Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Книги

 

 

 

Мы продолжаем цикл лекций «Введение в Ветхий Завет» и переходим
к рассмотрению второй книги Библии Книги Исход. Древнейшие из
известных в настоящее время списков данной книги найдены в пещерах
Кумрана на берегу Мертвого моря и относятся к периоду II в. до н. э.
I в. н. э.: это 15 целиком или фрагментарно уцелевших свитков.

Русское название Книги Исход буквальный перевод соответствующе-
го названия в Септуагинте, где она носит имя Εξοδος ‹Эксо́дос›. Дело в том,
что иерусалимские книжники, которые, согласно преданию, в III в. до н. э.
перевели библейские книги на греческий язык, старались передать основ-
ное содержание каждой книги в ее названии. На древнееврейском же язы-
ке эта книга называется שמות ‹Шемо́т› «Имена», так как согласно масо-
ретской традиции каждая книга Торы именуется по ее первым словам.
«И вот имена», ואלה שמות ‹Вэ-э́ле шемо́т›,— так начинается Книга Исход.

Как мы знаем, в начале Книги Бытия, при описании Первого Дня тво-
рения, свет упоминается пять раз, что, согласно одному древнему мидра-
шу (аллегорическому истолкованию), соответствует пяти книгам Моисее-
вым. И если слова «Да будет свет» можно поставить эпиграфом к Книге
Бытия, в которой обозначены «первые лучи» будущего просвещения мира,
то слова «И стал свет» являются наилучшим эпиграфом к Книге Исход.
Действительно, в ней говорится о том, как свет Закона и Божьих запове-
дей начинает просвещать целый народ народ израильский, через кото-
рый познание Бога должно распространиться и на все остальное челове-
чество. Да и сам народ потомство патриархов Авраама, Исаака и Иако-
ва для получения Закона и заповедей выводится Богом из рабства на
свободу, т. е. из тьмы к свету: «И стал свет».

Книга Исход начинается таким стихом:

Вот имена сынов Израилевых, которые вошли в Египет с Иаковом,
вошли каждый с домом своим… (Исх. 1, 1)

Почему же в начале книги дается перечисление тех самых имен, ко-
торые уже неоднократно приводились в Книге Бытия? Дело в том, что
имя в Библии очень тесно и интимно соединено с сущностью человека.
                        

    – 281 –    
                                                                                                                                     


Изменение имени, как мы уже знаем, связано с некими важными изме-
нениями в самой судьбе человека. Если Бог нарекает человека иначе, чем
раньше, вставляет какие-то новые буквы в его имя, то человек получает
дополнительные силы или обретает новые возможности. Если же человек
сам изменяет свое прежнее имя, значит, он стремится к переменам в сво-
ей жизни, в характере, в отношениях с окружающими. Так, принятие
иноязычного имени израильтянином, живущим в среде другого народа,
указывало бы на его стремление в чем-то слиться с окружающим населе-
нием или даже совсем в нем раствориться. Потомки Иакова могли бы,
прожив столь долгий срок в Египте, принять египетские имена, но этого
не произошло. Они остались во многом верны Богу и не впали полностью
в египетское идолопоклонство, на что указывают их имена, при исходе
оставшиеся такими же, как и при переселении в Египет.

Предание называет еще две заслуги сынов Израилевых, благодаря ко-
торым они удостоились исхода и избавления от рабства: кроме имен, они
сохранили священный язык ведь имена детям давались на еврейском
языке. Например, когда родился Моисей, мать назвала его Моисеем
משה ‹Моше́›, «…потому что, говорила она, я из воды вынула его» (Исх.
2, 10). Имя «Моше» образовано от древнееврейского глагола «извлекать»;
уже из этого ясно видно, что язык отцов сохранялся не как реликт, а как
живая разговорная речь, с четким осознанием словообразования и этимо-
логии. Наконец, сыны Израиля сохранили верность завету Бога с Авраа-
мом и знак этого завета обрезание. Ибо в рассказе об исходе говорится:

…Весь же вышедший народ был обрезан… (Иис. Н. 5, 5)

Перечисленные три заслуги (сохранение имен, языка и завета), по
преданию, и послужили как бы «духовной причиной» исхода. Что же
они символизируют по отношению к духу человеческому, стремящемуся
выйти из «Египта», т. е. из порабощения нечистыми, идольскими, демо-
ническими началами (см. I Кор. 10, 1–11; Откр. 11, 7–8)? Чтобы удосто-
иться «исхода», избавления, дух человека должен сохранять верность
трем основным принципам: во-первых, он должен помнить свое «имя»,
т. е. свою сущность, которая была некогда рождена и наречена в мире
высшем; и даже пребывая в рабстве у низших начал, дух должен прила-
гать все усилия, чтобы не забыть это «имя», не сменить его на какое-ли-
бо другое, не отождествить себя с низшей, плотской, сущностью. Затем
он должен сохранять и обновлять в памяти «священный язык» свойст-
венную исключительно ему образную систему осмысления духовной реаль-
ности. Это тот самый «язык», на котором еще в раю человек беседовал
с Богом и который в отличие от земного, «египетского», языка способен
описывать сверхъестественные явления и передавать высшие понятия. И,
наконец, дух должен хранить верность своему завету с Богом, что и сим-
волизирует обрезание.

…После перечисления имен сынов Израилевых говорится:

И умер Иосиф, и все братья его, и весь род их… (Исх. 1, 6)


                        

    – 282 –    
                                                                                                                                     


Но в конце Книги Бытия мы уже читали о том, что Иосиф умер. За-
чем же сообщение об этом повторяется? Тому есть веская причина: пока
сохраняется благодарная память о человеке, он жив в сознании помня-
щих. Поэтому самое горькое когда воспоминание о человеке умирает
и образ его окончательно тускнеет. Так произошло и с израильтянами:
новое поколение уже не стремилось подражать праведности Иосифа, оно
духовно деградировало, измельчало, образ праведника почти исчез из соз-
нания его потомков «Иосиф умер…» А следствием этого, по законам
духовного мира, стало то, что «умер Иосиф» и в памяти египтян, и бла-
годеяния, оказанные им стране, были забыты. Результатом же забвения
всех заслуг Иосифа стало порабощение, угнетение, унижение и, наконец,
истребление его родственников и потомков. Потому и сказано: «И умер
Иосиф, и все братья его, и весь род их…» Когда по истечении многих лет
умерла память об Иосифе, смерть духовная, а за ней и физическая стала
настигать и его потомков. Ибо заслугами праведника держится его потом-
ство и его родство…           

Почему же все-таки мог быть забыт в Египте Иосиф со своими ве-
ликими заслугами? Да, видимо, потому, что родственники его и потом-
ки, сыны Израилевы, вместо того чтобы просвещать египтян Богопозна-
нием, стали сами во многом им уподобляться: они подражали египетским
обычаям, забывая собственные, установленные Самим Богом и завещан-
ные патриархами.              

Египтяне же находились в рабстве духовном, по слову Иисуса Христа:

…Всякий, делающий грех, есть раб греха. (Иоан. 8, 34),

и поскольку сыны Израилевы (или значительная часть их) пожелали
приобщиться к обычаям египтян, т. е. стать рабами греха, то это очень
быстро привело их и к физическому порабощению. Таков сокровенный
смысл слов «умер… весь род их», т. е. порабощению физическому пред-
шествовала смерть духовная. На это же намекают и следующие слова
Книги Исход:

…А сыны Израилевы расплодились и размножились, и возросли и уси-
лились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та. (Исх. 1, 7)

Здесь сказано только о физическом росте, о преуспеянии материаль-
ном, которое, по-видимому, в ту пору и стало единственной целью народа.
Ни о чем духовном ни слова. Однако, как вообще свойственно Писанию,
в этих словах заключен также иной, таинственный смысл: пять глаголов,
которые здесь перечисляются, соответствуют пятикратному упоминанию
света в начале Книги Бытия. Поэтому действия, ими обозначенные, спо-
собствовали бы умножению света, спасению народа, будь они приложены
к духовной сфере, а не только к физической, поскольку в них как бы
раскрывается смысл всех пяти книг Торы.

«Расплодились» указание на Книгу Бытия: род праведников-патри-
архов и «плоды», им принесенные, описаны в этой Книге. «Размножи-
лись» указание на Книгу Исход: действительно, в ней говорится о том,
                        

    – 283 –    
                                                                                                                                     


как из одной семьи Иакова образовался целый народ. «И возросли» на-
мек на Книгу Левит: в ней описан духовный рост народа в пустыне, где он
учился повиноваться заповедям Закона Божьего. «Усилились чрезвычай-
но» соотносится с Книгой Чисел, в которой описывается сила Божьего
народа (см. благословение Валаама Числ. 23, 24; 24, 1–9). «И наполни-
лась ими земля та» указание на Книгу Второзакония, изображающую со-
стояние народа непосредственно перед вторжением в землю Ханаанскую.

Иными словами, если бы потомки Иакова в Египте остались верны
своему высокому призванию и «чрезвычайно усиливались» бы не только
физически, но и духовно, их история в этой стране, взаимоотношения с ее
народом могли бы сложиться совсем иначе. Следующие стихи говорят:

И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа,
      И сказал народу своему: вот народ сынов Израилевых многочислен
и сильнее нас… (Исх. 1, 8–9)

Что значит: «И восстал в Египте новый царь…»? Согласно наиболее
распространенной в настоящее время версии древнеегипетской истории,
в промежутке между эпохами Среднего и Нового царств, т. е. в XVIII–
XVI вв. до н. э., Египет был захвачен и покорен гиксосами пастушес-
кими племенами смешанного семито-хурритского происхождения, при-
шедшими из Передней Азии. Сторонники данной версии полагают, что
к гиксосам принадлежал тот самый фараон, который возвысил Иосифа
и пригласил весь дом Иакова в Египет. Если эта концепция верна, то за
словами «И восстал в Египте новый царь…» может скрываться новая по-
литическая реальность, пришедшая на смену старой и принесшая много
бед израильтянам. По данной концепции после изгнания завоевателей-
гиксосов в начале XVI в. до н. э. к власти пришла новая династия
автохтонно-египетская, которая по понятным причинам была настроена
резко против всего чужеземного, «азиатского», и особенно против все-
го, так или иначе связанного с Ханааном прародиной гиксосов.

Существует, однако, и иная концепция этих исторических событий,
разработанная известным американским историком и психологом И. Ве-
ликовским. Согласно ей, гиксосы, отождествляемые с амаликитянами,
вторглись в Египет уже после исхода оттуда израильтян, и тогда вторже-
ние гиксосов можно рассматривать как еще одно наказание, обрушивше-
еся на Египет. Эта оригинальная концепция связана с кардинальным пере-
смотром всей хронологии Древнего Востока.

Наконец, известна третья точка зрения на данный вопрос (которой,
подчеркнем, придерживался великий историк I в. н. э. Иосиф Флавий):
согласно ей, гиксосы тождественны самим сынам Израиля, поселившим-
ся в Египте. В таком случае «новым царем» может именоваться египет-
ский правитель, настроенный резко неприязненно ко всему неавтохтон-
но-египетскому и выступающий против равноправия азиатов-пришельцев
с египтянами.                 

…Итак, Писание говорит о «новом царе», который «не знал Иосифа».
Библейский глагол ידע ‹йада́›, «знать», указывает на тесное внутреннее
единение между познающим субъектом и познаваемым объектом (см.
                        

    – 284 –    
                                                                                                                                     


применение этого глагола при описании супружеской связи Быт. 4, 1).
Поэтому в данном случае слова «не знал» могут означать «не хотел пом-
нить», так как «не знать» об Иосифе в буквальном смысле было для фара-
она невозможно: египетские архивы, несомненно, содержали о нем и о его
деятельности на благо Египту точные сведения. По меньшей мере недосто-
верна, а то и абсурдна мысль о том, что фараон мог об этом «не знать»:
любой фараон был весьма знающим человеком, принадлежащим к жрече-
скому сословию и посвященным во все тайны истории Египта, а уж тем
более в события, произошедшие сравнительно с древностью этой страны
достаточно недавно.           

Есть и еще некий смысл в словах о том, что новый фараон «не знал»
Иосифа: так сказано потому, что потомки праведника не сохранили его
образа жизни и не донесли до следующих поколений египтян живое
представление о нем. Наилучшая проповедь собственным действием,
собственным примером. Именно это и могло бы постоянно воскрешать в со-
знании египтян образ праведника, некогда спасшего их страну от голод-
ной смерти. Однако восстановления образа Иосифа в его потомках не про-
исходило, оттого новый фараон и «не знал» его.

И вот восшедший на престол царь обращается к египтянам, предла-
гая им новую «программу действий» по отношению к поселенцам-изра-
ильтянам:                     

…И сказал народу своему: вот народ сынов Израилевых многочислен
и сильнее нас… (Исх. 1, 9)

Прежде чем читать дальше, вспомним, для чего пришел Иосиф в Еги-
пет. В 104-м псалме говорится, что фараон возвысил Иосифа,

…Чтобы он наставлял вельмож его по своей душе и старейшин его
учил мудрости. (Пс. 104, 22)

Иначе говоря, миссия Иосифа и всех его родственников состояла в про-
свещении Египта истинной верой. Эту миссию злым, демоническим силам
удалось свести на нет, пользуясь человеческой слабостью, и сыны Израи-
левы предались одним материальным заботам, за исключением, по-види-
мому, только некоторых семейств, которые преемственно сохраняли тайну
имени Божьего, помнили Его завет с патриархами. Очень может быть, что
такие семейства сохранялись главным образом в потомстве Левия, к ко-
торому принадлежали и родители Моисея Амрам и Иохаведа. Конечно,
если бы израильтяне выполняли свою миссию, т. е. наставляли бы егип-
тян в истинном Богопознании, то никогда фараон не произнес бы таких
слов: «Вот народ… многочислен и сильнее нас…», ведь к духовному нача-
лу в людях неприложимы чисто физические характеристики. Когда гово-
рят о людях духовных, то вспоминают в первую очередь не об их числе
и силе, а об их разумении истины.

Кроме того, занимаясь религиозным просвещением египтян, израиль-
тяне не стали бы противопоставлять себя в такой степени местным жите-
лям, а, напротив, приближали бы их к тому познанию, которым обладали
                        

    – 285 –    
                                                                                                                                     


сами, и к тому образу жизни, который сами наследовали от патриархов.
Подобное мы видели на примере Иосифа, который держался и вел себя,
как египтянин, а внутренне неразлучно пребывал с единым Богом и ви-
дел свое призвание в том, чтобы приводить к истинной вере египетскую
аристократию. Так что слова о «многочисленности и силе» израильтян
показывают, в каком состоянии находился народ.

Далее фараон говорит:

…Перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится
война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас,
и выйдет из земли нашей. (Исх. 1, 10)

Согласно первой из упомянутых выше гипотез относительно гиксосов,
египтяне очень опасались новых нашествий переднеазиатских народов.
Поэтому-то, спустя немного времени после изгнания гиксосов, фараон и го-
ворит о том, что вот, дескать, осталось в Египте большое число людей,
вышедших из той же земли, что и недавние враги покорители египтян,
и этих людей необходимо «перехитрить» (буквально «перемудрить» их,
от древнееврейского корня חכם ‹хаха́м› «быть мудрым»). Иначе, если
случится война (т. е. опять начнутся вооруженные столкновения Египта
с силами переднеазиатских государств), то израильтяне могут соединить-
ся с неприятелями египтян. Сыны Израиля, как мы знаем, действительно
находились и в языковом, и в культурном родстве с целым рядом племен
и народов Передней Азии.

Выше мы уже упомянули о том, что Иосиф Флавий отождествляет
гиксосов с израильтянами, поселившимися в Египте. Возможно, во време-
на Иосифа Флавия имелись какие-то дополнительные свидетельства о гик-
сосах, не дошедшие до наших дней. По словам древнеегипетского историка
Манефона, на труды которого ссылается Иосиф Флавий, название «гиксо-
сы» означает «властители-пастухи». Такое наименование, похоже, не при-
ложимо ни к какому древнему народу, кроме израильтян, поскольку
именно они были известны в Древнем Египте одновременно и как «влас-
тители» (в лице самого Иосифа, сына Иакова), и как «пастухи» (в лице
остальных братьев Иосифа)…

…Далее речь «нового царя» (Исх. 1, 8), обращенная к его подданным,
звучит так:                   

…Соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас,
и выйдет из земли нашей.
      И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими
работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов.
(Исх. 1, 10–11)

Бог никогда не допустил бы того страшного угнетения израильтян, то-
го рабства, о котором Библия столь лаконично говорит как о «тяжких
работах» (т. е. невыносимых физических страданиях), если бы не произо-
шло отступления народа от завета с Богом и от заповедей, данных Им
патриархам. Мы знаем, что будущее состояние сынов Израилевых пред-
сказано еще Аврааму:


                        

    – 286 –    
                                                                                                                                     


И сказал Господь Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами
в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет,
      Но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении;
после сего они выйдут с большим имуществом… (Быт. 15, 13–14)

Слово Божье исполнилось точно. Обратим внимание на порядок дей-
ствий, описанных в предсказании: сначала сказано «поработят», а потом
уже «будут угнетать». Казалось бы, когда порабощают, то обычно сразу
начинают угнетать, но здесь именно такая очередность действий. Почему?
Да потому, что сначала израильтяне были порабощены духовно, т. е. от-
ступили от завета и заповедей, уподобились своим образом жизни егип-
тянам, а потом уже, как физическое следствие, началось и их угнетение.

И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими
работами… (Исх. 1, 11)

Таким образом, работы были не целью, а средством. Обычно, когда ве-
дется какое-либо огромное строительство, то сохраняют жизнь и здоровье
работников, пекутся об их благе. Когда же целью является уничтожение
населения, а работы становятся чем-то второстепенным (как, например,
при строительстве Беломорканала в Советском Союзе), то все происходит
точно так, как описано в Книге Исход: намеренно создаются условия для
изнурения и гибели людей. Так что Древний Египет был, по-видимому,
первой страной своего рода концлагерей, и скопища бесправных рабов воз-
водили гигантские строения буквально на своих костях. А строили они,
как написано, «города для запасов». Вероятно, в памяти фараона были
свежи предсказания Иосифа и следы его деятельности: ведь в дни его прав-
ления тоже строили города для запасов и собирали в них хлеб, чтобы
уцелели египтяне в семилетье голода. И, как ни удивительно, все это ме-
ханически продолжалось в годы фараона-угнетателя, хотя тяжкий голод
и не предвиделся. От великой идеи остался лишь лозунг, который исполь-
зовался теперь только для уничтожения людей…

Мы помним еще со школьной скамьи из уроков истории Древнего ми-
ра, как египтяне обращались с рабами (а наиболее бесправными рабами
были пленные чужеземцы и их потомки): рабы получали самую мини-
мальную порцию пищи, надсмотрщики подгоняли их кожаными бичами,
их заставляли переносить огромные каменные глыбы и плиты, и погиба-
ли они при такой работе в огромном количестве. Каждый фараон, всту-
пая на престол, считал, что главное в его деятельности обеспечить соб-
ственное загробное блаженство. Для этого нужно было создать огромную,
снабженную всем, что «может понадобиться» в посмертном бытии, пира-
миду, чтобы в ней покоилось мумифицированное тело, заключенное в сар-
кофаг. Ведь согласно древнеегипетским верованиям, Ба, высшая душа
человека, поддерживает после смерти связь с другой его душой полуте-
лесным двойником по имени Ка, а Ка сохраняется за счет связи с нераз-
ложившимся телом. Поэтому тело необходимо мумифицировать и заклю-
чить в погребальную камеру, и тогда обе души покойного будут благоден-
ствовать.                     


                        

    – 287 –    
                                                                                                                                     


Каждый фараон, едва вступив на престол, начинал возведение пира-
миды. Считалось, что жизнь фараона бесконечно драгоценнее жизней
всех его подданных вместе взятых, а о чужеземцах и говорить нечего.
Согласно преданию, израильтяне строили не только города для запасов,
но и пирамиды для фараона и его вельмож, храмы, дворцы и иные зда-
ния. В Книге Исход названы только «Пифом и Раамсес, города для запа-
сов». Какие это запасы, запасы хлебные или запасы той жизненной энер-
гии, истраченной рабами, которой должен «питаться» фараон после своей
смерти, не уточнено. Во всяком случае египетские памятники сохранили
много сведений о рабах семитского происхождения, очевидно, израильтя-
нах, которые занимались строительством. Например, фигуры рабов разной
этнической принадлежности различаются на цветных фресках: египтяне
обычно изображаются красноватыми, африканцы-негроиды черными,
а израильтяне белыми. Таким образом, памятники древнеегипетского
искусства еще раз подтверждают правдивость всего того, о чем мы чита-
ем в Библии.                  

Следует подчеркнуть еще один аспект неправомочности действий фа-
раона по отношению к израильтянам, его вопиющей несправедливости
даже в свете тех этических представлений, которые в Египте считались
общепринятыми. Сыны Израиля не были взяты в плен во время войны,
они на протяжении долгого времени были мирными соседями египтян,
их согражданами, разводившими скот и приносившими тем самым боль-
шую пользу стране. И поэтому их порабощение и лишение элементарных
прав факт вопиющий, даже с точки зрения морали того времени.

Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возра-
стал… (Исх. 1, 12)

Это стало возможно только благодаря содействию Божьей силы. Цель,
поставленная фараоном, т. е. уменьшение численности народа, его физи-
ческое ослабление при строительстве, дабы он не превозмог египтян и не
стал сильнее, по воле Всевышнего не осуществилась: народ все более ум-
ножался. Благословение Господне, с самого начала сопровождавшее народ
Израиля в Египте, содействовало бы просвещению всего Египта, если бы
потомки патриархов оставались верны своей миссии. Однако, несмотря
на духовное падение израильтян, благословение не исчезало оно пребы-
вало, будучи обетовано праотцам народа Самим Создателем. Поскольку
же люди как бы закрыли духовные врата для восприятия благодати, она
обратилась теперь только на физическую природу: чем больше изнуряли
народ, тем более он возрастал,

…Так что опасались сынов Израилевых.
      И потому египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к ра-
ботам… (Исх. 1, 12–13)

Обратим внимание: здесь сказано מצרים ‹мицра́им› «египтяне», т. е.
весь народ. Ответствен ли народ в целом за жестокости фараона? Очень
сложный вопрос, который имеет непреходящее значение: ответственно
ли, допустим, большинство взрослых, сознательных жителей Германии
                        

    – 288 –    
                                                                                                                                     


30–40-х годов XX века за ужасы нацизма? В Книге Исход вполне опреде-
ленно говорится, что египтяне с жестокостью принуждали израильтян
к работам; не сказано «надсмотрщики» и не сказано «специально постав-
ленные слуги», но египтяне в целом. Иначе говоря, совершенно ясно, что
весь народ одобрял политику фараона. Хотя фараон был прекрасно осве-
домлен о заслугах своих подданных-израильтян, ему теперь стало выгод-
ным идеологически обосновать жестокое обращение с ними.

…И делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпи-
чами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принужда-
ли их с жестокостью. (Исх. 1, 14)

Подчеркнуто дважды в 13-м и 14-м стихах: «с жестокостью прину-
ждали». Можно по-разному обращаться с рабами более или менее спра-
ведливо либо жестоко. Можно требовать, чтобы они выполняли заданную
работу, и затем на время оставлять их в покое, а можно и безнаказанно
издеваться над ними во всякое время. Исходя из этого, мы начинаем по-
нимать, почему Египет был впоследствии, перед исходом израильтян, так
страшно наказан Господом: ведь практически все его население участво-
вало в издевательствах над беспомощными людьми, участвовало в жесто-
ком принуждении их к тяжелой работе, и никто не осуждал такое обра-
щение с бывшими соседями; сказано емко и ясно: «делали жизнь их
горькою».                     

Однако этого было мало: поскольку царь египетский, по-видимому,
инстинктивно чувствовал, что некое благословение, для него непонятное,
нисходит на народ Израиля и не дает ему исчезнуть или хотя бы умень-
шиться численно, то он и решил перейти к прямому истреблению всех
новорожденных мальчиков у израильтян. Поэтому далее говорится:

Царь египетский повелел повивальным бабкам евреянок, из коих од-
ной имя Шифра, а другой Фуа,
      И сказал: когда вы будете повивать у евреянок, то наблюдайте при ро-
дах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет.
(Исх. 1, 15–16)

Как мы знаем, сынов Израилевых в Египте было достаточно много:
при исходе страну покинуло свыше 600 тысяч только здоровых мужчин
от двадцати лет и выше, способных к войне, не считая левитов (Числ. 1,
45–47); общее число израильтян в Египте, по подсчетам историков, со-
ставляло примерно три миллиона. Но неужели весь народ обслуживали
всего две повивальные бабки? Конечно, нет. В Египте существовали свое-
го рода касты, хотя и не настолько обособленные, как в древней и средне-
вековой Индии. В том числе, по свидетельствам египетских текстов, была
и каста повивальных бабок (акушерок). Ею руководили две главные пред-
ставительницы профессии Шифра и Фуа; к ним-то и обратился фараон,
давая приказание всем повивальным бабкам.

Почему же он повелел убивать мальчиков и оставлять в живых дево-
чек? Красота женщин «ретену» (египетское название жителей Передней
Азии) ценилась в Египте, и одновременно с истреблением или сильным
                        

    – 289 –    
                                                                                                                                     


сокращением мужской части израильского населения фараон мог прово-
дить политику ассимиляции женщин-израильтянок среди египтян. Однако
предание говорит еще об одном: фараон знал от предсказателей и жрецов
о том, что должен родиться избавитель Израиля, который при спасении
своего народа погубит либо самого фараона, либо одного из его преемни-
ков, что и случилось (ведь исход произошел уже при сыне этого фарао-
на). Потому-то он и велел убивать только младенцев мужского пола.

Параллель этому событию мы видим в Новом Завете. Существует пре-
дание, что и царь Ирод Великий незадолго до рождества Христова полу-
чил предсказание о том, что вскоре должен родиться царь Иудейский.
И когда знаменитые волхвы пришли в Иерусалим, то Ирод узнал от них,
что предсказание уже осуществилось и царь Иудейский родился. И тогда
понял Ирод, что он находится как бы в положении фараона: как благо-
получию фараона или его потомства грозило появление на свет Моисея,
так и процветанию Иродовой династии грозит рождение царственного мла-
денца Мессии, которого именно поэтому Ирод и стремился убить.

А вот что последовало за страшным приказом фараона:

Но повивальные бабки боялись Бога и не делали так, как говорил им
царь египетский, и оставляли детей в живых. (Исх. 1, 17)

Отсюда мы можем заключить, что в израильском народе существова-
ло, теплилось благочестие, были люди, которые боялись Бога, в опреде-
ленных семьях еще сохранялось Богопочитание. Это было одной из важ-
ных причин того, почему народ удостоился исхода из Египта, хотя боль-
шая его часть, как мы уже видели и дальше увидим еще яснее, забыла
заветы отцов и впала в рабство сначала духовное, а потом и физическое.

Царь египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы
делаете такое дело, что оставляете детей в живых? (Исх. 1, 18)

Мы можем представить себе, как они испугались фараона, властного
над жизнью и смертью своих подданных, которого в Египте почитали
живым богом, сыном солнечного божества Амона-Ра. Им было страшно
услышать из уст безжалостного тирана грозный вопрос о том, почему его
воля не выполняется. В тот момент Бог испытал повивальных бабок: ис-
пугаются ли они фараона или будут тверды в своей богобоязненности.
Что же услышал фараон?

Повивальные бабки сказали фараону: еврейские женщины не так, как
египетские; они здоровы, ибо прежде нежели придет к ним повивальная
бабка, они уже рождают. (Исх. 1, 19)

Фараона, по-видимому, удовлетворил такой мудрый ответ, внушенный
верой. Бабки-акушерки сослались на разницу в физическом развитии
двух народов, изобразив израильтян как очень здоровое племя скотоводов,
не изнеженное городской цивилизацией и сохранившее естественную фи-
зическую выносливость. И за то, что своей верой и мудростью спасли
                        

    – 290 –    
                                                                                                                                     


множество жизней, они получили обильную награду свыше, о которой
Писание говорит лаконично, но многозначительно:

За сие Бог делал добро повивальным бабкам, а народ умножался и весь-
ма усиливался.
      И так как повивальные бабки боялись Бога, то Он устроял домы их.
(Исх. 1, 20–21)

Из приведенных стихов, во-первых, следует, что бабки-акушерки по-
лучили награду («добро») в своей собственной жизни и, во-вторых, что
их праведность принесла благословение потомкам («домам» их). Очевид-
но, семьи повивальных бабок тоже росли в страхе Божьем, и, по преда-
нию, из них вышли впоследствии великие вожди и пророки.

Однако злодеяния фараона не могли быть остановлены скрытым со-
противлением повивальных бабок. Он решил сделать соучастниками свое-
го преступления теперь уже всех египтян:

Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорож-
денного у евреев сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых.
(Исх. 1, 22)

Представим себе подобную ситуацию: египтянам становится известно,
что в каком-то из еврейских домов есть беременная женщина. После
этого в ее хижину в любой момент могут ворваться соседи-египтяне, жи-
вущие в гораздо более благоустроенных домах. Они могут ограбить рабов-
евреев (хотя, собственно, отнимать-то у них было уже нечего разве что
скудное дневное пропитание), избить их и, наконец, убить, особенно после
того, как фараон издал свой приказ о младенцах. Таким образом Бог испы-
тывал народ египетский: станут ли египтяне охотно выполнять приказ фа-
раона или воспротивятся ему, хотя бы тайно? Ведь они получили возмож-
ность открыто проявлять жестокость, агрессивность, страсть к наживе…

По-видимому, не нашлось никого, кто поступил бы вопреки царскому
приказу. По крайней мере в Писании упомянут лишь один такой случай
спасение младенца Моисея, и совершено это было не кем-либо из народа,
а дочерью фараона, которая благодаря своему положению меньше других
могла бояться наказания. Поэтому тот, кто в полемическом задоре гово-
рит, что Бог слишком жестоко наказал Египет, наслав на него десять каз-
ней, пытается проигнорировать причинно-следственную связь событий.
Ясно, что казни прямое воздаяние за все зло, сделанное египтянами.
Это проявление того духовного закона, который так четко и так поэтично
изложил Иисус в Нагорной проповеди:

…Какою мерою мерите, такою же отмерится и вам. (Лук. 6, 38)

…Если 1-я глава Книги Исход заканчивается словами: «…всякого но-
ворожденного у евреев сына бросайте в реку…», то 2-я глава открывается
таким повествованием:


                        

    – 291 –    
                                                                                                                                     


Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени.
      Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его
три месяца… (Исх. 2, 1–2)

В свитке Торы современного разделения на главы нет, так что стихи
следуют непосредственно друг за другом. Какая же связь между словами
«…всякого новорожденного у евреев сына бросайте в реку…» и «Некто…
пошел и взял себе жену…»? По преданию, когда закон об убийстве детей
обнародовали, большинство израильтян перестали вступать в брак, а те,
кто состоял в нем, прекратили супружеские отношения, опасаясь за жизнь
будущих детей. И тогда угроза нависла над самим существованием наро-
да: вероятно, фараон рассчитывал, что его жестокий приказ будет воздей-
ствовать не только на египтян, но и на евреев. Он, конечно, желал, что-
бы еврейский народ сам отказался от рождения детей. И тем не менее
написано: «Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену… Жена
зачала и родила сына…» И произошло это в семействе из колена Левия…
Чем же оно выделялось и чем отличалось от всех прочих колен? Мы пом-
ним, что Левию, третьему сыну Иакова от Лии, было предназначено
стать священником, и от него должно было произойти священническое
колено колено посредников между Богом и народом Израиля. Именно
в этом колене более всего сохранялось благочестие и передавалось из ро-
да в род неповрежденное предание, восходившее к предкам-патриархам,
и именно левиты хранили в чистоте свою жизнь, остерегаясь чуждых
египетских обычаев.           

Мало того, по преданию, колено Левиино даже было свободно от пора-
бощения; как устроил это Господь и как это было обосновано в глазах
египетских властей, мы точно не знаем. Однако о том свидетельствует мно-
гократный свободный приход Моисея и Аарона, представителей колена
Левия, к фараону, на что рабы, конечно, права иметь не могли. В этом
колене единственном из двенадцати даже в Египте должна была под-
держиваться и духовная, и физическая свобода, потому что при абсолют-
ном рабстве гаснут последние искры Богопознания.

Итак, сказано, что свободно пошел «человек из колена Левия», а имен-
но Амрам, будущий отец Моисея, и взял себе жену. Хотя ясно, что и он
подвергался точно таким же опасностям, как и остальные израильтяне,
чьих детей убивали.           

Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его
три месяца… (Исх. 2, 2)

«Очень красив»… Предание говорит, что, когда родился Моисей, весь
дом озарился светом; младенец сиял: произошло чудо,— и тогда прозор-
ливым членам его семьи стало ясно, что он тот самый младенец, кото-
рому суждено спасти народ от рабства. Ведь предание о спасителе и изба-
вителе существовало и неизменно передавалось из рода в род. Сего-то
младенца и искал убить фараон, но как раз ему, а не множеству других,
и суждено было спастись, как впоследствии Иисусу Христу единствен-
ному из младенцев вифлеемских.


                        

    – 292 –    
                                                                                                                                     


Вообще, историю первых лет жизни Иисуса Христа, как она изложе-
на в Евангелии от Матфея, нельзя понять без знания истории Израиля
в Египте и без знания жизни Моисея. В Евангелии от Матфея мы чита-
ем, что Иосиф и Мария бежали вместе с младенцем Иисусом от лица
Ирода и некоторое время пробыли в Египте, т. е. Иисус пережил такое
же переселение («нисхождение») в Египет, как и народ израильский, и за-
тем осуществил подобный же исход («восхождение») из Египта. И поэто-
му к нему прилагаются слова пророка, сказанные от лица Самого Господа:
«Я… из Египта вызвал сына Моего» (Ос. 11, 1). Эти же слова приведены
во 2-й главе Евангелия от Матфея:

Он встал, взял младенца и матерь его ночью и пошел в Египет,
      И там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через проро-
ка, который говорит: из Египта воззвал Я сына Моего. (Матф. 2, 14–15)

Однако, если мы обратимся к самой Книге пророка Осии (Осия жил
в VIII в. до н. э., т. е. приблизительно через 600 лет после исхода и за
700 лет до рождества Христова), то увидим, что стих приведен там в очень
специфическом контексте:

…Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего.
(Ос. 11, 1)

Слова еврейского оригинала: ממצרים קראתי לבני ‹ми-Мицра́им кара́ти
ливни́› можно понять и так: «…от Египта [т. е. начиная от Египта] Я на-
рек его сыном Своим». Значит, стих говорит об израильском народе в це-
лом, который «в юности своей», т. е. в эпоху своего формирования, изве-
ден из Египта и наречен «сыном-первенцем» Господа (ср. Исх. 4, 22–23).
Почему же в Евангелии от Матфея стих рассматривается как пророчество
об Иисусе Христе? Да потому, что Мессия таинственным образом должен
был повторить путь народа израильского: он тоже должен был и сойти
в Египет, и выйти из Египта. Ведь Бог возложил на него величайшую
миссию просвещения истинной верой всех народов ту самую миссию,
которую Израиль в целом, как народ, исполнить не сумел. И поэтому од-
но из имен Иисуса Христа в пророчествах Библии Израиль. Например,
в Книге Исаии 49-я глава повествует о будущем Мессии от первого лица
такими словами:               

Слушайте меня, острова, и внимайте, народы дальние: Господь призвал
меня от чрева, от утробы матери моей называл имя мое… (Ис. 49, 1)

Действительно, «от утробы матери» был наречен Мессия (Христос)
своим земным именем: ангел еще до зачатия велел назвать его Иисусом
(Матф. 1, 21; Лук. 1, 31).

…И соделал уста мои, как острый меч; тенью руки Своей покрывал ме-
ня, и соделал меня стрелою изостренною; в колчане Своем хранил меня;
      И сказал мне: ты раб Мой, Израиль, в тебе Я прославлюсь. (Ис. 49, 2–3)


                        

    – 293 –    
                                                                                                                                     


Здесь Мессии дается имя «Израиль». Как мы уже объясняли (см.
с. 246–249), оно означает «сущность царствующая, поющая, зрящая Бога».

А я сказал: напрасно я трудился, ни на что и вотще истощал силу
свою. Но мое право у Господа, и награда моя у Бога моего.
      И ныне говорит Господь, образовавший меня от чрева в раба Себе, чтобы
обратить к Нему Иакова и чтобы Израиль собрался к Нему… (Ис. 49, 4–5)

Согласно этой «песни Мессии», его земная жизнь, по видимости закон-
чившаяся бесславно, вскоре принесет великий духовный плод. Обратим
внимание на следующее: самого Мессию зовут Израилем, а призван он для
того, чтобы «…обратить к Нему [Богу] Иакова и чтобы Израиль собрался
к Нему…». Один раз имя «Израиль» применяется здесь к Мессии, а дру-
гой раз ко всему народу.

И Он сказал: мало того, что ты будешь рабом Моим для восстановле-
ния колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю
тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли.
(Ис. 49, 6)

В миссию Христа входит не только возвращение к Богу и восстанов-
ление на Святой земле народа Израилева, но и спасение всех народов
земли, для которых он станет «светом». В Евангелии от Луки записано
пророчество праведника Симеона о Мессии, который должен явить собою

…Свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля.
(Лук. 2, 32)

Итак, в 49-й главе Книги Исаии внятно и подробно изложена буду-
щая миссия Иисуса Христа, которого Бог пошлет для спасения всего че-
ловечества. А упоминаем мы об этом потому, что нельзя понять сущность
посланничества Христа, не зная истории ветхозаветного Израиля, кото-
рая является прообразом всего того, что произошло с Иисусом Христом.

Что еще символизирует история израильтян в Египте? Несомненно,
нашу духовную жизнь. Дух человеческий оказывается не только в плену
у плоти, но и в порабощении у злых, бесовских, демонических сил, кото-
рые его беспощадно терзают и заставляют на себя работать. В итоге злой
дух символический «фараон», который царствует во многих людях,
или, как говорит апостол, «в сынах противления» (Еф. 2, 2),— дает рас-
поряжение «надсмотрщикам», чтобы они занимали человека «работой»
днем и ночью, чтобы у него не оставалось времени обратиться к Богу,
«принести ему жертву» молитву, чтобы не было ни секунды на жизнь
духовную. Такой человек знает лишь путь «от стойла до пойла» и обрат-
но: ему все время некогда, ему нужно всегда «работать, работать, рабо-
тать». Это или буквальный труд, сулящий материальное обогащение, или
же беспрестанная злая «работа» мысли, порабощенной низшим началом.
А потом, когда видит злой дух, что не в его власти окончательно истре-
бить силу духа человеческого, он повелевает всякое мужественное жела-
ние, рождающееся в человеке, истреблять. Он старается убить «всякого
младенца мужского пола», т. е. всякий сильный, волевой, мужественный
                        

    – 294 –    
                                                                                                                                     


порыв, который впоследствии смог бы избавить человека от духовного
порабощения. «Младенцев женского пола» злое начало оставляет в жи-
вых, поскольку они олицетворяют эмоциональную сферу человека, над
которой зло получает полную власть, «предав смерти» разум и волю
«младенцев мужеского пола». В результате весь внутренний строй такого
человека близится к полной погибели.

Чтобы подобному человеку спастись, в нем самом должен как бы ро-
диться некто, призванный, повинуясь воле Божьей, вывести человечес-
кую сущность на простор, освободить от рабства. Должен родиться тот
«внутренний человек», о котором говорят апостолы и который, став «со-
вершенным мужем», возглавит исход всех мыслей и чувств человека из
духовного «Египта» (см. I Петр. 2, 2; II Кор. 4, 16; Евр. 5, 13–14).

Далее в Книге Исход говорится:

Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его
три месяца… (Исх. 2, 2)

Первые три месяца младенца еще удавалось как-то прятать. Предание
говорит, что он был очень смышленый, не кричал и не плакал, и соседи-
египтяне ничего не слышали. Согласно другому преданию, Моисей родил-
ся семимесячным, поэтому о его существовании могли и не догадываться.

…Но не могши долее скрывать его, взяла корзинку из тростника и осмо-
лила ее асфальтом и смолою, и, положив в нее младенца, поставила в трост-
нике у берега реки,
      А сестра его стала вдали наблюдать, что с ним будет. (Исх. 2, 3–4)

Мать Моисея (она была дочь Левия Исх. 6, 20; Числ. 26, 59), кото-
рую звали Иохаведа יוכבד ‹Йохе́вед›, что означает «Господня слава»,—
не могла более скрывать младенца. Видимо, кто-то донес о нем соседям-
египтянам, и они уже были готовы его убить. Обстоятельства жизни из-
раильтян в Египте удивительно напоминают нацистские лагеря XX века:
адский труд, невозможность иметь детей, грозящая отовсюду смерть (ср.
Втор. 28, 64–68)…             

Все, что происходило с семьей Моисея, конечно, направлялось свыше.
Отец Моисея, чье имя עמרם ‹Амра́м› означает «народ возвышенный», и его
мать Иохаведа, т. е. «Господня слава», оба из колена Левиина, были при-
частны Духу Святому, духу пророчества. Они могли получать непосред-
ственные указания от Бога, и, наверное, воспользовались такой возмож-
ностью, поскольку сохранение жизни младенца Моисея было делом ис-
ключительной важности. Бог, по-видимому, указал, каким образом спасти
младенца: в какую корзинку положить его, куда ее поставить и т. д.
Во всяком случае относительно одного из членов семьи Моисея его
сестры Мариам (или מרים ‹Мир’йа́м› в оригинале Ветхого Завета; в Но-
вом Завете это имя передается и как «Мария»), в Книге Исход указано
прямо, что она была пророчицей:

И взяла Мариам-пророчица, сестра Ааронова, в руку свою тимпан, и вы-
шли за нею все женщины с тимпанами и ликованием. (Исх. 15, 20)


                        

    – 295 –    
                                                                                                                                     


Ее имя, согласно традиции, происходит от глагола מרה ‹мара́›
«быть горьким», ибо она родилась в горькие годы рабства и геноцида.
Она названа נביאה ‹невиа́› «пророчица», от глагола נבא ‹нава́› «про-
рочествовать», а также «бурлить», «источать», «изливаться наружу». Это
слово в Писании означает провидца, прозорливца, проникающего во
внутреннюю суть вещей и созерцающего будущие события. Благодаря
Духу Божьему, вызывающему в человеке благодатное «кипение», «бурле-
ние» мыслей и чувств, пророчество как бы из переполненного, бурлящего
водой источника само «источается», изливается через уста. Очевидно,
Мариам была движима духом пророчества уже с детства или с самой
ранней юности: именно она дала совет отцу и матери, как им спасти ее
брата-младенца.               

…А сестра его стала вдали наблюдать, что с ним будет. (Исх. 2, 4)

Видимо, Сам Господь поведал ей, что случится чудо: младенец будет
спасен; и она стояла и наблюдала с верой и упованием, как будет испол-
няться услышанное ею от Господа.

И вышла дочь фараонова на реку мыться, а прислужницы ее ходили
по берегу реки. Она увидела корзинку среди тростника и послала рабыню
свою взять ее. (Исх. 2, 5)

Сколько должно было произойти различных совпадений, чтобы младе-
нец был спасен таким неожиданным образом! Именно к данному месту
должна была прийти дочь фараона, чтобы искупаться в реке (хотя еги-
петские дворцы были снабжены прекрасными купальнями и бассейнами);
к тому же принцессе должен был понравиться найденный младенец; кро-
ме того, она должна была решиться взять еврейского ребенка в свой дом,
зная об отношении к евреям своего грозного отца. Однако все произошло
точно так, как описано, потому что никакого совпадения здесь не было
и быть не могло все предопределил и устроил Сам Господь, как сказано
в Книге Притчей:              

Сердце царя в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он на-
правляет его. (Прит. 21, 1)

Как внешние события, так и сердце человека всегда во власти Все-
вышнего…                      

[Дочь фараона] открыла корзинку и увидела младенца; и вот дитя пла-
чет; и сжалилась над ним, и сказала: это из еврейских детей.
      И сказала сестра его дочери фараоновой… (Исх. 2, 6–7)

В ту минуту, когда принцесса убеждается, что перед ней еврейский
ребенок (а об этом могло свидетельствовать обрезание), Мариам как раз
и подходит к ней. Каким бесстрашием надо обладать представительнице
угнетаемого, уничтожаемого народа, чтобы приблизиться к дочери самого
фараона! Придворные могли, например, подумать, что она хочет убить
                        

    – 296 –    
                                                                                                                                     


принцессу, мстя ей за смерть своих близких ее могли схватить и, не
выслушав, убить… Однако Господь дает своей посланнице необычайную
силу духа. И, увидев, что ее пророчество о спасении брата начинает испол-
няться, Мариам уже ни в чем не сомневается:

И сказала сестра его дочери фараоновой: не сходить ли мне и не по-
звать ли к тебе кормилицу из евреянок, чтоб она вскормила тебе младенца?
(Исх. 2, 7)

Удивительно, но Мариам нисколько не сомневается в том, что фарао-
нова дочь усыновит младенца! Об этом свидетельствуют ее слова: «чтоб…
вскормила тебе». Допустим, дочь фараона могла бы спасти ребенка, сво-
ей властью избавить его от смерти. Однако думать, что она усыновит его,
что решится взять в дом фараона представителя народа, обреченного на
уничтожение?! Это должно было казаться по меньшей мере необычным.
Только полнейшее доверие к слову Господню, ей возвещенному, могло уст-
ранить все сомнения из сердца Мариам. Бог действовал в тот миг в обоих
сердцах в сердце сестры Моисея и в сердце его новой, приемной матери.

Не менее удивительно согласие принцессы отдать младенца именно
еврейской кормилице, хотя вокруг было так много египтянок. Согласно
преданию, младенец не брал грудь египетской кормилицы, ибо Господу
было угодно, чтобы Моисей был вскормлен собственной матерью и, возра-
стая в своей семье, узнал жизнь и предания еврейского народа, проникся
его верой. И вот уже из уст принцессы раздается слово согласия:

Дочь фараонова сказала ей: сходи… (Исх. 2, 8)

Краткое слово, но в нем жизнь и спасение младенца! Даруется жизнь
и благоволение и самой Мариам, которая осмелилась обратиться к доче-
ри фараона. «Сходи» означает, что младенец с этого момента усыновляется
царевной.                     

…Девица пошла и призвала мать младенца. (Исх. 2, 8)

Таким образом, согласно замыслу Божьему, Моисей единственный из
своего народа принимается в дом фараона, оставаясь в то же время истин-
ным израильтянином, которому мать передает традиции своего племени.

Только такое двойное воспитание и могло сделать Моисея способным
к тому, чтобы стать вождем своего народа: сам вырастая на свободе
и приобщаясь к знаниям египетских мудрецов, он знал и принимал близ-
ко к сердцу страдания израильтян. Если бы Моисей остался со дня рож-
дения в доме своей матери, его скорее всего убили бы, раньше или поз-
же. Если бы его передали на воспитание бедуинам пустыни, то он одичал
бы среди них, не будучи приобщен ни к еврейской, ни к египетской
культуре, и не смог бы стать избавителем народа. Если бы он воспиты-
вался при дворе фараона, но не знал ничего о собственном народе и его
страданиях, то тоже не смог бы осуществить призвание спасителя. Зна-
чит, Господь устроил все так и только так, чтобы Моисей был всесторонне
образован, знал жизнь обоих народов и мог впоследствии находить общий
                        

    – 297 –    
                                                                                                                                     


язык и с евреями, и с египтянами (ведь множество египтян обратилось
к истинному Богу и присоединилось к израильтянам при их исходе
Исх. 12, 38 и 49).            

Когда Мариам призвала Иохаведу,

Дочь фараонова сказала ей: возьми младенца сего и вскорми его мне;
я дам тебе плату. Женщина взяла младенца и кормила его. (Исх. 2, 9)

Господь не только спас раба своего Моисея, но Он сделал так, что его
кормила собственная мать по повелению дочери фараона и даже получа-
ла плату за вскармливание потенциального наследника престола (про воз-
можность такого престолонаследия сообщает Иосиф Флавий, о том же го-
ворят агадические комментарии к Книге Исход и Талмуд).

И вырос младенец, и она привела его к дочери фараоновой, и он был
у нее вместо сына… (Исх. 2, 10)

Моисея привели во дворец фараона уже довольно взрослым. Как же
его воспитывали до этого? Конечно, в духе израильских традиций. Несом-
ненно, он знал об угнетении и страданиях своего народа, знал и обетова-
ние о грядущем избавлении, данное праотцам. Моисей, приведенный в дом
фараона, должен был теперь получить нечто вроде «высшего образования»
знатного египтянина.

Существует предание, что когда дочь фараонова первый раз принесла
младенца во дворец и показала своему отцу, ребенок тотчас потянулся
к короне фараона, схватил ее и сбросил на пол. Согласно египетским при-
метам, это был очень плохой признак. Было решено, что младенца, явив-
шего столь дурное предзнаменование, надо убить. Однако дочь фараона
со слезами на глазах стала заступаться за него, и тогда фараон призвал
всех своих волхвов, жрецов и вельмож, и те начали гадать: а не тот ли
это самый младенец, ради избавления от которого в Египте убивали ев-
рейских мальчиков? Не его ли спасла дочь фараона? Тогда самые мудрые
жрецы повелели принести два блюда: одно с золотом и драгоценными
камнями, а другое с горящими угольями. Если младенец тот самый,
он должен быть смышленым с рождения и потянуться к золоту симво-
лу царской власти. Если же он потянется к углю и возьмет его в рот,
значит, он глуп и не опасен для фараона. И Моисей уже потянулся было
к золоту, но архангел Гавриил, охранявший его, невидимо направил его
руку к другому блюду. Тогда он положил уголь в рот и обжег язык по-
этому Моисей и стал косноязычен (Исх. 4, 10; 6, 12). Тем не менее
жизнь младенца была спасена, а принцессе позволили его усыновить:

…Он был у нее вместо сына и нарекла имя ему: Моисей, потому что,
говорила она, я из воды вынула его. (Исх. 2, 10)

Кто же нарек его Моисеем: мать или дочь фараона? Ведь обе они упо-
минаются в этом стихе. Когда в XIX веке был заново открыт и изучен
древнеегипетский язык, то оказалось, что в имени משה ‹Моше́›, «Моисей»,
скрыта контаминация двух смыслов, двух этимологий: древнееврейской
                        

    – 298 –    
                                                                                                                                     


и древнеегипетской. По-древнеегипетски «Мосе» означает «сын», «дитя».
Это слово является частью имен некоторых фараонов: Тутмосе (Тутмос)
«сын бога Тота» (бога мудрости), Яхмосе (Яхмос) «сын бога Яха» (бога
Луны) и т. д. По-древнееврейски «Моше» (от глагола משה ‹маша́› «вы-
тягивать», «вытаскивать», «избавлять») значит «извлеченный», «выну-
тый», «спасенный», а при символическом истолковании этого имени
«извлекающий», «выводящий» и «спасающий». Видимо, мать так назвала
мальчика по внушению свыше: «Моше» это одновременно и «вынутый
из воды», и «тот, кому суждено вывести, спасти, извлечь» из темных вод
египетского рабства израильский народ. Таким пророческим именем,
притом с древнееврейской этимологией, могла, конечно, наречь ребенка
только родная мать. Имя, однако, звучало так, что оно понравилось и до-
чери фараона, которая, истолковав по-своему, восприняла его как египет-
ское: «Мосе» «сын», «дитя». Так, по промыслу Божьему, пророческое
имя, данное матерью, Моисей сохранил и во дворце фараона.

Теперь перейдем к символическому значению описанных событий.
Страшным, ужасным испытаниям и смертельной опасности подвергается
«новорожденный младенец» наш внутренний человек в «Египте»,
мире темном и бездуховном (Иоан. 3, 3–8; Откр. 11, 8). Злое, демоничес-
кое начало хочет его умертвить. И для того чтобы он спасся, Господь яв-
ляет многие чудеса. Он устраивает все так, что самые грозные опасности,
которым символический «Моисей» подвергается в мире, служат спасению
«младенца», его росту, возмужанию и укреплению. Именно в Египте воз-
рос Моисей, именно там его научили премудрости (Деян. 7, 22). Именно
в Египте, несмотря на порабощение и уничтожение и вопреки им, возрос,
окреп и умножился народ Израиля. Так и все испытания, которым мы
подвергаемся в низшем, материальном, плотском мире, содействуют рос-
ту и возмужанию нашего внутреннего человека.

В конце концов наступает момент столкновения, противоборства двух
традиций, двух систем воспитания, двух духовных ориентаций, сосуще-
ствующих в душе Моисея израильской и египетской. К этому столкно-
вению, к выбору жизненного пути его приводит встреча лицом к лицу со
своими порабощенными братьями.

Спустя много времени, когда Моисей вырос, случилось, что он вышел
к братьям своим и увидел тяжкие работы их; и увидел, что египтянин бьет
одного еврея из братьев его. (Исх. 2, 11)

Как били надсмотрщики рабов? Одного удара хлыстом вполне доста-
точно, чтобы наказать за нерадивую работу, а если били долго и жестоко,
то часто забивали насмерть. С точки зрения Моисея, воспитанного в эти-
ческих традициях израильтян, убивающий (забивающий насмерть) невин-
ного и беззащитного человека сам, безусловно, достоин смерти. Моисей,
пользуясь положением египетского вельможи, осуществляет тут же, на
месте, правосудие над палачом-надсмотрщиком. Делает он это осторожно,
с оглядкой, чтобы не быть уличенным в сочувствии к рабам и в ненавис-
ти к их мучителям:            


                        

    – 299 –    
                                                                                                                                     


Посмотрев туда и сюда и видя, что нет никого, он убил египтянина
и скрыл его в песке. (Исх. 2, 12)

Каким же способом он убил египтянина? В тексте подробностей нет.
Согласно преданию, он сделал это не с помощью физической силы, а та-
инственной силой слова. Моисей, получив жреческое посвящение, несом-
ненно, владел магическими приемами египетских жрецов. Известно, что
древнеегипетские жрецы обладали умением убивать без физического при-
косновения. Однако, согласно традиционному пониманию эпизода, Мои-
сей не воспользовался своими познаниями в магии, а обратился с горячей
молитвой к Богу, и Господь совершил суд над надсмотрщиком. Поэтому
на другой день еврей, обидевший своего ближнего, обращается к Моисею
с таким вопросом: «Не говоришь ли ты, чтобы убить меня, как убил того
египтянина?» (слово אמר ‹оме́р›, «говоришь», переведено по-русски как
«думаешь» Исх. 2, 14).

Что же означают слова «посмотрев туда и сюда»? Буквальный их
смысл ясен: Моисей опасался свидетелей. Предание же объясняет эти сло-
ва аллегорически: Моисей уже тогда был великим духовидцем; «посмот-
рев туда и сюда», он увидел и прошлое надсмотрщика его предков, и бу-
дущее его потомков. И он понял, что «нет никого», т. е. нет никаких
праведных заслуг у его предков, которыми тот мог бы еще оправдаться
и удержаться в земной жизни, и не будет ни одного праведника среди
его потомков, ради которого его следовало бы оставить в живых. Поэтому
Моисей «убил его и скрыл в песке», т. е. незамедлительно осуществил
правосудие. Эта история имела знаменательное продолжение:

И вышел он на другой день, и вот два еврея ссорятся; и сказал он оби-
жающему: зачем ты бьешь ближнего твоего?
      А тот сказал: кто поставил тебя начальником и судьею над нами? не
думаешь ли убить меня, как убил египтянина? Моисей испугался и сказал:
верно, узнали об этом деле. (Исх. 2, 13–14)

Мы видим, до какой степени нравственного падения дошли некоторые
из сынов Израилевых в Египте. Все они находились в положении угнета-
емых и уничтожаемых, но тем не менее ссорились между собой, и у мно-
гих исчезло братское отношение друг к другу. И когда Моисей, проявляя
свойственное ему от рождения чувство справедливости и стремление к во-
дворению мира, начинает обличать виновника ссоры, тот оказывает ему
сопротивление, отказываясь подчиняться каким бы то ни было этическим
нормам. Впоследствии народ, ведомый Моисеем, много раз не повиновал-
ся, восставал против него, бывал недоволен, роптал, так что Моисей вре-
менами, изнемогая, говорил Богу:

Разве я носил во чреве весь народ сей, и разве я родил его, что Ты го-
воришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка… (Числ.
11, 12)

Первый, как бы прообразный, пример такого сопротивления Моисею
мы и видим в рассматриваемом эпизоде.


                        

    – 300 –    
                                                                                                                                     


Почему же «Моисей испугался»? Буквальный смысл очевиден: Мои-
сей испугался, что убийство надсмотрщика получило огласку и теперь
фараон поймет, на чьей стороне симпатии Моисея, и захочет от него из-
бавиться. Так и произошло.

И услышал фараон об этом деле, и хотел убить Моисея; но Моисей
убежал от фараона, и остановился в земле Мадиамской, и сел у колодезя.
(Исх. 2, 15)

Есть и второй, более глубокий смысловой пласт в словах «Моисей ис-
пугался». Ведь перед убийством египтянина Моисей убедился, что вокруг
никого нет. Кто же в таком случае оставался единственным свидетелем
содеянного им, кто мог сначала рассказать об этом другим евреям, а по-
том и донести фараону? Ответ может быть только один: еврей, спасенный
Моисеем из рук палача-надсмотрщика! И Моисею, увидевшему такой по-
ворот событий, было чего устрашиться. Если спасенный им от смерти че-
ловек вместо благодарности доносит на него, подвергая опасности жизнь
своего спасителя, значит, народ дошел до той степени нравственного па-
дения, когда он уже не способен возжаждать свободы. Рабское самоощу-
щение стало свойственно ему изнутри, поселилось в его сердце. И Мои-
сей бежит из Египта, быть может, подсознательно ожидая того времени,
когда народ будет способен помыслить об избавлении от рабства и возже-
лать свободы. Он ждет чуда, а оно произойдет только через сорок лет…

Так почему же Моисей поступил столь опрометчиво? Убив надсмотр-
щика, он поставил на карту свою жизнь, свою будущность, свою карьеру
египетского вельможи и, на первый взгляд, безнадежно проиграл. Ради
чего же он пожертвовал всей своей блистательной будущностью в Егип-
те? Желай он сохранить эту будущность, он мог бы убедить себя такими,
например, словами: лучше я потерплю, подожду, пока обрету достаточ-
ное политическое влияние, и тогда постараюсь облегчить участь своих со-
племенников. Оттого, что я убью сейчас надсмотрщика, заступлюсь за
одного человека, не изменится положение сотен тысяч людей. А сделав
это, я навсегда лишусь возможности помочь сынам Израиля.

Он не стал принимать во внимание, что поступается своим положени-
ем, богатством, будущностью, наконец, рискует жизнью. Моисей здесь
был первый раз по-настоящему испытан Богом. Чувство справедливости,
сильнейшее сочувствие к человеку, убиваемому невинно, превозмогло все.
И он выбрал правду, предпочтя ее всему! Вчерашний блистательный вель-
можа стал бездомным, нищим скитальцем, которого ищут, чтобы убить,
который бежит и нигде в Египте не может найти ни куска хлеба, ни при-
станища, потому что теперь он опасный преступник в глазах фараона.

…Моисей убежал от фараона, и остановился в земле Мадиамской, и сел
у колодезя. (Исх. 2, 15)

Земля Мадиамская находится на Синайском полуострове, неподалеку
от горы Синай, или Хорив, где впоследствии было дано через Моисея от-
кровение Господне всему народу Израилеву.


                        

    – 301 –    
                                                                                                                                     


Итак, вся слава предшествующей жизни пронеслась, как сон. Волею
Божьей Моисей возвращается к образу жизни патриархов своих отцов:
как и они, он сидит у колодца, встречается с пастухами, женится на де-
вушке из пастушеского племени, восходящего по родословию к праотцу
Аврааму (Быт. 25, 2).

Моисей выглядел нищим скитальцем в Мадиаме. Разумеется, он оста-
вил все свое состояние в Египте, а если бы он был одет в дорогие одеж-
ды, соответствующие его положению, его с легкостью узнали бы и схвати-
ли при бегстве: можно не сомневаться, что о приказе, отданном фараоном,
знали многие (Исх. 2, 15). Моисей, скитающийся в рубище по земле Ма-
диамской, служит прообразом Иисуса Христа. Моисей явился в мир, что-
бы спасти угнетенных, избавить их от рабства. Душа его горела жалос-
тью, состраданием к братьям своим, которых жестоко мучили и убивали.
Все это повторилось в жизни Иисуса Христа. Он явился в мир, чтобы из-
бавить людей от рабства греху и спасти их. И когда к Иисусу подошел
юноша и воскликнул:           

…Господин! я пойду за тобою, куда бы ты ни пошел.
      Иисус сказал ему: лисицы имеют норы, и птицы небесные гнезда;
а сын человеческий не имеет, где приклонить голову. (Лук. 9, 57–58)

И в этом Моисей, убегая от фараона, полностью прообразовал Иисуса.
Апостол Павел говорит:

Верою Моисей по рождении три месяца скрываем был родителями сво-
ими, ибо видели они, что дитя прекрасно, и не устрашились царского по-
веления. (Евр. 11, 23)

Так же скрывали родители и младенца Иисуса. И вера, присущая
благочестивым родителям, уже с младенчества передалась как Моисею,
так и Иисусу…                 

Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери
фараоновой,
      И лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное
греховное наслаждение… (Евр. 11, 24–25)

Лучше не скажешь. Он отказался от всего, что мог бы иметь в Егип-
те, отказался от будущей славы и «лучше захотел страдать с народом Бо-
жиим». Именно «Верою… придя в возраст, отказался называться сыном
дочери фараоновой…» Конечно, Моисей открыто и явно этого не сделал,
он не пришел и не сказал: «Не хочу быть сыном дочери фараона». Так он
не говорил. Однако своим поступком он как бы собственноручно распи-
сался под этим решением. И особенно интересны следующие слова апос-
тола о Моисее:                

…И поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели
египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние. (Евр. 11, 26)


                        

    – 302 –    
                                                                                                                                     


О каком же «поношении Христовом» здесь может идти речь? Ведь
Моисей жил за четырнадцать веков до Иисуса Христа? Из этих слов яс-
но, во-первых, что Моисей был прообразом Мессии, а поношение, которое
он терпел, было прообразом того поношения, которое предстояло перене-
сти Христу. И, во-вторых, греческое слово χριστος ‹христо́с› является
буквальным переводом древнееврейского משיח ‹маши́ах› «помазанник»,
а этим словом назывались все пророки, священники и цари, помазанные
на служение священным елеем (Исх. 28, 41; Лев. 4, 3; II Цар. 1, 14; 23, 1).
Следовательно, можно перевести и так: «поношение помазанника». А все
помазанники Божьи пророки, священники и цари служили, в том
или ином отношении, прообразами грядущего Христа.

Верою оставил он Египет, не убоявшись гнева царского, ибо он, как бы
видя Невидимого, был тверд. (Евр. 11, 27)

Главное, в чем Моисей прообразовал Христа,— его неколебимое упова-
ние на Небесного Отца. И в то же время Моисей как прообраз внутренне-
го человека, пришедшего в возраст «мужа совершенного», подает нам ве-
ликий пример: всегда взирать на Невидимого и быть твердыми во всех
испытаниях, не боясь ничего и никого, кроме Господа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


                        

    – 303 –    
                                                                                                                                     


 

 

 

 


 

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |