее благочестивых (ср. Ис.
45, 1–4 с Есф. 1, 2–8; 2, 2–4).

Наконец, о «втором царстве» сказано, что оно תקום ‹таку́м›
«восстанет». Именно путем восстания мидо-персов и присоединив-
шихся к ним народов против власти Вавилонии последняя была
сокрушена и уступила место Мидо-Персидской империи.

…Продолжая описывать истукана, Даниил сказал:

…Чрево его и бедра его медные… (Дан. 2, 32)

Смысл этой части сна он изложил так:

…И еще третье царство, медное, которое будет владычество-
вать над всею землею. (Дан. 2, 39)

Третьей по счету среди всемирных империй стала империя
Александра Македонского, которая после его смерти разделилась
на четыре части (см. Дан. 7, 6; 8, 8). К «третьему царству» грам-
матически также относится глагол «восстанет», указывающий на
власть в результате военного триумфа (победоносное завершение
Александром Македонским греко-персидских войн).


                        

      – 36 –         
                                                                                                                     


Заметим, что слово אחרי ‹ахари́ «иное», «другое», «отлич-
ное» прилагается как ко второму, так и к третьему царствам.
В обоих случаях смена великих империй сопровождалась и сме-
ной культур, изменением их религиозно-идеологической подопле-
ки: мидо-персы были носителями совсем иной религии, чем вави-
лоняне, и несхожего с ними мировоззрения. То же, в неменьшей
степени, следует сказать о греках в сравнении с мидо-персами.

Греческое царство символизируется «чревом и бедрами» исту-
кана. Арамейское слово מעין ‹меа́йин›, соответствующее древнеев-
рейскому מעה ‹меэ́, означает «живот», «внутренности», «утроба».
Наряду с высокой философией, оставшейся привилегией отдель-
ных мыслителей, греческий народ сформировал наиболее материа-
листическое, в сравнении с предыдущими народами-властелина-
ми, мировоззрение. Так, например, в отличие от иранцев-зороаст-
рийцев, огромное значение придававших посмертному суду над
человеческой душой и ее определением на жизнь блаженную или
мучительную (рай и ад), греки были убеждены, что в загробном
царстве Аида обитают лишь «тени» слабые и жалкие подобия
бывших земных жителей, и, независимо от совершенных при
жизни дел, никто не может избежать этого скорбного, предназна-
ченного всем смертным удела. Правда, в более позднюю эпоху,
очевидно, под влиянием евреев, египтян и персов, греки стали по-
мещать души особенно прославившихся героев в более светлые
обители на «Елисейские поля»; отдельные любимцы богов
(например, Ганимед) даже получали бессмертие и возносились на
Олимп; в самом безрадостном Аиде, наконец, существовали особые
муки для некоторых тяжко провинившихся (Сизиф, Тантал).
Но все это относится к весьма немногим мифическим персонажам.
Для подавляющего же большинства «теней» единственным при-
станищем навеки оставалось безрадостное подземное царство. Весь
смысл, всю радость жизни греки (повторим: за исключением не-
многих философов и их адептов пифагорейцев, учеников Сокра-
та и Платона и т. п.) искали только и исключительно в земном
существовании. Немудрено поэтому, что их царство изображается
самыми, условно говоря, «материалистически окрашенными» час-
тями тела чревом и «бедрами»: арамейское ירכה ‹йарха́, «бед-
ро», и соответствующее ему древнееврейское ירך ‹йарэ́х› это, в эв-
фимистическом употреблении, обозначение детородных органов
(ср. Быт. 24, 2; 47, 29 в Синодальном переводе «стегно»; в обо-
их случаях речь идет о клятве обрезанием как знаком завета с Бо-
гом см. Быт. 17, 11). Именно гедонистическая жизнь, главная
                        

      – 37 –         
                                                                                                                     


цель которой гастрономические и сексуальные наслаждения,
оставалась уделом народа, лишенного надежды на справедливость
высших сил (греческие боги в целом безнравственны, их поступки
часто немотивированны), на награду за праведность…

Почему третье царство названо «медным»? Медь дешевле сереб-
ра: как мы сказали, с точки зрения своих общепринятых этиче-
ских учений, греки во многом уступали персам. Арамейское на-
звание меди נחש ‹нэха́ш›, как и древнееврейское נחשת
‹нэхошет›,
однозвучно слову נחש ‹наха́ш›, «змей». Учение злого духа,
библейского «змия» (Быт. 3, 1–5), нашло наиболее благоприятную
для себя почву в материалистической греческой идеологии, по-
скольку его призыв: «…вы будете как боги, знающие добро и зло»
(Быт. 3, 5) с радостью подхватывается теми, кто заботится лишь
об удобствах и наслаждениях земной жизни, кто обращает всякое
познание на одно лишь «угождение плоти». Именно под воздейст-
вием греческого мировоззрения возникло нечестивое стремление
греко-сирийского царя-селевкида Антиоха Епифана (II век до н. э.)
искоренить учение единобожия в Израиле, уничтожить источники
библейского вероучения и насильно обратить иудеев в язычество
(I Макк. 1, 44–61).

О третьем царстве сказано, что оно будет «владычествовать над
всею землею» (Дан. 2, 39). Хотя владения империи Александра
Македонского намного превзошли своей обширностью владения
персов (к его царству относились, к примеру, юг Европы, северо-
запад Индии и др.), однако о буквальном владычестве «над всею
землею» говорить все же не приходится. Пророчество, несомнен-
но, имеет в виду то огромное духовное влияние, которое эллини-
стическая цивилизация оказывала впоследствии на весь мир в те-
чение тысяч лет вплоть до наших дней. Приведем известное вы-
сказывание на этот счет профессора Тюбингенского университета
Рюмвлина: «Все лучшее и важнейшее, чем может гордиться наша
просвещенная современность, есть не более как наследие трех на-
родов Древнего мира евреев, греков и римлян».

…Продолжая описание сна об истукане, Даниил повествует:

…Голени его железные… (Дан. 2, 33)

Объясняя значение этой части видения, он говорит:

А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как же-
лезо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно все-
сокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать.
(Дан. 2, 40)


                        

      – 38 –         
                                                                                                                     


Четвертое царство Рим. Об этом царстве говорится, что оно
תהוא ‹таhэвэ́ «воссуществует», «будет», а не «восстанет». Могу-
щество Римской империи сложилось постепенно, путем не только
завоеваний, но и многочисленных политических интриг, и не бы-
ло связано с прямым низвержением предыдущего, «третьего»,
царства греческого, которое к тому времени давно раскололось
на ряд эллинистических государств. Рим представлен двумя голе-
нями истукана: культурно-экономические различия между Запа-
дом и Востоком империи привели в конце IV века н. э. к ее разде-
лению на Восточную, со столицей в Византии, и Западную, воз-
главляемую собственно Римом. В дальнейшем религиозно-истори-
ческие пути этих двух «голеней» Рима окончательно разошлись:
в Западной империи восторжествовал католицизм под властью
римских пап, в Восточной греческое православие (впоследствии,
начиная с VII века н. э., огромные ее части были отторгнуты ис-
ламом).                   

«Голень» по-арамейски שק ‹шак›, по-древнееврейски שוק
‹шок›. На обоих языках это слово является однокоренным с נשק
‹наша́к› «управляться», «вооружаться», «объединяться». В Пс.
146, 10 это слово употреблено по отношению к пехоте (в сопостав-
лении с конницей). Именно знаменитые римские пехотинцы-легио-
неры создали своими завоевательными походами могущество Ри-
ма, доставили ему всемирную славу (видимо, недаром сам Апен-
нинский полуостров имеет форму сапога). Также и другие зна-
чения упомянутого глагола полностью воплотились в истории Ри-
ма: он обладал могучей, просуществовавшей более восьми веков
системой управления, во многом унаследованной позднейшими ев-
ропейскими (и не только) государствами («управляться»); образцо-
вой, сильнейшей в мире армией («вооружаться»); унифицирован-
ными по всей империи идеологией, языком, экономикой, бытом
и обычаями («объединяться»).

Четвертое царство «железное». Недаром римские легионы,
закованные в железо, получили прозвание «железных легионов».
И «железная воля» Рима заставляла все покоренные народы века-
ми преклоняться перед властью победителей. Арамейское слово פרזל
‹парзэ́ль›, соответствующее древнееврейскому ברזל ‹барзэ́ль›
«железо» (вероятно, отсюда название прочного металлического
сплава «бронза»), восходит к корню ברז ‹бара́з› или פרז ‹пара́з›
«пронзать», «колоть», а также «разрешать [тяжбы]», «разделять».
Решительные поражения, наносимые римлянами своим противни-
кам в боях (часто молниеносных), сочетались с любовью к закон-
                        

      – 39 –         
                                                                                                                     


ности и порядку («разрешение тяжб»), которая породила римскую
юриспруденцию, получившую мировое признание и способствовав-
шую формированию позднейшего законодательства многих стран.
Уже иудейский властитель Иуда Маккавей (II век до н. э.) обра-
тился к римлянам за помощью против врагов греко-сирийцев,
и это обращение обсуждалось в римском Сенате (I Макк. 8, 1–18).

Итак, четвертое царство «будет крепко, как железо». Слово
תקיפה ‹такифа́ означает «сильный», «могущественный», «настой-
чивый», а также «ожесточенный». Помимо поистине несокруши-
мой военной силы и железной власти, отличавших Рим от преды-
дущих царств, немалому числу его правителей-императоров, как
и многим исполнителям их воли «на местах» в покоренных
странах, была свойственна особо изощренная жестокость. Вспом-
ним императоров-садистов (Калигула, Нерон и др.), вспомним
озлобленность и жестокость по отношению к населению Иудеи та-
ких прокураторов, как Пилат, Феликс и Флор. Многие наиболее
мучительные пытки и казни широко распространились именно
в римскую эпоху (самая известная распятие)…

«…Ибо, как железо разбивает и раздробляет все…» здесь
употреблены формы арамейских глаголов דוק ‹дук›, «измель-
чать(ся)», и חשל ‹хаша́ль›, «раздроблять».

«…Так и оно… будет раздроблять». Основой политики Рима по
отношению к завоеванным странам и народам было их «измельче-
ние», «раздробление» на части и области, назначение для каждой
вновь образованной административной единицы своих правителей.
Так, земля Израилева при римском правлении была разделена на
отдельные небольшие области: Иудею, Самарию, Галилею, Заиор-
данье, Десятиградие, Перею, Итурею, Идумею и др.

Еще одно свойство железа, здесь упоминаемое: железо действу-
ет по глаголу מרעע ‹мэраа́ «сокрушает», «портит», «причиняет
зло», «наносит вред», «уничтожает». Именно так поступала Рим-
ская империя со всеми, кто желал хоть в малой степени сохра-
нить независимость от нее духовную, политическую или эконо-
мическую.                 

Вспомним о том сокрушительном ударе, который Рим нанес
Иудее в 70 году н. э., разрушив Иерусалим, о жесточайшем по-
давлении восстания Бар-Кохбы в 135 году н. э., а также о много-
численных попытках цезарей I начала IV веков бесчеловечными
способами уничтожить христианство, бросая верующих на съеде-
ние диким зверям или сжигая их заживо…


                        

      – 40 –         
                                                                                                                     


…Ноги его частью железные, частью глиняные. (Дан. 2, 33)

Далее Даниил переходит к подробностям и объяснениям:

А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины гор-
шечной, а частью из железа, то будет царство разделен-
ное… (Дан. 2, 41)

После официально провозглашенного в IV веке императором
Константином (объявившим христианство сначала разрешенной,
а потом и официальной религией Рима) разделения империи на
Западную и Восточную началась история «двух ног» истукана, пред-
сказанная Даниилом. Она привела к разделению «ног» на «десять
пальцев, по пяти на каждой», т. е. к образованию в Европе и Азии
отдельных обособленных частей бывшей Римской империи. Их ис-
тория длится по сей день. Действительно, Западная империя гео-
графически и исторически разделялась на пять основных частей
(«пальцев»): это собственно Апеннинский полуостров (Италия),
Германия, Галлия (Франция), Иберия (Испания и Португалия)
и Британия. Точно так же и Восточная империя включала в себя
пять составляющих: Грецию с Малой Азией, Сирию со Святой
землей, Месопотамию, Египет и Берберию (средиземноморское по-
бережье Северной Африки бывшие владения Карфагена).

За многие века, прошедшие после разделения Римской импе-
рии на две части и последующего дробления этих частей на
«пальцы», а последних на отдельные национальные государства
(в результате нашествий варваров, завоевательных походов исла-
ма, крестовых походов, локальных и мировых войн и т. п.), было
несколько попыток воссоздания, в том или ином виде, Римской
империи. Временно возникали такие масштабные «подражания»
ей, как Священная Римская империя, империя Наполеона, «Тре-
тий рейх» и др. Но все эти попытки заканчивались ничем, как
и было предречено Даниилом относительно «пальцев» истукана:

…Они смешаются через семя человеческое, но не сольются
одно с другим… (Дан. 2, 43)

Все усилия человеческие, даже предпринимаемые самыми мо-
гущественными и одаренными правителями,— ничто в сравнении
с волей Божьей, и никогда ни в коей мере не могут ей противо-
стоять:                   


                        

      – 41 –         
                                                                                                                     


Он обращает князей в ничто, делает чем-то пустым судей
земли.
     Едва они посажены, едва посеяны, едва укоренился в зем-
ле ствол их, и как только Он дохнул на них, они высохли,
и вихрь унес их, как солому. (Ис. 40, 23–24)

А предсказание о том, что упомянутые части «раздробленного
царства» (Дан. 2, 41) «смешаются через семя человеческое, но не
сольются» исполнилось следующим образом. Почти всеобщее эт-
ническое смешение со времен Древнего Рима и до наших дней
происходило и происходит на всей территории «десяти пальцев»
истукана, о чем и написано: «…смешаются через семя человечес-
кое…» И, однако, названные области не объединялись на сколько-
нибудь долгий исторический срок, соизмеримый с длительностью
существования любого из первых «четырех царств» «головы»,
«груди», «чрева» и «голеней» истукана: они, как и предречено,
друг с другом «не сливаются».

В чем же, по свидетельству пророка, причина невозможности
их слияния и нового воссоздания «четвертого царства» Римской
империи? А в самом составе «пальцев»: ведь они «частью желез-
ные, частью глиняные» (Дан. 2, 33). Железо здесь, как объяснено
выше, означает военно-политическую мощь Рима, подавлявшего
любые сепаратистско-национальные движения и все народы «стриг-
шего под одну гребенку». Что же в таком случае символизирует
«глина»? Она упоминается в нескольких стихах (33–35, 41–43, 45),
из которых целых три (ст. 41–43) специально посвящены описа-
нию «разделенного» царства «частью крепкого, частью хрупко-
го» (ст. 38 и 40). Заметим в связи с этим, что о Вавилоне говорит-
ся значительно лаконичнее, а предсказания об остальных двух
царствах, Персии и Греции, вместились в один-единственный стих
(ст. 39). Почему же «разделенному» царству уделено столько
места? Если мы сравним между собой хронологические периоды
существования всех упомянутых царств, то ясно увидим: первые
четыре царства от Вавилонии до Римской империи даже в со-
вокупности своей не просуществовали срока, отведенного «раз-
деленному» царству. От Навуходоносора (VI век до н. э.) до разделе-
ния Римской империи (395 год н. э.) прошло около 900 лет, в то
время как с IV века н. э. до наших дней около 1700 лет! Это
одна из главных причин столь детального описания «разделенного
царства».                 

Вернемся же к вопросу: что означает «глина»? Интересно, что
в арамейском оригинале во всех перечисленных выше стихах упо-
                        

      – 42 –         
                                                                                                                     


требляется слово חסף ‹хаса́ф› «глиняный черепок», т. е. глина
затвердевшая; а в стихах 1 и 43 сказано: חסף טינא ‹хаса́ф тина́
«осколок [сосуда из] глины». Имеется в виду, таким образом, что
черепки или осколки чего-то, составлявшего некогда единое це-
лое, смешались с железом и составили ступни истукана.

Из «глины», согласно древнейшим преданиям Востока, были
сотворены первые люди. Тело Адама, согласно Быт. 2, 7, было
создано Богом из עפר מן־האדמה ‹афа́р мин hа-адама́ «частиц
[красной] земли», т. е. «глины» (символизирующей земной, мате-
риальный субстрат как таковой в совокупности его «частиц» мо-
лекул). Телесный состав человека часто уподобляется в Писании
глине:                    

…Господи, Ты Отец наш; мы глина, а Ты образователь
наш… (Ис. 64, 8)

В приведенном стихе Господь именуется двояко: Отцом по от-
ношению к духу человеческому, от Него «рожденному» (ср. Быт.
2, 7; Евр. 12, 9 «Отец духов»); и «Образователем» по отноше-
нию к телу («глине»; ср. также Ис. 29, 16; 45, 9; Иер. 18, 6; Иов.
10, 9 и др.).             

Поэтому в пророчестве Даниила под «глиной» подразумевает-
ся начало личное, индивидуально-человеческое, противоположное
обезличивающему «железу» государственной тирании Рима.

Эта символическая «глина» составляла некогда («в Адаме»
I Кор. 15, 22 и 49) единство, но раскололась на отдельные нацио-
нальные «личности» «глиняные черепки», которые, войдя в сме-
шение с общеримским «железом» (сохранившейся государственной
идеей, юриспруденцией, воспоминаниями об общем историческом
прошлом и т. п.), оказались включенными в состав «пальцев исту-
кана». Итак, «железный монолит» его голеней ослаблен в пальцах
сильной примесью чисто человеческого, индивидуально-личност-
ного начала, склоняющего нации и государства к сепаратизму. От-
куда же взялась эта «глиняная составляющая», чему обязана она
своим существованием? Без всякого сомнения в первую очередь
христианской этике, подчеркивающей ценность человеческой лич-
ности, ее индивидуальную ответственность перед судом Божьим.
Это нравственное учение противостоит тираническому принужде-
нию, рабовладельческой морали и коллективной ответственности,
культивируемым «римской составляющей» того самого «разделен-
ного царства», которое дожило до наших дней.


                        

      – 43 –         
                                                                                                                     


Обратим внимание на то, что хотя «осколки глиняного сосуда»
это застывшие, в духовном смысле «безжизненные», черепки, их
«глиняная», т. е. выпестованная христианским самосознанием ин-
дивидуально-человеческая, внутренняя, природа никак не может
«слиться», примириться с антигуманной сущностью «железной
империи» (хотя попыток принудить «глину» к «растворению»
в «железе» было предостаточно: ярчайший тому пример «Третий
рейх» как чудовищный эксперимент по воссозданию Римской им-
перии путем тотальной дегуманизации всех социальных воззрений
и институтов). Подчеркнем также, что и исламской этике, наряду
с христианской (мы имеем в виду, конечно, гуманистическое на-
правление в развитии мусульманской мысли), принадлежит почет-
ная роль в пробуждении самосознания огромной части населения
бывшей Римской империи (главным образом Восточной), в форми-
ровании обостренно ответственного взгляда человека (и целых на-
ций) на свое земное предназначение. Не случайно арамейское сло-
во חספא ‹хаспа́, «глина», созвучно глаголу חוס ‹хус› «щадить»,
«жалеть», «проявлять милосердие».

Вот почему это «неслиянное царство» «частью крепкое,
частью хрупкое» (Дан. 2, 42). О слове תקיף ‹таки́ф›, «сильный»
и «жестокий», применительно к Риму мы уже говорили. Антоним
к этому слову תביר ‹тэви́р›, что означает «ломкий», «хрупкий»,
«непрочный». Непреклонность и решительность, жестокость и го-
товность ко всем видам насилия, свойственные римлянам, соседст-
вуют у народов, проникнутых началами христианской нравствен-
ности, с нежеланием вести себя агрессивно, со стремлением
к мирному жизнеустройству. Свойство же глиняных черепков раз-
биваться при столкновении с железом на мелкие кусочки отража-
ется в последующем разделении европейских, ближневосточных
и североафриканских стран на еще меньшие составляющие в ре-
зультате взаимных войн (которые, казалось бы, должны были
приводить к противоположному результату единению).

В стихе 41 упоминается «глина горшечная» חסף די־פחר
‹хаса́ф ди-фаха́р›. Буквально это выражение означает «глина гор-
шечника» (פחר ‹пэха́р› «горшечник»). «Горшечником», по отно-
шению к «сосудам глиняным» созданным Им людям, в Писании
именуется Сам Бог (Ис. 29, 16; 45, 9; Иер. 18, 6). В каком же
смысле индивидуально-совестливая, подлинно человеческая духов-
ная составляющая «разделенного царства» (символическая «гли-
на») может быть приписана непосредственно Творцу «Горшечни-
ку»? Да в самом прямом: ведь по Его воле произошло распростра-
                        

      – 44 –         
                                                                                                                     


нение христианства и ислама как духовных сил, инспирировавших
«пробуждение человечности» в железном строе бывших римских
владений. Другое дело, что «глина» человечности существует в со-
временных обществах в застывшем и расколотом виде в образе
«глиняных черепков», будучи лишена и животворного воздей-
ствия Духа Божьего, и необходимого единства. Посему царство
и именуется פליגה ‹фэлига́ «разделенным» или «разделяю-
щим». Разделены не только «железо» имперского сознания с «гли-
ной» самосознания религиозно-гуманистического, но и отдельные
«глиняные черепки», которым до наступления Царства Божьего
не дано вновь сложиться в единый «сосуд» сообщество, утверж-
денное на истинной, всеобщей религии. Кроме того, и сами вновь
образуемые нации и создаваемые ими государства все время пыта-
ются произвести «разделение», разграничение между областями
веры и знания, религии и политики, требованиями личной мора-
ли и государственными интересами и т. п., что особенно ярко про-
является со времен Ренессанса и Реформации до наших дней.

…И вот, завершая изложение сна, Даниил снова говорит царю
об истукане в целом:

Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без со-
действия рук… (Дан. 2, 34)

Само выражение «Ты видел его, доколе…» весьма знаменатель-
но: истукан, конечно, был виден царю и далее, до самого его
сокрушения (ст. 35 и 45); и, однако, внимание Навуходоносора
переключилось с истукана на летящий камень с самого первого
момента «отрыва», отделения камня от горы. До этого созерцаем
был только истукан.

Что же скрывается за образом этого «камня», какой историче-
ской реальности он соответствует? Это важнейший вопрос! Ведь
«камень» призван стать новым, всемирным и вечным царством,
уничтожившим и заменившим все прежние, иначе говоря новым
способом жизни человечества на земле:

…А камень, разбивший истукана, сделался великою горою
и наполнил всю землю. (Дан. 2, 35)

К разгадке этого образа нас отчасти подводит само обозначение
камня, общее для древнееврейского и арамейского языков (здесь
мы имеем в виду тот диалект арамейского, который использован
                        

      – 45 –         
                                                                                                                     


в Книге Даниила): אבן ‹э́вен› удивительным образом сочетает в се-
бе אב ‹ав› «отец» и בן ‹бен› «сын». Общей у обоих слов здесь
является буква ב ‹бэйт› «одна на двоих», причем בית ‹ба́йит›
означает «дом». Отец с сыном обитают в одном доме такое мис-
тическое «сообщение» содержит в себе простое, на первый взгляд,
слово אבן ‹э́вен›… Но ведь это и есть духовная цель всей мировой
истории: «обитание» Отца Небесного с Его сыном человеком
(в собирательном смысле, т. е. с человечеством) в едином «доме»,
воссоединение с Его детьми, восстановление также и единства са-
мих детей, нарушенного первородным грехом! Недаром при описа-
нии конца истории автор Откровения Иоанна слышит «громкий
голос с неба», описывающий «новый Иерусалим»:

…Се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними;
они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.
     И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет
уже… (Откр. 21, 3–4)

Именно этот «камень», אבן ‹э́вен›, т. е. единение Отца Небесно-
го с Его детьми, отвергали все тираны, все земные империи «ца-
ри и царства их». Но, отвергнутый ими, этот «камень» в «конце
дней» сам разрушит воздвигнутого ими «истукана» мировой исто-
рии и станет «краеугольным» в Божьем Царстве:

Камень, который отвергли строители, соделался главою угла:
     Это от Господа, и есть дивно в очах наших.
     Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся
в оный! (Пс. 117, 22–24)

В тот день, когда «камень» единения Бога с людьми, представ-
ленный словом Божьим, т. е. Его Законом, ляжет «во главу угла»
вновь возводимого духовного Храма, на земле воцарятся истинная
радость и веселие…

Обличая недостойных руководителей иудейского народа своего
времени, Иисус Христос противопоставил их правлению будущее
Царство Божье, символизируемое «камнем, отвергнутым строителя-
ми» (т. е. отброшенным именно теми, кто считал себя призван-
ными созидать на земле Царство Божье):

Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании:
камень, который отвергли строители, тот самый сделался
главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?


                        

      – 46 –         
                                                                                                                     


     Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Бо-
жие и дано будет народу, приносящему плоды его… (Матф.
21, 42–43)

Подчеркнем, что слова Иисуса «…отнимется от вас Царство
Божие…» относятся именно к начальникам того времени перво-
священникам и фарисейским учителям, о которых и сказано:
«…поняли, что он о них говорит…» (Матф. 21, 45), а не к народу
Израиля. Напротив того, именно народу и будет дано Царство Бо-
жие: «…народу, приносящему плоды его…» (ср. далее: «…стара-
лись схватить его, но побоялись народа…» Матф. 21, 46).

Итак, «камень» означает Царство Божье, которое придет на
смену бесчеловечным земным царствам,— Царство любви и благо-
дати, основанное на единении Отца Небесного с Его сыном че-
ловеком. О «камне» этом сказано, что он «оторвался от горы без
содействия рук» (Дан. 2, 34). Слов «от горы» в оригинале нет, но
в переводе они правомерно заимствованы из стиха 45 (מתורא
‹митура›
«от горы», «с горы») для ясности изложения. Какая же
гора имеется в виду? Ведь и самому «камню» предназначено «сде-
латься великою горою и наполнить всю землю» (ст. 35). Из этого
следует, что первоначальная «гора» всю землю не наполняла:
слишком много места занимал истукан, и лишь после его сокру-
шения (ст. 35) «камень» стал «великою горою» לטור רב
‹ле-тур рав›,
в то время как «оторвался» он просто «от горы».

О «горе Господней», в связи с «последними днями» земной ис-
тории, есть такое пророчество у Исаии:

И будет в последние дни: гора дома Господня будет постав-
лена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней
все народы.
     И пойдут многие народы, и скажут: придите, и взойдем на
гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас
Своим путям, и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона
выйдет Закон, и слово Господне из Иерусалима. (Ис. 2, 2–3)

Именно Закон Господень Тора, «выходящая» из Иерусалима,
с Храмовой горы, в виде «слова Господня», т. е. проповеди истин-
ного пути для всего человечества, и уподобляется духовному крае-
угольному «камню» нового всечеловеческого строения, основанно-
го на воссоединении людей с их Небесным Отцом. Этот «камень»,
слово Господне, и ранее пребывал на «горе́ дома Господня» («ото-
рвался от горы» Дан. 2, 34), призван же он разбить «истукана»
                        

      – 47 –         
                                                                                                                     


безбожные и антигуманные основы человеческих сообществ
и «наполнить всю землю» (Дан. 2, 35).

Чем же конкретно должна быть «наполнена земля» в «послед-
ние дни»? —               

Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо
земля будет наполнена ведением Господа, как воды напол-
няют море. (Ис. 11, 9)

Таким образом, становясь «великою горою», «камень» напол-
няет всю землю «ведением [דעה ‹дэа́] Господа».

Как мы помним, глагол ידע ‹йада́ означает не только интел-
лектуальное познание, но и мистическое соединение (Быт. 4, 1).
Поэтому «ведение Господа» есть теснейшее с Ним единение чело-
веческого духа; а ведь такая идея, как мы видели, и заключена
таинственным образом в самом слове אבן ‹э́вен›.

Пророчество Исаии недвусмысленно называет всю землю «свя-
той горой Господней» (Ис. 11, 9) после того, как она наполнится
«ведением Господа». И это точно соответствует предсказанному
Даниилом: «камень» познания Господа, «оторвавшись» от уже су-
ществующей «горы Господней» Храмовой горы в Иерусалиме,
разбив «истукана» богоотрицания и несправедливого общественно-
го устройства, сам становится «великой горой», распространяя не-
ким таинственным образом святость горы Господней на всю зем-
лю. Происходит это «без содействия рук» (Дан. 2, 34). «Руки»
символически означают дела. «Руками» совершаются земные по-
беды, покоряются страны и народы, вообще вершатся дела челове-
ческие (ср. Ис. 10, ст. 10, 13, 14; Еккл. 2, 11). Следовательно,
выражение «без содействия рук» (буквально די־לא בידין
‹ди-ла видайин›
«не руками») означает «не материальным путем», «не
физическими усилиями». Если же не физическими, то, стало
быть, духовными и действительно предсказано, что Царство Бо-
жье наступит не сразу и придет путем чисто духовным как не
подвластное законам вещества, пространства и времени:

…Не придет Царствие Божие приметным образом,
     И не скажут: вот оно здесь, или: вот там. Ибо вот Царст-
вие Божие внутрь вас есть. (Лук. 17, 20–21)

Согласно букве и духу пророчества Даниила, наступление окон-
чательного торжества Царства Божьего над неразумием и жесто-
костью человеческих царств зависит от принятия этого Царства
                        

      – 48 –         
                                                                                                                     


все большим числом людей «внутрь себя» и соотносится с уст-
ройством ими того внутреннего Дома (בית ‹ба́йит›, что означает
также и «Храм» II Цар. 7, ст. 5, 7, 13), в котором Отец, Созда-
тель, и Его сын, человек, обитают совместно, образуя таинствен-
ный אבן ‹э́вен› «камень» Божественной жизни:

…Ибо вы Храм Бога живого, как сказал Бог: вселюсь в них
и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим
народом. (II Кор. 6, 16)

Тогда-то и исполнится пророчество Иеремии о единении всех
народов «в Иерусалиме» (вспомним, что вся земля станет, в неко-
тором роде, подобием «святой горы» по святости):

В то время назовут Иерусалим престолом Господа; и все
народы ради имени Господа соберутся в Иерусалим и не
будут более поступать по упорству злого сердца своего.
(Иер. 3, 17)

Интересно также предречение Даниила о том, что камень дол-
жен «оторваться» от горы (Дан. 2, 34). Здесь употреблен арамей-
ский глагол גזר ‹гэза́р› «срывать(ся)», но также и «разрезывать»,
«разрешать». «Камень», разрушая «истукана», одновременно при-
зван «разрешить» многовековые проблемы истинного и праведного
устройства общечеловеческой жизни возвращая ее к первоосно-
вам бытия, т. е. к Богу и Его слову. Однако здесь содержится
и еще некий смысл, притом весьма важный и глубокий. «Отрыв
камня» знаменует некое временное отделение того Слова, Учения,
которое призвано покорить все народы вере в Создателя и Его воле
(Римл. 1, 5), от своей первоосновы «горы Господней». Но само
отделение («отрыв») совершается лишь с тем, чтобы впоследствии
к «святой горе Господней» приобщилась вся земля, отчасти вос-
приняв ее святость! А ведь именно это и произошло с первона-
чальным христианством: «оторвавшись» от своих истоков кров-
ной связи с иудейством, оно стало самой влиятельной духовной
силой для активнейшей части человечества на протяжении двух ты-
сячелетий. Цель же нравственного влияния христианства на наро-
ды как раз и состоит в распространении на них «святости горы
Господней» и в возвращении их к Источнику жизни к единому
Богу и к даруемому Им свету духовного познания:

…Ибо у Тебя источник жизни; во свете Твоем мы видим свет.
(Пс. 35, 10)


                        

      – 49 –         
                                                                                                                     


И только в Царстве Божьем, которое наступит после крушения
злых начал тиранической государственности, воплощенных в «ис-
тукане», сбудется пророчество о соединении всех народов в едино-
душном служении Всевышнему о даровании, вернее, возвраще-
нии им общего «чистого языка» (ср. Быт. 11, 1):

Тогда опять Я дам народам уста чистые, чтобы все призыва-
ли имя Господа и служили Ему единодушно. (Соф. 3, 9)

После каких же событий должно сбыться приведенное пророче-
ство Софонии? О чем говорится непосредственно перед ним?—

Итак, ждите Меня, говорит Господь, до того дня, когда Я вос-
стану для опустошения, ибо Мною определено собрать на-
роды, созвать царства, чтобы излить на них негодование
Мое, всю ярость гнева Моего; ибо огнем ревности Моей
пожрана будет вся земля. (Соф. 3, 8)

Крушение нечестивых, вызывающих гнев Божий, земных царств
предшествует здесь утверждению Царства Божьего.

Такова же последовательность событий и в пророчестве Дании-
ла: превращение «камня» в «великую гору» следует за ударом
«камня» в истукана, символизирующего нечестие мирового жиз-
неустроения. Камень

…Ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и раз-
бил их. (Дан. 2, 34)

Этими словами определяется и время описанного события: оно
произойдет при завершении срока жизни «разделенного царства»,
обозначенного пальцами ног истукана. Именно на это «царство»
на области-наследницы Римской империи и придется «удар кам-
ня». Синодальному «ударять» в оригинале соответствует арамей-
ское מחא ‹мэха́ «поражать», «толкать». «Сталкивая» прежние
царства, основанные на ложных учениях, с мировой арены, «по-
ражая» их словом истины, «камень» расчищает на земле место
для Царства Божьего. В то же время родственный древнееврей-
ский глагол מחה ‹маха́ значит «стирать», «изглаживать». Для
удаления человеконенавистнических режимов и всей неправды со-
циальной жизни требуется прежде всего «стереть» из сознания
людей ложные принципы и воззрения, не согласные с Божествен-
ной истиной, и заменить их Учением Творца Его Торой и Еван-
гелием:                   


                        

      – 50 –         
                                                                                                                     


Ибо вот тот камень… вот Я вырежу на нем начертания его,
говорит Господь воинств, и изглажу грех земли сей в один
день. (Зах. 3, 9)

Камень в видении Навуходоносора «разбил» ступни ног истука-
на. По-арамейски דקק ‹дэка́к› «раздроблять». Речь идет о разру-
шении той связи, которая оставалась между частями «разделенно-
го царства» и позволяла им поддерживать друг друга, а вместе
с тем и сохранять весь строй безбожно-бесчеловечной жизни, во-
площенный в истукане как целом. Ибо все «наработки» господства
и подчинения, угнетения и жестокости, ограбления большинства
меньшинством и т. п., унаследованные «разделенным царством»
от своих предшественников, позволяют поддерживать существова-
ние самого «истукана»; и как бы до сего дня живы в своих духов-
ных потомках и Вавилон, и Персия, и Греция, и Рим (разумеется,
речь идет здесь не о культурных и научных достижениях этих
держав, а о наихудших проявлениях их деспотизма и насилия над
народами).                

Вот почему с крушением «пальцев на ногах» распадается и весь
истукан:                  

Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, сереб-
ро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер
унес их, и следа не осталось от них… (Дан. 2, 35)

Очевидно, важна и последовательность разрушения истукана,
обратная его первоначальному описанию (Дан. 2, 32–33).

Наиболее глубоко укоренившееся в менталитете, эмоциях и тра-
дициях народов древнейшее наследие Вавилонии, восходящее еще
к эпохе разделения этносов при возведении Вавилонской башни
(Быт. 11, 1–9), разрушается в последнюю очередь; а явления наи-
более «молодые», с точки зрения исторического процесса, изжива-
ются быстрее других. Однако все эти традиции попрания человека
на земле постигнет, в конечном счете, единая участь «ветер унес
их». Слово «ветер» арамейское רוחא ‹руха́, древнееврейское רוח
‹ру́ах› означает также и «дух». Именно духовное пробуждение
человечества, направляемое Духом Божьим, приведет к падению
бесчеловечной системы управления «миром сим» символическо-
го «истукана». И в других пророчествах Писания говорится имен-
но о необходимости духовной, а не материальной, победы над си-
лами зла. Например, о Мессии предсказано:


                        

      – 51 –         
                                                                                                                     


Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев зем-
ли решать по истине; и жезлом уст своих поразит землю,
и духом [רוח ‹ру́ах›] уст своих убьет нечестивого. (Ис. 11, 4)

Под «нечестивым», приговор которому вынесут «уста» Мессии,
подразумевается, конечно, нечестие как таковое, т. е. весь строй
беззаконных общественных отношений. Из приведенного пророче-
ства ясно следует, что все деяния Мессии после его воцарения на
земле будут иметь духовный характер, воплощаясь в суде, разре-
шении тяжб угнетенных и т. п. Именно «духом уст», т. е. словом,
будут разрушены основы прежней антигуманной системы общест-
венной жизни.             

То же относится и к пророчествам Михея и Исаии о «послед-
них днях»: именно слово Господне, проповедь Его Закона, побудит
народы изменить коренным образом свою жизнь и способствовать
построению на земле Царства Божьего (ср. Мих. 4, 1–4):

…Ибо от Сиона выйдет Закон [תורה ‹Тора́], и слово Господ-
не из Иерусалима.
     И будет Он [т. е. Сам Господь Бог] судить народы, и обли-
чит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья
свои на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не бу-
дут более учиться воевать. (Ис. 2, 3–4)

И здесь также предсказано, что причиной великих перемен
в жизни человечества послужит слово Господне, явленное в Его
Законе (Торе), которое и побудит народы перейти к противопо-
ложному, т. е. праведному, образу жизни, «судя и обличая» их
созревшую для нравственного воздействия совесть.

И даже в Откровении Иоанна, где, на первый взгляд, описыва-
ются великие «физические» битвы последних дней («Армагед-
дон»), на самом деле, в лучших традициях библейской образно-
сти, иносказательно говорится о победе духовной торжестве Сло-
ва Божьего:               

И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на
нем называется Верный и Истинный, который праведно судит
и воинствует.
     ‹…›
     …Имя Ему: «Слово Божие».
     ‹…›
     Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать на-
роды… (Откр. 19, 11–15)


                        

      – 52 –         
                                                                                                                     


Обратим особое внимание на то, что уже само имя всадника,
сидящего на белом коне,— Слово Божье переводит все описан-
ные здесь события на духовный план. Победы совершаются по-
средством слова, а не физического воздействия; «Верный и Истин-
ный» это также «имена» (т. е. эпитеты), прилагаемые наилуч-
шим образом к слову Господню как пророчески верному (всегда
исполняющемуся) и содержащему истинное учение жизни. Даже
и «меч» всадника «исходит из уст Его» (ср. Ис. 11, 4 «духом
уст [т. е. судом, приговором] убьет нечестивого»). Всадник «судит
и воинствует»: его «воинская» доблесть состоит в «суде», т. е. вы-
несении приговора злу и беззаконию.

Понимание этого и подобных ему мест в Откровении Иоанна
в буквально-физическом смысле (что возможно лишь при игнори-
ровании общего фона библейской образности, на котором и воз-
никли пророческие Писания) неоднократно приводило к ожида-
нию в «конце дней» ужаснейшей всемирной войны, заключитель-
ной кровавой бойни (которая и получила название «Армагеддон»:
ср. Откр. 16, 16 грецизированная форма древнееврейского слово-
сочетания «гора Мегиддо»). На самом же деле, во всех местах, где
многим хотелось бы видеть свидетельство об «опустошительном
истреблении», говорится о великих духовных победах Слова Божь-
его над прежней системой вещей точно так же, как и в пророче-
стве о «ветре» (духе) Книги Даниила: именно רוחא ‹руха́ унес
«железо, глину, медь, серебро и золото» символы прежних тира-
ний, «и следа не осталось от них» (Дан. 2, 35).

 О перечисленных металлах и глине сказано, что они «сдела-
лись как прах на летних гумнах» (Дан. 2, 35). Это выражение
כעור מן־אדרי קיט ‹кэ-ур мин-идре́й ка́йит› буквально переводит-
ся с арамейского так: «подобно мякине с летних гумен». На гумне
мякина отвеивается и разносится ветром (ср. Матф. 3, 12), после
чего остается чистое зерно. Но что же сохранилось «на гумне»
всемирной истории после того, как «ветер» (дух) унес составляю-
щие части «истукана», уподобившиеся мякине (шелухе, кожице
зерен)? Ничего не сохранилось: «…и следа не осталось от них…»
(Дан. 2, 35). Получается, что абсолютно ничего из созданного,
приобретенного, «наработанного» всемирными тираниями от Ва-
вилона до наших дней в вопросах устройства общественной жиз-
ни не может быть использовано для Царства Божьего; все это об-
речено на исчезновение, и возводить Царство необходимо с того
самого начала Слова Божьего, о котором сказано:


                        

      – 53 –         
                                                                                                                     


В начале было Слово, и Слово было у Бога… (Иоан. 1, 1)

Начинать надо с великого духовного импульса, заключенного
в Писании и по самой своей сути не совместимого со всеми
ухищрениями человеческой хищности и алчности:

…Не можете служить Богу и маммоне. (Матф. 6, 24)

И вот, завершая перед царем толкование сна, Даниил описыва-
ет свойства того Царства, которое воздвигнет не человек, но Сам
Бог посредством посылаемого Им человечеству через Слово ду-
ховного импульса:

И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, кото-
рое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано
другому народу… (Дан. 2, 44)

В отличие от второго и третьего царств (Персии и Греции),
о каждом из которых сказано: תקום ‹тэку́м› «восстанет» (т. е. на-
сильственно свергнет гнет предыдущей империи для своего утверж-
дения), о последнем и вечном Царстве говорится, что его «восста-
вит», «создаст», «приведет к бытию» Бог (יקים אלה
‹йеким Элаh)!
Вот почему как происходящее из вечного Источника, оно
и само во веки «не разрушится», буквально не «повредится»
(здесь употреблен глагол חבל ‹хава́ль› «повреждаться»). Утверж-
денное на высшей истине Закона Божьего, а не на превратных
мнениях, воззрениях и постановлениях человеческих, и само это
Царство, как и его основание вечное Слово, пребудет невреди-
мым и совершенным:

Закон Господа совершен, укрепляет душу…
     ‹…›
     Страх Господень чист, пребывает вовек…
     ‹…›
     …И раб Твой охраняется ими… (Пс. 18, 8–12)

Подобно праведнику, охраняемому и спасаемому соблюдением
воли Божьей, и все человечество, признав руководство своего Со-
здателя, будет охраняемо и спасаемо вовеки…

Использованный в Дан. 2, 44 глагол ספה ‹сафа́ означает
«оканчивать», «приводить к концу» (в Синодальном переводе
«разрушит»); ему соответствует древнееврейское סוף ‹соф› «ко-
нец», «завершение». Исчерпав все возможности земного самоуст-
                        

      – 54 –         
                                                                                                                     


роения, человечество «покончит» наконец с этой идеей и обратит-
ся к слову Божьему как незыблемой основе «краеугольному
камню» своего бытия.

Завершив толкование сна, Даниил вновь прославляет перед На-
вуходоносором единого Бога, именуя Его אלה רב ‹Эла́h рав› «Бо-
гом великим»:             

…Великий Бог дал знать царю, что будет после сего. И верен
этот сон, и точно истолкование его! (Дан. 2, 45)

В верности передачи Даниилом всех подробностей царского сна
Навуходоносор смог убедиться лично: конечно, он припоминал, по
ходу рассказа пророка, детали своего сновидения. Что же касается
истолкования сна, то оно, по определению самого Даниила, מהימן
‹мэhейма́н› «твердо», «верно», «совершенно истинно». Со дней
Даниила минуло уже около 2600 лет, и за это время пророчество,
во всех своих подробностях, сбывается последовательно и с удиви-
тельной точностью, в чем может убедиться каждый, кто хотя бы
в общих чертах знаком с ходом событий мировой истории.

Какое же впечатление произвело на царя объяснение сна Да-
ниилом?—                  

Тогда царь Навуходоносор пал на лицо свое, и поклонился
Даниилу, и велел принести ему дары и благовонные курения.
(Дан. 2, 46)

Чтобы великий царь, отличавшийся, по свидетельству как Пи-
сания (Дан. 4, 26–27), так и археологических памятников (содер-
жащих надписи Навуходоносора), непомерной гордыней, решился
«пасть на лицо свое» перед своим подданным на это его должна
была подвигнуть необычайная причина! Да и «дары и курения»
приносили придворные царю, а не наоборот… И, конечно, этим
действием хвалу и славу царь воздавал не самому Даниилу, но Бо-
гу, вдохновившему пророка на пересказ и истолкование сна:

И сказал царь Даниилу: истинно Бог ваш есть Бог богов
и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть
эту тайну! (Дан. 2, 47)

Мы видим, что хотя бы в этот миг Навуходоносор признал ве-
личие Господа, Его торжество над всеми языческим богами, т. е.
признал Его власть. Надолго ли? Это станет нам известно при чте-
нии 3-й главы…            


                        

      – 55 –         
                                                                                                                     


Тогда возвысил царь Даниила… и поставил его над всею об-
ластью Вавилонскою и главным начальником над всеми муд-
рецами вавилонскими. (Дан. 2, 48)

Мы должны иметь в виду, что в число «мудрецов» входили
и все управители областей Вавилона, избиравшиеся царем из чис-
ла самых умных и способных к административной деятельности
придворных. Таким образом, в приведенном стихе говорится о двух
назначениях Даниила: во-первых, правителем (שליט ‹шали́т›
однокоренное с «султан») над центральной областью страны, т. е.
Вавилонским округом (מדינה ‹медина́ «страна», от דין ‹дин›
«суд», т. е. административный округ, «подсудный» местному прави-
телю) и, во-вторых,— «главой наместников» (רב סגנין ‹рав сигни́н›:
слово סגן ‹сега́н› означает «сатрап», «наместник»). Иными слова-
ми, Даниил должен был и исполнять должность «губернатора»
центрального округа империи, и возглавлять и координировать
деятельность всех наместников и правителей страны. Он стал, та-
ким образом, главным лицом в административной системе Вави-
лона вторым после царя, как бы повторяя путь возвышения Ио-
сифа при египетском фараоне (ср. Быт. 41, 39–43); притом причи-
на такой карьеры обоих при дворах великих правителей была
одна: их пророческий дар, проявившийся в толковании снов.

Но Даниил просил царя, и он поставил Седраха, Мисаха
и Авденаго над делами страны Вавилонской, а Даниил ос-
тался при дворе царя. (Дан. 2, 49)

Арамейское תרע ‹тэра́ означает «ворота»: очевидно, Даниил
получил от Господа указание оставаться при «воротах» (в Сино-
дальном переводе «при дворе») царя, дабы и далее вразумлять
его, имея к нему доступ во всякое время. Исполнение же обязан-
ностей правителя, возложенное на него Навуходоносором, было
связано не только с разъездами по всей вверенной ему области
Вавилонской (т. е. по центральному округу страны, как это бы-
ло принято в древности см., например, Быт. 41, 46 об Иосифе
и I Цар. 7, 15–16 о Самуиле), но и с неимоверной загруженно-
стью делами. Даниил предпочел осуществлять свою прямую мис-
сию, порученную ему свыше и связанную с нахождением при осо-
бе царя. «Над делами» же области (в Синодальном переводе
«страны») он посоветовал царю назначить своих товарищей лю-
дей, истинно верных Богу и наиболее благочестивых, но, в отли-
чие от самого Даниила, не наделенных даром пророчества. Их
                        

      – 56 –         
                                                                                                                     


правление (а наместники, в ведении которых находилась столица
с ее округом, были самыми влиятельными вельможами) призвано
было постепенно готовить жителей Вавилонского царства к позна-
нию единого Бога и Его воли, в то время как сам Даниил в этом
же направлении должен был воздействовать на самого царя. Вспом-
ним, что Иосиф в Египте тоже был возвышен по воле Божьей, что
выразилось в указе фараона, который

…Поставил его господином над домом своим и правителем
над всем владением своим,
     Чтобы он наставлял вельмож его по своей душе и старей-
шин его учил мудрости. (Пс. 104, 21–22)

А в душе как Иосифа, так и Даниила было, как мы знаем,
одно-единственное желание: исполнять волю Всевышнего…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


                        

      – 57 –         
                                                                                                                     


 


 

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |