Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Статьи, выступления, комментарии    «Запечатанная книга» (пророчества Откровения Иоанна и их исполнение)

 

пророчества  Откровения  Иоанна
и  их  исполнение

 

Книга Откровение Иоанна, или Апокалипсис, по-древнееврейски, очевидно, должна называться חזון ‹Хазо́н› или חזיון ‹Хизайо́н› — «видение», как именуются произведения (или отдельные отрывки) апокалиптической литературы в каноне Ветхого Завета (ср. Ис. 1, 1). Согласно церковной традиции и мнению большинства исследователей, эта книга была создана в I в. н. э. в Малой Азии, историческая обстановка которой в соответствующую эпоху в книге отчасти воссоздается. Автором, согласно как церковному преданию, так и содержанию самой книги, является евангелист Иоанн, любимый ученик Иисуса Христа. Некоторые лингвистические и исторические данные говорят за то, что первоначально книга могла быть написана по-древнееврейски или по-арамейски (может быть, древнееврейские и греческие версии сосуществовали с самого начала).

Начинается книга словами:

Откровение Иисуса Христа, которое дал ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре. И Он показал, послав оное через ангела Своего рабу Своему Иоанну… (Откр. 1, 1)

Хотя это и не вполне привычно для нас, Иисус Христос называется здесь «ангелом», т. е. посланником Божьим, который передает Господню весть тому, кому она предназначена, в данном случае — апостолу (греч. αγγελος ‹а́нгелос› — «вестник», «посланник»). Сам вид Иисуса Христа, как он здесь изображен, очень напоминает описание ангела, о котором рассказано в Книге Даниила. Ангел, явившийся этому пророку, описан так:

…И поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. (Дан. 10, 5)

Иоанн тоже видит «сына человеческого», или «подобного сыну человеческому», в священническом белом (льняном) облачении — «подире»:

…И, посреди семи светильников, подобного сыну человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом… (Откр. 1, 13)

Здесь священническую белую одежду с золотым поясом носит Иисус — «ангел», явившийся апостолу (ср. описание священнических одежд в Ветхом Завете: Исх. 28, 39–41). Далее в Книге Даниила читаем:

Тело его — как топаз, лице его — как вид молнии; очи его — как горящие светильники, руки его и ноги его по виду — как блестящая медь… (Дан. 10, 6)

В Откровении Иоанна видим очень похожее описание:

…Очи его, как пламень огненный;   
И ноги его подобны халколивану, как раскаленные в печи… (Откр. 1, 14–15)

В Книге Даниила:

…И глас речей его — как голос множества людей. (Дан. 10, 6)

В Откровении Иоанна:

…И голос его, как шум вод многих. (Откр. 1, 15)

Действительно, оба описания совпадают вплоть до мелких деталей. Иисус говорит с Иоанном тем же поэтическим, таинственным, лаконичным пророческим слогом, в каком выдержана и речь ангела к Даниилу.

Воскресший Иисус, явившийся «во славе», передает откровение о будущем Церкви и человечества любимому ученику своему Иоанну, тому самому, который на последней пасхальной («тайной») вечери, склонив голову на грудь Учителя, возлежал с ним рядом и внимал его таинственным словам (Иоан. 13, 23–25). Однако теперь Иисус в своем ослепляющем величии внушает трепет, о котором Иоанн говорит:

И когда я увидел его, то пал к ногам его, как мертвый. И он положил на меня десницу свою и сказал мне: не бойся… (Откр. 1, 17)

Итак, в первый момент Иоанн как бы не узнает Учителя, он трепещет и ужасается. Так же и пророк Даниил после беседы с ангелом «болел несколько дней», а в миг, когда узрел иного ангела (Гавриила), «пал на землю», не мог устоять (ср. Дан. 8, 27 и 10, 8–10).

И вот Иисус начинает открывать Иоанну то, что произойдет в будущем. И прежде всего говорит о «семи церквах», т. е. по мнению ряда комментаторов, о семи периодах предстоящей истории всемирной Церкви, и, одновременно, — о семи разновидностях духовного состояния, в которых может пребывать всякая церковь — община верующих. В то же время речь идет о конкретных церквах в Малой Азии, которые уже существуют к моменту откровения Иисуса Иоанну и которые, следовательно, символизируют те исторические периоды и (или) те духовные состояния, о которых мы сказали. Названия этих церквей соответствуют тем городам, в которых они существовали в I в. н. э. в римской провинции Асии (территория современной Турции).

Следует отметить, что для правильной интерпретации Откровения Иоанна необходимо пользоваться не только понятиями и образами иудейской апокрифической литературы, созданной незадолго до начала новой эры, но и понятиями каббалистической мистики, даже и более поздними. Дело в том, что хотя книги Каббалы были записаны на сотни (а некоторые и на тысячу с лишним) лет позже, все же основные их идеи, как и многие образы, веками сохранялись в устной традиции неизменными. Это было обусловлено известной консервативностью мистических традиций вообще, и иудейской в особенности. Название «Асия», как знают все, изучавшие Каббалу, прилагается к четвертому из проявленных миров, наиболее удаленному от «источника» Божества, от «обители» Всевышнего, и означает оно: «сделанный», «приготовленный». Перечислим эти миры в их традиционном наименовании: Ацилу́т — мир, «непосредственно окружающий» Господа, мир «Его сияния»; Берия́ — мир первоначального духовного творчества, как бы «чертеж» вселенной; Йецира́ — мир «созидания», в котором обитают духи; и наконец Асия́ — наш видимый мир, который включает в себя огромное количество галактик, солнечных систем и планет, а также, по мнению некоторых толкователей, и множество параллельно существующих меньших миров… При таком понимании термина «Асия» оказывается, что «семь церквей» расположены одновременно и в историческом пространстве римской провинции Асия (в Малой Азии), и в особом духовном мире под названием Асия… Это — одно из проявлений многогранности смысла, сочетания буквального значения слов с их аллегорическим, пророческим и мистическим значениями в Книге Откровения, как, впрочем, и в библейских текстах вообще.

Явления и события духовных миров, как и мира вещественного, представляются как бы зеркалами, повернутыми разными гранями друг к другу, передающими и отражающими свет свыше. Поэтому то, что свершалось в древности, отражается на происходящих ныне событиях, а то, что случается в одном мире, преломляясь, отзывается в другом; каждое явление есть проекция или образ, или подобие, отблеск иного, «высшего» или «низшего», события…

Мы начнем наше беглое (за недостатком места) знакомство с некоторыми идеями, метафорами и пророчествами Апокалипсиса с четвертой главы этой Книги, поскольку именно с нее начинается «пророческий обзор» грядущих мировых событий.

Итак, глава четвертая, стих первый:

После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего. (Откр. 4, 1)

«Взойди сюда…» — для того, чтобы узреть и уразуметь тайны будущего, апостол должен «взойти» — подняться на более высокий уровень духовного познания, который в Писании обычно символизируется горой (Синай в Книге Исход, «гора Господня» в Псалмах) или лестницей («лестница Иакова» в Книге Бытия).

И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий… (Откр. 4, 2)

Описание Богоявления здесь и далее соответствует тем описаниям, которые содержатся в шестой главе Книги Исайи, в начале Книги Иезекииля, в Книге Даниила (7, 9–10) и в некоторых других местах книг Ветхого Завета. Конечно, Бог, по всему библейскому учению, невидим и не может быть изображен ни в каком облике (ср. Исх. 33, 20; I Иоан. 4, 12; I Тим. 6, 16). Однако для того, чтобы дать пророку наглядное представление о царствовании Господа над миром и о могуществе Его, Он является в образе Старца, сидящего на престоле. И тот мир, в котором (или из которого) созерцает Иоанн величие Господа, имеет совсем иные закономерности (в том числе и пространственные), чем наш физический мир:

…И перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. (Откр. 4, 6)

Мы видим, что эти животные находятся одновременно и «посреди престола», и «вокруг престола». В нашем мире ни одно твердое тело не может находиться одновременно в двух разных местах. Здесь же, в высшем мире, это возможно. Животные, как и в знаменитом видении Иезекииля (Иез. 1), называемом каббалистами מעשׁה מרכבה ‹маасэ́ меркава́› («устройство колесницы»), «исполнены очей спереди и сзади». Существа, живущие на земле, не обладают способностью видеть одновременно все вокруг — «спереди и сзади». Однако эти «животные» такой способностью обладают, и мы можем догадываться, что видят они и будущее — глазами, обращенными вперед, и прошлое — глазами, «повернутыми» назад. Кстати, слово «животное», здесь употребляемое, представляет собой не вполне адекватный эквивалент древнееврейского חיה ‹хайя́› — «живое существо»; точно так же именуется эта разновидность духов в первой главе Книги Иезекииля.

Все описываемое происходит на «море стеклянном, подобном кристаллу». Поскольку Иоанн, выражаясь древним языком каббалистической мистики, поднялся в мир Йецира из нашего мира Асия и именно оттуда созерцал «колесницу», или «престол Божий» (находящийся еще гораздо выше — в мире Берия), постольку апостол видит наш мир Асия как бы отраженным в стекле — опрокинутым в «стеклянном море». Это «море стеклянное, подобное кристаллу», является своего рода зеркалом. А это значит, что всякое существо (например, описанные выше «животные»), движущееся в пространстве высшего мира, имеет свое «подобие», свою «проекцию», «опрокинутую вниз головой», т. е. зеркально отраженную внизу, в нашем мире Асия. Собственно, все содержание Апокалипсиса говорит о таком «перевернутом отражении» на уровне земной истории тех духовных процессов, которые происходят в высших мирах…

Далее мы читаем:

И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями. (Откр. 5, 1)

Несомненно, эта книга имела традиционную форму иудейского свитка Торы (Пятикнижия Моисеева), которым пользовались на своих Богослужебных собраниях и ранние иудео-христиане. Аргументом в пользу такой точки зрения служит то, что «обычную» книгу (имеющую форму «кодекса») нельзя «запечатать семью печатями» с тем, чтобы постепенно, по частям, «снимать» их. А часть свитка, будучи свернута, как раз может быть «запечатана печатью», при снятии которой можно эту часть прочитать. Следующая часть свитка может быть запечатана еще одной печатью, и т. д.

…И сказано, что никто «ни на небе, ни на земле» не мог снять эти печати и раскрыть книгу (Откр. 5, 1–4). Однако Иоанн услышал голос одного из 24 старцев (пророков, присутствующих в высшем мире), который сказал:

…Вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу… (Откр. 5, 5)

Символом колена Иуды был лев (Быт. 49, 9). И поэтому здесь Иисус-Мессия, происходящий из колена Иуды, изображается в виде льва — самого сильного, победоносного, царственного из всех зверей. В то же время Мессия именуется «корнем Давидовым». Этот образ восходит к знаменитой 11-й главе Книги Исайи, где Мессия описан как «отрасль от корня Иессеева», т. е. как потомок Иессея — отца царя Давида.

Интересно, что здесь Христос назван не только «отраслью» от корня, но и самим «корнем» Давида. Почему же? Согласно мистическому учению Каббалы здесь имеются в виду определенные замыслы и цели, которые должны были найти воплощение в будущем, на уровне земной истории человечества. Поэтому как бы «корнем» создаваемых явлений, их рядов и типов, генеалогий целых народов считается их завершение. «Корень» рассматривается не только как начало и исток, но и как смысл, как завершение, как цель. Действительно, «целью» существования Давидовой династии является рождение в ней Мессии. Поэтому Мессия и называется «корнем». Если мы представим себе Давидову династию как некое родословное древо, то «корень» этого дерева находится в будущем, в Мессии («во Христе»), а ветви как бы простираются в прошлое, к его предкам.

Самого же Мессию, Иисуса Христа, Иоанн описывает так:

…Посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный… (Откр. 5, 6)

Теперь апостол видит его уже не в образе льва, а в виде Агнца. Мы знаем, что еще один библейский символ Мессии — это жертвенный ягненок, который приносился в жертву Господу. Его кровью совершалось очищение грехов (Исх. 12, 3–13 и Числ. 28, 3–6). Как известно, первым сравнил Иисуса Христа с «Агнцем, берущим на себя грех мира», Иоанн Креститель (Иоан. 1, 29).

Если мы обратим внимание на положение Агнца, то заметим: он «стоял посреди престола», а ведь на престоле был Сидящий (Откр. 4, 2–3 и 5, 6)! Значит, Агнец, отнюдь не сливаясь воедино со Всевышним, сидящим на престоле (ср. 5, 7), находился на том же самом месте! В физическом мире невозможно, чтоб два тела, не сливаясь, не совмещаясь и не вытесняя друг друга, одновременно занимали одно и то же пространство. В мире же высшем, очевидно, это возможно, там действуют иные, непредставимые для земного человека, законы…

Это был

…Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей… (Откр. 5, 6)

В Книге Захарии «семью очами» названы «семь духов Божьих», которые обозревают весь мир (Зах. 3, 10). Эти «семь духов» как бы вверены руководству Агнца, служат ему, принадлежат ему…

И вот начинает Агнец снимать печати, которыми запечатана книга, и являть Иоанну смысл будущих событий мировой истории:

И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. (Откр. 6, 1)

Иоанн переносится в будущее. Повеление «иди» означает, что взор его духа перемещается в грядущие времена…

Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить. (Откр. 6, 2)

На «коне белом», как сказано в другом месте Апокалипсиса, явится к концу истории Иисус:

И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, который праведно судит и воинствует.

…Он был облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: «Слово Божие». (Откр. 19, 11–13)

«Слово Божие», или Логос (Иоан. 1, 1) является в образе всадника, облаченного в белую одежду. Мессия-Логос держит лук, т. е. выступает как борец и получает венец как победитель. В этом образе победителя-Мессии созерцает Иоанн ту эпоху, которая должна была наступить после тяжелых гонений на христиан, — эпоху торжества Христианства, распространение его, как победившей религии, на всей территории Римской империи. Это видение начало осуществляться через полтора века после эпохи апостольской — в первой четверти четвертого века. В 325 году на Никейском соборе, — первом церковном соборе, проводившемся открыто, официально и при покровительстве императора Константина, — были сформулированы основные положения христианской догматики, и Христианство было официально признано господствующей религией в Римской Империи. Символизируя победившую Церковь, сам Иисус в пророчестве Иоанна выступает в белом облачении и получает венец, иначе говоря, признается Царем теми народами, которые принимают Христианство.

Примерно в то же время заканчивается история античного мира и начинается эпоха раннего средневековья. Поэтому вторая печать, которую снимает с книги Агнец, открывает следующий большой период истории человечества:

И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри.
И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч. (Откр. 6, 3–4)

Эпоха средневековья — это время распада крупных государств, в том числе Римской империи, на множество воюющих между собой, постоянно борющихся и меняющих свои границы феодальных владений, это время феодальных междоусобиц. «Большой меч», описанный здесь, символизирует постоянную войну. А то, что дано сидящему на коне «взять мир с земли, чтобы убивали друг друга», означает, что крупные государственные образования, благодаря которым поддерживался мир между народами, распались и разделились, мир между их гражданами исчез, и они постоянно с тех пор воевали друг с другом на протяжении веков. После эпохи феодализма, как известно, наступает время капиталистического развития. И мы читаем далее:

И когда он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри… (Откр. 6, 5)

Внутренний взор Иоанна перемещается в конец эпохи средневековья  — к временам перехода от натурального хозяйства к широкому товарообмену, характерному для капиталистического общества:

…Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. (Откр. 6, 5)

В греческом оригинале здесь стоит слово ζυγον <дзюго́н> — «весы», переведенное в русском синодальном тексте как «мера». Иначе говоря, все взвешивается, все покупается и все продается в наступившую новую эпоху.

И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай. (Откр. 6, 6)

Хиникс — это мера зерна, достаточная для пропитания одного человека в течение дня, а динарий — средняя плата, полагавшаяся поденному работнику. Столь высокие цены на зерно указывают, по всей видимости, на произвольное завышение стоимости продуктов питания при наступлении капитализма, на всевозможные злоупотребления в этой области. Однако притом, что продается и покупается все, одни только «елей и вино» не должны быть «повреждены», — иначе говоря, не должны становиться объектом торговых манипуляций. Елей символизирует в книгах Нового Завета помазание Духом Святым, ибо елеем помазывали на царство царей, посвящали на служение пророков и священников (ср. I Иоан. 2, 20 и 27 с Евр. 1, 8–9). Этот Божественный дар «не повреждается», не подлежит купле и продаже. А вино — «кровь виноградной лозы» (Втор. 32, 14) — символизирует ту животворящую силу, которая связывает воедино, поддерживает и питает всех членов Церкви и названа в Новом Завете Кровью Христа (ср. Иоан. 15, 1–4 с Матф. 26, 27–29). Именно эти два начала, содержащие в себе самую суть христианской жизни, не могут быть «повреждены» даже тогда, когда буквально все становится товаром…

Капиталистическая эпоха на поздних этапах своего развития страшным образом осуществляет, делает реальностью вековые кошмары человечества. В XX веке появляются чудовищные по своей жестокости тоталитарные режимы — нацизм и коммунизм. И мы читаем об этом далее:

И когда он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри.  
И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним… (Откр. 6, 7–8)

Действительно, в XX веке погибло столько людей, сколько не умирало до срока ни в одном из предшествующих столетий. Как никогда разгулялись на земле демонические силы, и их символизирует «всадник, которому имя „смерть“». Жертвой этого «всадника» стали десятки миллионов людей, претерпевших насильственную смерть или погибших от голода. «И ад следовал за ним…» На земле воцарился сущий ад: как известно, после Первой мировой войны произошли страшные кризисы, сопровождаемые голодом, и сравнительно скоро разразилась Вторая мировая война…

Кроме того, очень большое число человеческих душ, расстававшихся с телом в эту эпоху, попадало в ад, ибо люди умирали ожесточенными, озлобленными, озверевшими, отходили без покаяния…

На какую же часть населенной земли, согласно пророчеству, должна простираться власть этих злых сил смерти и ада? —

…И дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными. (Откр. 6, 8)

Территория бывшего Советского Союза, шедшего в «авангарде стран социализма», занимает примерно шестую часть суши. Если мы прибавим сюда территорию Китая, Монголии, Восточной Европы, а также территорию большей части Западной Европы, которая была в течение нескольких лет оккупирована немецким нацизмом, то мы как раз и получим «четвертую часть земли». На ней-то и происходило «умервщление мечом», т. е. военным и иным насилием, а также голодом, мором (страшными эпидемиями) и «зверями земными». В связи с последним вспомним, что как в нацистских, так и в советских концлагерях людей травили специально выдрессированными собаками…

Однако и эта страшная эпоха подошла к концу. Побежден нацизм, сходит с исторической арены коммунизм…

И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. (Откр. 6, 9)

О каком «жертвеннике» здесь идет речь? В Книге Исход сказано, что Господь повелел Моисею:

…Сделай Мне жертвенник из земли… (Исх. 20, 24)

Жертвенник, стоявший перед входом в священную Скинию, — «медный жертвенник», на котором приносились в жертву домашние животные, — был пуст внутри и до половины наполнен землей. Такое его устройство как бы указывает на то, что наша земля, наш земной мир сами являются «жертвенником», на котором человек должен свое «животное» начало, т. е. свои физические силы, приносить в жертву началу духовному — «пламенеть духом». Люди же, убитые за веру в Единого Бога, считаются принесшими свою жизнь в жертву для освящения Его имени. Их-то и увидел Иоанн «под жертвенником»: «…души убиенных за слово Божье и за свидетельство, которое они имели» (Откр. 6, 9).

И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? (Откр. 6, 10)

Зададим вопрос: чьи же это души так взывают к Богу? Если б это были души «свидетелей Христовых» — христианских мучеников, то разве бы они взывали о мести? Сам Иисус, когда его распинали на кресте, умолял Отца:

…Отче! прости им, ибо не знают, что делают… (Лук. 23, 34)

Побиваемый камнями первомученик Стефан молился за своих убийц:

…Господи! не вмени им греха сего… (Деян. 7, 60)

Христианам заповедано «любить врагов и благословлять проклинающих», им запрещено мстить и взывать о мести (Матф. 5, 44; Римл. 12, 14 и 17). Истинные святые, верующие в Иисуса, молились за своих убийц. Те же люди, о которых здесь сказано, что они «имели свидетельство» и «были убиты за слово Божие», взывают именно о мести, настаивают, чтобы их кровь была отмщена. Заметим при этом, что речь идет о «свидетельстве слова Божия», а не о «свидетельстве Христовом». Кто же это? Очевидно, это евреи, или иудеи — представители древнего избранного народа Божьего (ср. Исх. 19, 5–6 с Римл. 11, 25–29), шесть миллионов которых было убито в XX веке немецкими нацистами, и еще великое множество погибло во время гражданской войны в России и на Украине, во время сталинских репрессий и т. д. Им неизвестна была евангельская заповедь о всепрощении и о молитве за врагов. Однако они имели свидетельство Божье, ибо в соответствии с учением Библии Израиль есть Его свидетель в истории человечества, это — «народ священников» (ср. Исх. 19, 6 и Иер. 33, 23–26). Это они, «невинно убиенные», «возопили, говоря: доколе… не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» И далее читаем:

И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число. (Откр. 6, 11)

Значит, еще не закончились ужасающие потрясения и катастрофы; и все же бо́льшая часть мучеников, освятивших своей смертью Божье имя, «набрана», хотя к тому времени еще осталось «восполнить» их число теми, кто «приложится» к убитым впоследствии…

И даны этим убитым «одежды белые» — следовательно, они своей смертью «обелились», омыли свои грехи и теперь являются ходатаями пред Богом и за народ свой, и за все человечество (ср. Откр. 7, 13–15). Господь повелевает им «успокоиться», т. е. перестать взывать о мести. Очевидно, такое воззвание к Богу о мести раздалось из их уст только в то первое мгновение после насильственной смерти, когда потрясенная совершенной над ней жестокостью душа еще не осознает законов того нового для нее мира, мира любви и кротости, в который она перешла… Мы можем предполагать, что если первое время эти души и взывали о мести, то потом, поняв, что они находятся теперь в мире, где действуют более высокие законы, получив «белые одежды», они успокоились и стали ходатаями за живущих…

Что же ждет человечество дальше, после снятия Агнцем шестой печати? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к древнему пророчеству Моисея о благословении и проклятии, жизни и смерти, которые предложены Богом на выбор народу (Втор. 30, 15–20). Моисей не сказал, что проклятие обязательно постигнет народ. Проклятие может постигнуть его, только если народ отступит от Бога, станет презирать Его заповеди и издеваться над Его пророками (ср. Лев. 26, 14–16). В случае же покаяния народа проклятие может не сбыться, или, по крайней мере, «сбыться» только на духовном уровне, не переходя на материальный (ср. Ион. 3, 10 и Ам. 7, 1–6). Мы все должны постоянно молиться о том, чтобы пророчества, приведенные в шестой главе Откровения, не сбылись буквально. Хотя в некоторых местах земли они уже отчасти исполнились: уже были Хиросима и Нагасаки, были испытания ядерного оружия на живых людях, был Чернобыль… Тем не менее, мы можем и должны просить Всевышнего, чтобы эти бедствия не приобрели всеобщего характера, ибо «Богу все возможно» (Матф. 19, 25–26).

При буквальном же исполнении всех слов о снятии шестой печати — какая участь ожидает человечество?

И когда он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. (Откр. 6, 12)

«Великое землетрясение» может наступить, притом в разных местах земли одновременно, во время ядерной войны, слова: «солнце стало мрачно» могут указывать на «ядерную зиму», когда солнце перестанет быть видимо на земле…

И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои. (Откр. 6, 13)

Смоковница, когда ее плоды еще не созрели, стряхивает их в большом количестве, если ее сильно потрясти. И мы вместе с апостолом видим страшнейшую из всех земных катастроф: множество этих «незрелых плодов» — порождений нравственно незрелого человеческого рассудка, а именно — атомных и водородных бомб, падает на землю… А настоящие «звезды небесные» не могут упасть на нашу планету, потому что каждая из них во много раз больше Земли… Почему же Иоанн говорит здесь все-таки о звездах? Очевидно, потому, что апостол не имел иных слов для описания того, что наблюдал. Когда происходит атомный или водородный взрыв, то создается впечатление, будто на земле «взорвалась звезда», появилось новое ослепительное солнце… Быть может, потому и названы здесь «незрелые смоквы» нашей технической горе-цивилизации «звездами небесными»… А что же произойдет после падения всех этих страшных «звезд»? —

И небо скрылось, свившись, как свиток… (Откр. 6, 14),

— значит, сгорела, исчезла земная атмосфера, или, по крайней мере, ее часть. —

…И всякая гора и остров двинулись с мест своих. (Откр. 6, 14)

Эти слова, кажется, не нуждаются в комментариях: мы понимаем, что может произойти при одновременном взрыве всего ядерного потенциала Земли… —

И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор… (Откр. 6, 15)

«Пещеры» и подземные «ущелья» — это как раз те слова, которые мог с наибольшей точностью подобрать апостол Иоанн для обозначения бункеров и бомбоубежищ. Подобные укрытия на случай войны, как известно, уже сейчас существуют в большом количестве. И мы видим, как люди, забыв прежние свои социальные различия, чины и ранги, независимо от того, были ли они царями или рабами, богатыми или бедными, все вместе убегают в эти «пещеры и ущелья» и скрываются в них…

Однако тут возникает интересный вопрос. Дело в том, что при обычном землетрясении люди как раз не прячутся в укрытиях, а наоборот, выбегают из жилищ на ровные места, чтобы на них не обрушились стены и своды. А в данном случае они, напротив, сбегаются в какие-то подземные жилища… Значит, они боятся чего-то другого. Чего же именно? В XX веке можно дать ясный ответ на этот вопрос: они боятся облучения, боятся страшнейших болезней, вызываемых радиацией, предпочитают мгновенную смерть от обвалов медленной и мучительной смерти от облучения…

Поэтому следующий стих звучит так:

…И говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца… (Откр. 6, 16)

Значит, эти люди действительно предпочитают смерть от «упавших камней»:

…Ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять? (Откр. 6, 17)

…Седьмая глава начинается с описания затишья, наступившего на земле: четверо ангелов сдерживают «четыре ветра земли»:

И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево. (Откр. 7, 1)

«Ветер», как известно, — символ войны, борьбы как духов, так и покровительствуемых ими народов:

Начав речь, Даниил сказал: видел я в ночном видении моем, и вот, четыре ветра небесных боролись на великом море,           
И четыре больших зверя вышли из моря, непохожие один на другого. (Дан. 7, 2—3)

На фоне затишья выступает ещё один ангел, «восходящий от востока солнца», т. е. идущий с Дальнего Востока, и имеющий «печать Бога живого» (ст. 2). Подобная же печать, которой Божий посланник отмечает чело каждого праведника, печалящегося о творимых в Иерусалиме беззакониях, описана в Книге Иезекииля. Там сказано, что чела таких людей запечатлеваются буквой «тав» (в Синодальном переводе — «знак»):

И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак. (Иез. 9, 4)

Что же означает эта буква? С неё начинается слово «Тора»: ведь о ней праведник, как сказано в Первом Псалме, «размышляет день и ночь» (Пс. 1, 2), и потому его чело, его мысли как бы «осенены Торой». В то же время «тав» как последняя буква означает «завершение», «полноту» — и указывает на людей, вполне преданных учению Божьему. Такой печатью знаменуются новозаветные израильтяне, как написано:

…Сохраняющие заповеди Божии и имеющие свидетельство Иисуса Христа. (Откр. 12, 17)

Всего их — 144 тысячи, по 12 тысяч из каждого колена Израилева (Откр. 7, 4–8). Если бы «запечатывание» этих праведников длилось сотни или даже тысячи лет (некоторые толкователи считают, что здесь образно представлены все мученики, или все святые Христианства за всю историю), то всё это время должно было продолжаться «затишье на Земле», описанное в Откр. 7, 1. Однако мы не знаем сколько-нибудь длительных периодов такого «затишья»: история человечества — это сплошные войны, катастрофы и т. п. Поэтому период «положения печати на челах рабов Бога» (Откр. 7, 3) должен быть достаточно кратким. Знаменательно обозначение запечатлеваемых именно как «рабов Божьих»,— это те, кто совершенно послушны Владыке своему:

Сын чтит отца и раб — господина своего; если Я отец, то где почтение ко Мне? и если Я Господь, то где благоговение предо Мною?..» (Мал. 1,  6)

Признаки 144-х тысяч рабов Божьих описаны вполне определенно:

Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцу Богу и Агнцу… (Откр. 14, 4)

И если в Книге Иезекииля отмеченные знаком «тав» остаются при поражении остальных жителей города физически живыми (Иез. 9, 5–6), то в Откровении Иоанна запечатленные во главе «великого множества… из всех племён и колен, и народов и языков» (Откр. 7, 9) «пришли от великой скорби; они омыли одежды свои… кровию Агнца» (Откр. 7, 14). Они — уже не на Земле, но в вышнем мире, «пред престолом Бога… в храме Его» (ст. 15). Таким образом, спасение их —  не физическое, как у Иезекииля, но духовное: они спасли души свои и обитают вместе с Агнцем «на горе Сионе пред престолом» Божиим (Откр. 14, 1–3).

Слова же о «великой скорби», которую они претерпели вместе с «великим множеством» праведников из других народов, и о «крови Агнца» (Откр. 7, 14) указывают на их мученический путь — на то, что они стали невинными жертвами лютой злобы «дракона, древнего змия», духа зла (ср. Откр. 12, 9, 17).

В связи с перечислением двенадцати колен (Откр. 7, 4–8) встает вопрос: каким образом представители давно (в эпоху разрушения Северного Израильского царства) исчезнувших «десяти колен» оказались включенными в число наисвятейших праведников? Ведь после разгрома ассирийскими царями Северного царства остались лишь колена Иуды и Вениамина (и среди  них — также левиты, поэтому правильнее говорить об исчезновении девяти, а не десяти колен — IV Цар. 17, 6, 18; II Пар. 11, 12–14; Ездр. 4, 1)?..

Ответ на этот вопрос может быть неоднозначным. Во-первых, отдельные представители других колен, помнившие о своём родословии, ещё долго жили среди иудеев и вениаминитян (см. Лук. 2, 36); во-вторых, от исчезнувших колен произошли многие народы, забывшие о своём корне и истоке, однако же хранящие о них генетическую память, которая «воскресает» при обращении отдельных представителей этих народов к Богу Израилеву. Поэтому в число ста сорока четырёх тысяч израильтян могли войти некоторые праведники, формально относящиеся к различным народам Европы и познавшие Истину изнутри различных течений Христианства.

Итак, к какому же времени относится срок «запечатывания», а затем — и мученичества тех праведников, жизнь которых провидел Иоанн? Мы говорили выше о величайшей в истории жертве и беспримерном мученичестве сынов Израиля во время Катастрофы, описанной в Откр. 6, 7–11. Именно в период Второй мировой войны в числе убиенных нацистами более шести миллионов евреев оказалось и огромное число детей и юношей, не успевших вступить в брак — «оскверниться с жёнами» — и оставшихся девственниками:

Это те, которые не осквернились с женами, ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу… (Откр. 14, 4)

Все они были рождены и воспитаны в семьях верующих иудеев и успели познать основы Торы и библейского вероучения в целом, так как, согласно еврейской традиции, религиозное обучение детей начинается с очень раннего возраста. Они-то и составили основу тех ста сорока тысяч праведных душ, которые были «искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу». Остаётся вопрос: когда же открылся им Мессия (Агнец): ещё во время земной жизни — или уже после перенесённой ими мученической смерти? Конечно, это могло происходить с разными детьми и юношами по-разному: перед Второй мировой войной было, например, много еврейских семей, изучавших Евангелие и принимавших Благую Весть. Так или иначе, но среди убитых нацистами находилось именно такое число наиболее святых и непорочных детских и юношеских душ, какое названо в Откровении.

Катастрофа, Холокост — это одно из страшнейших событий всемирной истории; но если мы помним ту истину, что бессмертный дух человеческий должен одолеть ряд ступеней на пути к совершенству, к очищению своему, то понимаем, что для многих душ, живших в телах убиваемых евреев, именно такой путь был кратчайшим к престолу Божьему. Именно этим «первенцам Богу и Агнцу» после мученической кончины была дана великая сила молиться пред Богом за свой народ и за все человечество. И мы видим, что именно после Второй мировой войны и нацистского уничтожения евреев воссоздалось государство Израиль. И можем думать, что молитвы ста сорока четырех тысяч «духов праведников, достигших совершенства» очень и очень способствовали возрождению Израиля…

 После описания этих ста сорока тысяч говорится, что, кроме них,

…Великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. (Откр. 7, 9),

Число праведников, святых и мучеников из всех народов, пожертвовавших жизнью ради ближних своих, безмерно велико, — включая и тех, кто и духовно, и физически сражался против сатанинских сил в XX веке. Все они предстали пророческому взору Иоанна в белых одеждах и с пальмовыми ветвями: белые одежды надевали на себя священники и левиты, а пальмовые ветви — «лулав» — предписано носить во время торжественных процессий Праздника Кущей:

А в пятнадцатый день седьмого месяца, когда вы собираете произведения земли, празднуйте праздник Господень семь дней: в первый день покой и в восьмой день покой;   
В первый день возьмите себе ветви красивых дерев, ветви пальмовые и ветви дерев широколиственных и верб речных, и веселитесь пред Господом Богом вашим семь дней… (Лев. 23, 3940)

Но Праздник Кущей есть завершение года, собирание урожая. И когда Иисус объяснял своим ученикам притчу о жатве, то он сказал так: «Жатва есть кончина века» (Матф. 13, 39), то есть конец мировой истории. Люди, пожертвовавшие жизнью для освящения Имени Бога и для спасения ближних своих, — находятся в Вышнем мире; для них уже наступило завершение всего земного, они собирают урожай своей веры и добрых дел, они воистину празднуют Праздник Кущей на небесах.

И далее Иоанна спрашивает один из старцев-пророков:

…Сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? (Откр. 7, 13)

И тут же объясняет ему сам:

…Это те, которые пришли от великой скорби. (Откр. 7, 14)

Действительно, «великая скорбь» — истребление народов в XX веке — беспрецедентна во всей мировой истории…

…Они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. (Откр. 7, 14)

Обратим внимание на выражение «омыли одежды». Праведники своим покаянием, добрыми делами, исполнением Закона Божьего «омыли одежды», то есть исправили свойства своих душ (ср. Матф. 22, 11–13), а потом еще и «убелили кровью Агнца». Ведь человек, старающийся соблюдать Слово Божье, не может своими силами до конца все соблюсти, быть совершенным; тогда ему приходит на помощь принесенная за него жертва Мессии. Поэтому «омыли одежды» — это указание на усилия самого человека, а «убелили одежды свои кровью Агнца» — описания той помощи, которая подается ему через великую Голгофскую жертву. Однако в словах об «агнчей крови» содержится, как мы уже говорили, и дополнительный смысл: они являются также и метафорой невинной мученической смерти, которую, по подобию Мессии, претерпели праведники…

За это они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. (Откр. 7, 15)

«Обитание» Бога в праведных душах, их водительство Духом Божьим упомянуты в Первом Послании Павла к Коринфянам:

Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? (I Кор. 3, 16)

Вот цель и смысл существования человека: он должен стать Храмом, обителью Божьей на Земле, жилищем Божьего Духа.

 

Переходим к следующим главам. Восьмая глава описывает очень тяжелые поражения, которые ожидают живущих на Земле. У нас нет возможности сейчас подробно на этом останавливаться; упомянем только кратко о «звезде полынь» (Откр. 8, 10–11), «горящей, подобно светильнику». Многие отождествляют её со взрывом («горением») Чернобыльской атомной станции в 1985 г., указывая и на тождество названий: «чернобыльник» именуется в ботанике также «полынью обыкновенной»… Отравление вод и окружающей среды в целом («многие из людей умерли от вод») — последствие падения этой «звезды».

Девятая глава начинается так:

Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны.         
Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя. (Откр. 9, 12)

Когда происходит ядерный взрыв, то кажется, что на Земле как бы возникает «новая звезда», рождение которой сопровождается страшной вспышкой: «Я увидел звезду, падшую с неба на землю». Но этой звезде еще и «дан ключ от кладязя бездны». В буквальном смысле, бездна — это огромная воронка, которая остается после взрыва атомной или водородной бомбы. Но тут имеется и другой смысл: бездной называются водные глубины (Быт. 1, 2), символизирующие, согласно древним представлениям, вещество как таковое — «бездну неисследимую». Ядерный взрыв является как бы «ключом от кладязя бездны», который «отворяет» вещество на уровне атома — в самой его глубине. «Она отворила кладязь бездны» — т. е. началась атомная реакция. И далее рассказывает Иоанн о её последствиях: «И вышел дым из кладязя, как дым из большой печи». Действительно, атомный взрыв напоминает столб дыма: ядерный «гриб», поднимаясь, «помрачает (т. е. скрывает) солнце» и «помрачает воздух» (радиация отравляет его).

Далее видит Иоанн, как, одновременно со взрывом, вылетают большие эскадрильи самолетов. Самолеты описаны так:

По виду своему саранча была подобна коням, приготовленным на войну… (Откр. 9, 7)

Созерцая в видении летательные аппараты (самолеты) из далёкого будущего, Иоанн описывает их как саранчу огромных размеров, подобную коням (боевым животным). Как известно, саранча летает строем; и точно так же строем вылетают боевые самолёты. И далее сказано:

…Лица же ее — как лица человеческие. (Откр. 9, 7)

— поскольку Иоанн увидел лица летчиков внутри самолетов;   

…Волосы у ней — как волосы у женщин. (Откр. 9, 8)

— за самолетами тянется по небу белая дорожка, которая, понемногу размываясь, уподобляется растрёпанным длинным волосам;

…А зубы у ней были, как у львов. (Откр. 9, 8)

— это указывает на сокрушительную мощь авиации;

На ней были брони, как бы брони железные… (Откр. 9, 9)

— очевидно, что самолеты покрыты металлической бронёй;

…А шум от крыльев ее — как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну… (Откр. 9, 9)

С огромным шумом в железной броне летают эти страшные представители невиданной саранчи, а внутри них — «лица человеческие».

…У ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала. (Откр. 9, 10),

— в задней части самолётов находятся люки, из которых выбрасываются бомбы, которыми «саранча» «жалит» землю.

Здесь же описано также страшное огнестрельное оружие:

Так видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе брони огненные, гиацинтовые и серные. (Откр. 9, 17)

Как мы видим, механические устройства, тоже управляемые людьми («всадниками»), покрыты «бронями» — бронированы.

…Изо рта их выходил огонь, дым и сера. (Откр. 9, 17)

Ясно, что это некие машины, снабженные огнестрельным оружием, — наподобие танков. Однако приводится и некоторое уточнение:

…Ибо сила коней заключалась во рту их и в хвостах их; а хвосты их были подобны змеям, и имели головы, и ими они вредили. (Откр. 9, 19)

«Хвосты с головами» напоминают пулемётные ленты с зарядами, которые движутся от «хвоста» к «голове» орудия, откуда заряды и выпускаются.

Ну, а последние стихи девятой главы говорят о том, что люди так и не покаялись в своих грехах и продолжали нарушать Закон Божий, как и прежде:

Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным, медным, каменным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слышать, ни ходить.        
И не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем. (Откр. 9, 2021)

Заметим, что описанные орудия принесли гибель «третьей части людей», которые и умерли от «огня, дыма и серы»:

От этих трех язв, от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей… (Откр. 9, 18)

Скорее всего, имеется ввиду третья часть воинов, непосредственно принимавших участие в сражениях, что примерно соответствует результатам ряда ключевых битв Второй мировой войны…  

 

…Десятая глава повествует о новых видениях. Здесь Иоанну даётся повеление

…Пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих. (Откр. 10, 11)

Его пророчество не ограничивается географическими или временными пределами, оно охватывает большýю часть человечества и огромные исторические периоды.

 

В одиннадцатой главе излагается следующая серия пророчеств:

И дана мне трость, подобная жезлу, и сказано: встань и измерь храм Божий и жертвенник, и поклоняющихся в нем.          
А внешний двор храма исключи и не измеряй его, ибо он дан язычникам: они будут попирать святый город сорок два месяца. (Откр. 11, 1–2)

Согласно историческим данным, Иерусалимский Храм имел предел, называвшийся «двором язычников»: язычникам запрещалось проникать в другие части огромного храмового комплекса. Точно так же и в Храме невидимом, где совершается поклонение Богу всеми молящимися на Земле, есть люди, которые приносят жертвы на жертвеннике Божьем, — они свои физические силы, свою низшую животную энергию возводят на более высокий уровень и используют её для исполнения велений Духа. А есть и поклоняющиеся только внешним образом, как бы попирающие внешний двор Храма; таковые люди называются «язычниками» — они традиционно следуют внешним установлениям своих церквей, общин и т. п., заняты только внешне-обрядовым служением, оставаясь непричастными духовному поклонению. Поэтому и сказано, что язычники «будут попирать Святой город». Их «служение» является скорее попранием истинной Церкви, истинной веры — так происходило, например, с католическими инквизиторами, которые (нередко полагая, что служат Богу) убивали истинных верующих. Продолжаться «попрание» должно 42 месяца, или 1260 дней:

А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней. (Откр. 12, 6)

По пророческому счету времени день означает здесь год, как написано в Книге Чисел:

…По числу сорока дней, в которые вы осматривали землю, вы понесете наказание за грехи ваши сорок лет, год за день. (Числ. 14, 34)

Таково же счисление дней-годов в  Книге Иезекииля:

И Я определил тебе годы беззакония их числом дней: триста девяносто дней ты будешь нести беззаконие дома Израилева.   
И когда исполнишь это, то вторично ложись уже на правый бок, и сорок дней неси на себе беззаконие дома Иудина, день за год, день за год Я определил тебе. (Иез. 4, 56)

Итак, 1260 лет: начало и конец этого периода  проясняются для нас из двенадцатой главы Откровения. Затем сказано, что все это время — 1260 дней, или 3,5 года, или 42 месяца — будут пророчествовать два свидетеля Божьих, будучи облечены во вретище; о них говорится так:

Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли. (Откр. 11, 4)

В течение 1260 лет человек в земном, смертном теле оставаться не может: даже из допотопных, наиболее долго живших, патриархов ни один не прожил полную тысячу лет. Значит, это число лет относится к какому-то сообществу, целому сонму свидетелей на протяжении поколений. Мы знаем, что было два таких сонма свидетелей. Первый — это народ Израиля, хранящий заветы Божьи, само Писание — Тору, библейский календарь, Праздники и многое другое, что было возвещено Богом через Патриархов, Моисея и Пророков. Этот народ-свидетель был «облечен во вретище», начиная с разрушения Иерусалима: во вретище облекались в знак траура, вретище носили самые несчастные и обездоленные, а также кающиеся в грехах. А второй свидетель — это истинная Церковь, не та, что сама состояла из гонителей, а та, которая была все это время гонима; она тоже была «облечена во вретище» и несла людям чистое Слово Божие.

В Книге Захарии сказано, что светильник, символизирующий духовное просвещение человечества, имеет с двух сторон две золотые маслины, и от маслин изливается елей в лампады светильника:

Тогда отвечал я и сказал ему: что значат те две маслины с правой стороны светильника и с левой стороны его?      
Вторично стал я говорить и сказал ему: что значат две масличные ветви, которые через две золотые трубочки изливают из себя золото?       
И сказал он мне: ты не знаешь, что это? Я отвечал: не знаю, господин мой.       
И сказал он: это два помазанные елеем, предстоящие Господу всей земли. (Зах. 4, 1114)

Подобное повторяется и здесь:

Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли. (Откр. 11, 4)

Для того, чтобы горел этот святой семисвечник, для того, чтобы Свет Божий, о котором Иисус сказал ученикам: «Вы свет мира», — не угасал, он должен питаться елеем. И он действительно питается елеем, на протяжении многих столетий, с двух сторон: от народа Израильского, хранящего Закон Божий, и от истинной Церкви, соблюдающей слово Иисуса. Именно потому сказано в пятнадцатой главе Откровения, что святые и верные

…Поют песнь Моисея… и песнь Агнца… (Откр. 15, 3)

И об этих же двух песнях, сливающихся воедино, об исполнении Закона Божьего, данного через Моисея, и учения Иисуса Христа, говорит 12-й стих четырнадцатой главы:

Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса. (Откр. 14, 12)

1260именно эти два свидетеля сохраняют Слово Божье на Земле — Израиль и истинная Церковь.

И если кто захочет их обидеть, то огонь выйдет из уст их и пожрет врагов их; если кто захочет их обидеть, тому надлежит быть убиту. (Откр. 11, 5)

«Огонь из уст их» — это жалоба, обращенная к Богу, горячая пламенная молитва, и Бог мстит как тем, кто преследует евреев, так и тем, кто гонит истинную Церковь. За примерами далеко ходить не надо: вспомним, что Испания, например, стала терять свою политическую и экономическую мощь после изгнания евреев из страны в конце XV века; вспомним судьбу Германии в XX веке…

Итак, 1260 лет длилась эпоха свидетельства Израиля и истинной Церкви, эпоха их преследования. Точка отсчета ее — 687 год н. э., когда в знак полной власти Ислама над Святой землёй началось строительство в Иерусалиме, на месте Храма Соломонова, Купола Скалы — Кýббат Ас-Сáхра (см. далее пояснения к гл. 12-й). А закончилась эпоха свидетельства и преследования «двух помазанников», следовательно, в 1947 году. В ноябре 1947 г. ООН приняла резолюцию о создании еврейского государства. Именно перед «завершением свидетельства» «зверь, выходящий из бездны», т. е. откровенно сатанинские силы, в лице «воинствующего атеизма», с одной стороны, и германского нацизма — с другой, «сразился с ними» (с «двумя помазанниками»), «победил и убил их»:

И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их… (Откр. 11, 7)

Истребление верующих и катастрофа европейского еврейства следовали друг за другом — вплоть до великой Победы 1945 г. Холокост длился «три с половиной дня (т. е. года)», после чего последовало воскресение как еврейского народа, так и истинной Церкви:

…Вошел в них дух жизни… и они оба стали на ноги свои... (Откр. 11, 11)

 

Перейдём к двенадцатой главе:

И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. (Откр. 12, 1)

Кто же эта «жена, облеченная в солнце»? Некоторые говорят, что она — Церковь Христова, но это неверно, потому что дальше сказано, что она родила того самого младенца (5-й стих), которому надлежит пасти все народы, т. е. Мессию:

«…Возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя;  
Проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе;  
Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника». (Пс. 2, 79)

Но не Церковь родила Иисуса Христа, а Иисус создал Церковь, сказав Петру:

…На сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее… (Матф. 16, 18)

Так кто же эта «жена»?

Эта «жена» есть Израиль.

Израильский народ очень часто в Писании символически выступает в виде «жены» (в книгах Пророков, в Песни Песней). Именно этот народ и является «великим знамением», потому что происходящее с Израилем есть выполнение обетований Божьих. И явилось знамение «на небе», потому что прообраз Израиля находится в высшем мире.

Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. (Откр. 12, 2),

— должен был родиться Мессия, Иисус, и «дева Израилева» «имела во чреве и кричала» — перед появлением Иисуса Христа великие беды постигли Израиль, из которых главная — римское завоевание.

И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. (Откр. 12, 3)

Большой красный дракон означает силы языческого мира, которые противостоят Израилю, ненавидят его и хотят уничтожить на протяжении всемирной истории. Почему он красный? Дело в том, что красный цвет — цвет Эдома, Исава, брата-врага Иакова, и само название «Эдом» означает «красный» (Быт. 25, 25). От Эдома, по преданию, произошёл Рим, разрушивший Иерусалим (ср. Быт. 36, 1, 43:  потомок Исава-Эдома по имени Иром, что созвучно имени Ромула — основателя Рима).

У красного дракона — семь голов, и на каждой из них — диадема, знак царской власти: это значит, что семь языческих монархий будут править Святой землей на протяжении её истории. Мы перечислим их: первая держава, завоевавшая Иерусалим после власти Иудейских царей, — это Вавилон; вторая — Мидо-Персия; третья — Греция; четвертая — Рим (сравните это с видением Даниила: Дан. 2, 31–40; 7, 1–7). Остаются еще три головы. Римская империя разделилась, и Палестина оказалась во власти восточной, византийской её части, однако же сама «голова» осталась прежней — «четвёртой», римской. Затем у Византии отнял Святую землю арабский Халифат — вот уже пятая голова. Арабы владели Святой землёй вплоть до образования турецкой (Сельджукской, потом — Османской) империи — это шестая голова (Крестовые походы не в счет, потому что они шли с переменным успехом, и мусульмане в конце концов возвратили себе Святую землю). А седьмая голова, которая царствовала над Святой землёй сравнительно недолго, — это Британская империя, отнявшая в 1917-м году Палестину у Турции (Османской империи). Непосредственно после власти британцев образовался независимый Израиль…

Однако здесь упомянуты еще и десять рогов чудовища. По-видимому, шесть голов имеют по одному рогу, а седьмая, центральная голова, символизирующая Римскую империю, имеет три рога. Рог означает войну; например, в Писании упоминаются «роги народов, поднявших рог свой против земли Иуды, чтобы рассеять её» (Зах. 1, 21). Рим покорял Святую землю трижды, остальные упомянутые державы — по одному разу. В первый раз Рим сокрушил Второй Храм (70-й год); во второй раз римские легионы вновь оказались в Святой земле, опустошив её в 135-м году, при подавлении великого восстания Бар-Кохбы. А третий рог — это Крестовые походы, когда на «сравнительно короткое» время Святая земля была отнята у мусульман, опять-таки, силами, направлявшимися из Рима (уже католического).

Последний, десятый рог находится на хвосте зверя. Хвост указывает на конец времен:

Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. (Откр. 12, 4)

В конце периода рассеяния Израиля «десятый рог на хвосте зверя» «увлек с неба третью часть звезд». Всего над головой жены (находившейся на небе) было двенадцать звезд (Откр. 12, 1), которые знаменовали единство «двенадцати колен Израиля», т. е. еврейского народа. В Книге Бытия Иосиф говорит отцу своему Иакову о своём ночном видении:

…Я видел вот, солнце, луна и одиннадцать звезд поклоняются мне. (Быт. 37, 9)

И отец сказал:

…Неужели я и твоя мать,

…И твои одиннадцать братьев придут и поклонятся тебе до земли? (Быт. 37, 10)

Итак, Иаков — это символическое солнце, Рахиль — луна, одиннадцать звёзд — одиннадцать братьев–основателей колен (а двенадцатая звезда — сам Иосиф и его колено). И ровно третью часть народа убили нацисты во время Второй мировой войны — шесть миллионов из восемнадцати. «Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю» — это страшный символ уничтожения шести миллионов, третьей части еврейского народа, перед концом галута.

…Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца. (Откр. 12, 4)

Здесь Иоанн, дойдя до конца — «хвоста» — времён, опять возвращается к началу повествования. Дракон, а именно — его четвертая голова (Римская империя в лице царя Ирода), искал убить того младенца мужеского пола, который должен был родиться у жены, т. е. Мессию. Однако Мессия не только остался жив, но и ждёт своего воцарения над всеми народами:

И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его. (Откр. 12, 5)

Иисус был спасён во младенчестве от царя Ирода, прошел свой великий земной путь, принес себя в жертву на Голгофе, воскрес — и вознесся к Богу. Именно последнее здесь имеется в виду. Но возникает интересный вопрос: почему же Иисус Христос изображается тут в виде младенца — даже не говорится, что он вырос? Дело в том, что его великая миссия до конца не осуществлена и по сей день: Царство Божие на Земле ещё не наступило, всеобщая любовь между людьми и народами не восторжествовала; его учение ещё до сих пор воспринимается как бы на младенческом уровне, ведь не случайно Иисус чаще всего изображается именно младенцем на руках у Марии… Ещё не возросло человечество в тот образ Иисуса Христа, который он сам хотел бы воплотить во всех нас…

Перейдём к 6-му стиху:

А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней. (Откр. 12, 6)

Бегство «в пустыню» означает рассеяние еврейского народа. И хотя как таковое оно существовало и ранее (общины иудеев были повсюду), — здесь говорится, что «в пустыне» было для «жены» приготовлено «место от Бога». Когда распространился Ислам, то иудеи, согласно мусульманским правовым предписаниям, стали народом покровительствуемым, защищаемым, как и христиане: они платили бóльшую дань, чем мусульмане, но могли рассчитывать на защиту и опеку; в мусульманских странах не было таких ужасных и жестоких гонений на евреев, как в странах христианских. Таким образом, Иудеи получили «место от Бога» в мусульманском социуме и стали признанным религиозным меньшинством, получив возможность «питаться», т. е. поддерживать свою жизнь. Мусульманское завоевание Святой Земли ознаменовалось возведением великолепного здания Ку́ббат Ас-Са́хра («Купола Скалы») на горе Мория, на месте Соломонова Храма. Строительство Купола Скалы началось в 687 году. Если мы прибавим к 687 году те 1260 лет, о которых здесь говорится, то получим 1947 год — год знаменитой резолюции ООН о создании в Палестине еврейского государства. Итак, от времени торжества Ислама, когда «приготовлено было место, чтобы питали до времени жену (иудейский народ)» в мусульманских странах, прошло 1260 лет до официального признания права евреев на Святую землю...

«Пустыня» (6-й стих: «А жена убежала в пустыню…») соответствует древнееврейскому ‹арава́›; того же корня — название Аравии, где и возник Ислам…

Далее переходим к 15-му стиху:

И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою.  
Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей. (Откр. 12, 1516)

В образе реки как бы показано «течение», движение большей части еврейского народа по странам рассеяния — путь переселения, путь бегства. С другой стороны, исхождение этой реки из пасти змия указывает на клевету, очернения, злословие, сопровождавшие народ. О восточных евреях, которые жили в мусульманских странах, как мы видели, сказано, что «им приготовлено место, чтобы питались там». А вот западные евреи редко где находили покой: значительная часть их сосредоточилась в Испании; потом в 1492 году последовало их изгнание; немалая часть их направилась в германские земли, потом — в Польшу, где сосредоточилась бо́льшая часть евреев; и, наконец, затем Польша вошла в состав Российской империи, где и оказалось подавляющее большинство евреев всего мира. Так «река», которая как бы «гнала» евреев, — река клеветы, преследований, гонений и кровопролитий, — впала в «море» — великую Российскую Империю…

И пустил змий из пасти своей вслед жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою. (Откр. 12, 15),

— именно «увлечь», чтобы евреи, под воздействием преследований, с одной стороны, и посулов — с другой, отреклись от Закона Божьего. Но дракону не удалось добиться этого ни гонениями, ни посулами, — ведь далее сказано:

…Земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку… (Откр. 12, 16)

«Земля» — символ материальной жизни. Быт брал своё, евреи находили, худо-бедно, своё место в экономической структуре того или иного государства, среди местных жителей; и злобная агитация против евреев «уходила» в эту «землю», теряла постепенно свою остроту и актуальность… Как мы сказали, река впала в море, которое мы и видим в первом стихе 13-й главы («И стал я на песке морском…»). Но сначала рассмотрим последний стих 12-й главы:

И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа. (Откр. 12, 17)

Если «жена» — это Израиль, то «прочие от семени её» — это Церковь, состоящая из иудеев и представителей других народов, ‹герэ́й цэ́дек› — праведных прозелитов, которые приняли Закон Божий и присоединились к Израилю, при этом сохраняя «свидетельство Иисуса Христа». А «свидетельство Иисусово есть Дух пророчества» (Откр. 19, 10); следовательно, это Церковь, сохраняющая Тору, духовное крещение и духовные дары. Именно против неё более всего ополчается злой дух — против тех, кто соблюдает заповеди Божьи и одновременно имеет духовные дарования — «свидетельство Иисуса» (I Кор. 12, 1).

 

…Тринадцатая глава начинается с того, что Иоанн оказался

…На песке морском, и увидел выходящего из моря зверя… (Откр. 13, 1)

Как мы уже сказали, «река» впала в «море», в огромное море народов — Российскую империю (бóльшая часть еврейского населения уже к концу XVIII века сосредоточилась в Польше и России). Теперь из этого моря выходит зверь с семью головами и десятью рогами. Страшные силы языческого мира, существовавшие на протяжении многих веков в виде грозных империй, теперь как бы сосредоточились, соединились в новом звере:

Зверь, которого я видел, был подобен барсу… (Откр. 13, 2),

— говорит Иоанн. Но барс — это «третий зверь» в видении Даниила:

Затем видел я, вот еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему. (Дан. 7, 6),

Барс, «третий зверь», символизирует греческое царство. Россия именно из Греции (Византии) получила православную веру, основы культуры, «уподобившись» этим «барсу» — Греции. Ноги у нового зверя — «как у медведя»: медведь символизировал у Даниила персидское царство (Дан. 7, 5), тяжеловесной огромности и многосоставности которого («127 областей» — Есф. 1, 1) была подобна государственная структура России.

…А пасть у него — как пасть у льва... (Откр. 13, 2)

 Лев у Даниила символизировал вавилонское царство (Дан. 7, 4). Вавилон поглощал одну страну за другой и претендовал на первенство в мировой политике…

…И дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть. (Откр. 13, 2)

Действительно, «дракон», т. е. дьявол, даровал «власть и престол» атеизму в бывшей Российской империи. Из чего же мы заключаем, что в этой стране победит атеизм? Из того же первого стиха:

…А на головах его имена богохульные. (Откр. 13, 1),

Богохульство связано с отрицанием бытия Бога, с разрушением религии и основ духовной жизни человека:

И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе. (Откр. 13, 6)

Следует со всей определённостью отметить, что «безбожная власть», начав с большевистской России, затем — в иных формах, но в ещё более зловещих проявлениях — распространилась в других странах, и в наиболее откровенном виде — в нацистской Германии, с её агрессивно-языческим отрицанием «иудеохристианского» наследия европейской цивилизации. Именно к нацистской агрессии относятся слова:

…Дана ему власть действовать сорок два месяца. (Откр. 13, 5)

Три с половиной года Холокоста исчисляются буквальными днями, чтó относится к предсказанному Иисусом:

И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни. (Матф. 24, 22)

Итак, власть первого дракона (Откр. 12, 3–4) длилась 1260 символических «дней»-лет, а власть второго (Откр. 13, 1–5) — 1260 буквальных дней…

К ходу и окончанию Второй мировой войны относятся слова:

Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен... (Откр. 13, 10)

Вслед за окончанием власти второго зверя появляется третий, «выходящий из земли»:

И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. (Откр. 13, 11)

Он притворяется агнцем, но «говорит как дракон». Именно ему принадлежит знаменитое «наложение печати» с числом «шестьсот шестьдесят шесть».

И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам… (Откр. 13, 16),

— уже из этих слов мы видим, что «новая политика» охватит всё население, чрезвычайно расслоённое социально (в нём будут и нищие, и рабы).

…Положено будет начертание на правую руку их или на чело их,           
И что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. (Откр. 13, 1617)

Вся торговля, всякий товарообмен сосредоточится в руках определённой мафии, дающей своё разрешение — «начертание» — как продавцам, так и покупателям. Но за этим «начертанием» будет скрываться некая тёмная тайна…

Что же это за «начертание, или имя зверя или число имени его»? Это число в 18-м стихе характеризуется так:

…Число его шестьсот шестьдесят шесть. (Откр. 13, 18)

Это же число мы находим в Писании в другом контексте: именно столько талантов золота было доставляемо царю Соломону из подвластных стран:

В золоте, которое приходило Соломону в каждый год, весу было шестьсот шестьдесят шесть талантов золотых… (III Цар. 10, 14)

Число «шестьсот шестьдесят шесть», связанное с золотом, т. е. обогащением, и символизирует бытие, отданное исключительно материальным заботам, мировоззрение и образ жизни, приверженцы которых пренебрегают всем духовным и заботятся лишь о вещественном — о наживании богатства. «Шестьсот шестьдесят шесть» — печать абсолютной бездуховности, направленности всех интересов на чисто земное и материальное — ставится на челе или на руке человека. Очевидно, она как бы противопоставляется написанию Слов Божьих на руке и на челе, согласно Торе («тефилли́н» — Втор. 6, 6–8). Но если «тефилли́н» как раз-таки знаменуют начертание заповедей Божьих и Имени Божьего в мыслях человека (голова), в сердце (их носят на левой руке, напротив сердца) и в делах (рука), — то здесь о сердце речь уже не идет, потому что печать с числом «шестьсот шестьдесят шесть» наносится на правую руку. Итак, сердце вообще исключается из рассмотрения человеческой сущности; не придается значения интуиции, духовным чувствованиям. В обществе бездуховном, чисто материалистическом, господствует представление о человеке как о существе, механически сочетающем в себе ум и силу («голова и рука»). При этом и то, и другое служит исключительно материальному обеспечению жизни, плотским нуждам…

…Страшному обществу, здесь описанному, в четырнадцатой главе противопоставляется совершенно иная общность:

И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах. (Откр. 14, 1)

В противоположность тем, у кого в мыслях написано число «шестьсот шестьдесят шесть» — забота о вещественно-телесном, знак бездуховной жизни, — на челах у служащих Богу написано Имя Отца, имя Создателя всего, ибо о Нем и Его Законе «размышляют они день и ночь» (Пс. 1, 2)…

 

 

…Мы прикоснулись лишь к некоторым темам Апокалипсиса. Рассмотрим здесь кратко и вопрос об оправдании или осуждении на Последнем Суде, описанном в двадцатой главе этой великой пророческой книги. Как будут судимы люди, пришедшие на Суд Божий? Многие, особенно протестантские, направления христианства утверждают, что для спасения человеку достаточно одной веры, без дел, — мол, вера спасает, а дела не нужны. Они забывают предостережение Иисуса Христа, который сказал:

Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?         
И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие. (Матф. 7, 2223),

— ударение здесь ставится на том, как люди жили, а не на том, что они говорили и утверждали, и даже не на сотворённых через них Богом чудесах. «Делающие беззаконие» будут отвергнуты  («отойдите от меня»), хотя бы они и совершали чудеса с помощью веры.

Забывают или отрицают также слова Иакова, брата Иисуса Христа, который спрашивает:

Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?           
Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? (Иак. 2, 20—21)

И далее Иаков приводит самый убедительный пример необходимости добрых дел, творимых с верой:

Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом.  
Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?           
Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания,      
А кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы?
Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе.           
Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих. (Иак. 2, 1318)

Итак, Иисус и апостолы настоятельно указывали на значимость дел. Согласно учению Иисуса, наследует ли человек Царство Божие, уготованное праведным «от создания мира», или же будет послан «в муку», назначенную нечестивым, — зависит и от веры его, и от дел:

…«Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство…        
Ибо алкал я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня…»
«…Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». (Матф. 25, 34–35, 40)

Значит, речь идет о спасении через праведные дела, вдохновлённые верой. Не творившие же добра, независимо от своей веры, пойдут в ад:

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:          
Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;    
Был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.   
Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? 
Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.      
И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную. (Матф. 25, 4146)

О том же самом говорится в двадцатой главе Откровения:

И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. (Откр. 20, 12),

Бог будет судить людей по делам, как об этом говорится и в Торе, и у Пророков, и в  Писаниях, и в книгах Нового Завета. А какова, всё же, роль веры в спасении? Без веры Богу, конечно, «угодить невозможно», как говорится в Послании к Евреям:

А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает. (Евр. 11, 6)

И среди Десяти Заповедей — ‹Асерет га дварим› — самая первая говорит о вере:

…Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства… (Исх. 20, 2)

Остальные же девять заповедей говорят о делах, которые должен совершать человек, воплощая в них свою веру. А 613 заповедей Торы приурочивают дела веры к разным обстоятельствам жизни человека. Получается, что утверждающие, будто человек может спастись одной только верою, без добрых дел, принимают лишь Первую Заповедь (еще надо проверить, насколько правильно они ее понимают и исполняют) — но остальные заповеди как бы игнорируют…

Грандиозная история человечества, показанная нам в Откровении Иоанна, заканчивается Страшным Судом. И очень важны слова, которые содержатся в 14-м стихе двадцать второй главы:

Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами. (Откр. 22, 14)

Соблюдающий заповеди Торы «входит в город воротами», причём эти двенадцать ворот предназначены для двенадцати колен Израиля, чьи имена и написаны на вратах:

…На воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых… (Откр. 21, 12)

Следовательно, для того, чтобы быть допущенным в Святой город, человек, принадлежащий к народам мира, должен быть причислен к одному из двенадцати колен Израиля, т. е. — стать «пришельцем к Израилю» (гером). Об этом свидетельствует и Иезекииль:

И разделите ее по жребию в наследие себе и иноземцам, живущим у вас, которые родили у вас детей; и они среди сынов Израилевых должны считаться наравне с природными жителями...       
В котором колене живет иноземец, в том и дайте ему наследие его, говорит Господь Бог. (Иез. 47, 2223)

…О «сходящем с неба» новом Иерусалиме говорится следующее:

И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела. (Откр. 21, 17)

Здесь сказано, что мера человеческая, данная Богом, — это мера ангельская. Нам даны законы духовной жизни — для того, чтобы, истинно и праведно живя на Земле, мы очищались, совершенствовались и восходили постепенно на следующую духовную ступень, которая есть ступень ангельская:

…В воскресении… пребывают, как Ангелы Божии на небесах. (Матф. 22, 30)

…Ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения. (Лук. 20, 36)

А кто не желает жить по этой «ангельской мере», данной человеку, — тому закрыт путь в Святой город, куда только очищенные души допускаются. Воротами войдут только те, «которые соблюдали заповеди Его», а не обладали «одной только верой, без дел». Именно они будут «иметь право на древо жизни и войдут в город воротами».

И далее сказано, что вне города останутся всякого рода нечестивые, перечисление которых заканчивается обобщением:

…Всякий любящий и делающий неправду. (Откр. 22, 15)

Опять же — дела не дадут этим людям войти в Святой город…

 

…Что же касается самого будущего Иерусалима, о нём говорится:

…Новый, сходящий от Бога с неба... (Откр. 21, 2)

Не означает ли это, что новое устроение человечества — «скиния Бога с человеками», где

…Он будет обитать с ними... (Откр. 21, 3),

— в будущем созиждется на Земле по плану, ниспосланному свыше («новый, сходящий от Бога с неба»)? А этот план не ниспослан ли нам уже в виде Священного Писания, где всё устроено «по тому образцу, который показан тебе на горé» (Исх. 25, 40)? Именно жизнь по этому «образцу» сейчас готовит отдельные души, а в будущем усовершенствует и всё человечество для ангельского обитания с Богом…

 

…Мы рассмотрели здесь небольшую, но очень существенную для всей истории человечества часть пророчеств, содержащихся в заключительной книге новозаветного канона. Эта книга предсказывает историю человечества вплоть до Страшного Суда. Точность исполнения пророчеств Откровения в течение веков, необыкновенная поэтическая сила, с которой они высказаны, а также их влияние на мировосприятие значительной части христианского мира — все это с несомненностью свидетельствует о том Божественном Источнике, в котором эта книга берет свое начало…

И в заключение скажем, что эта великая книга является для нас как бы путеводителем по Царству Божьему, по духовному миру. И она подтверждает истинность посланничества учителя нашего Моисея, которому Бог дал Тору, истинность всех пророков, бывших после него, — как и истинность чистого, незамутненного учения Иисуса о Боге, Творце вселенной, и об обязательности соблюдения Торы.  В свете этого великого откровения замыслы Божьи относительно человека и человечества становятся более ясными. И так исполняются слова, записанные в 3-м стихе первой главы этой книги:

Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко. (Откр. 1, 3)

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |