Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Статьи, выступления, комментарии    С кем боролся Иаков в Пенуэле?

С кем боролся Иаков в Пенуэле? // Православная община.— 1991.— № 6.— С. 47–49.

С кем боролся Иаков в Пенуэле?

(Отзыв на статью Ф. Гоева «Пелена на одном библейском тексте»)

Интересная статья Федора Гоева, напечатанная в журнале «Православная община» № 2, привлечет внимание всех, кто интересуется интерпретацией текста Библии. Уже сам факт появления этой статьи радует, поскольку теологические исследования древнееврейского оригинала Ветхого Завета, периодически публиковавшиеся русскими православными богословами XIX — начала XX века, в наше время стали в России крайне редкими, а в более-менее популярной литературе почти совсем отсутствуют.

Хочется, однако, для большей полноты картины высказать и иную точку зрения на предмет, рассмотренный Ф. Гоевым.

Говоря о том, что иудейские комментаторы Книги Бытия видели в сопернике Иакова (Быт 32, 23–32) Ангела, а не Бога, Ф. Гоев совершенно прав. Однако из его статьи не понятно, какого именно Ангела имели в виду авторы раввинских комментариев. А это очень важно для понимания и самой истории борьбы Иакова, и точки зрения ее древних толкователей.

Большинство иудейских комментаторов сходятся на том, что Иаков боролся с Ангелом-покровителем Исава-Эдома, не желавшего впустить Иакова в пределы Святой Земли. Воззрение, согласно которому для победы над соперником достаточно одолеть его духа-повелителя, и по сей день бытует среди многих народов. Поскольку же Иаков в глазах уже самых древних толкователей Книги Бытия символизировал весь народ иудеев — своих потомков, ясно, что и Ангел-покровитель Исава усматривался как сверхъестественный «князь-защитник народа Эдома» (ср., например, с обещанием Господа в Книге Исход 12, 12 «совершить суд над богами египетскими» при поражении египтян; ср. также слова об Ангелах-покровителях Мидо-Персии и Греции в Книге Даниила 10, 13 и 20). Именно так понимают борьбу Иакова с Ангелом Раши, Рамбан, Рашбан, Сфорно, авторы «Сифтей Хахамим», «Баал Хатурим», «Кели Якар» и другие иудейские интерпретаторы разных веков и стран.

На то, что соперник Иакова уже и в древнейшие времена рассматривается как Ангел, а не Бог, может указывать параллельное наименование его у пророка Осии «Элохим» и «Малах» («Божественное существо» и «Ангел», или «посланник» — Осия 12, 3–4). Как известно, наименование «Элохим» прилагается в Библии не только к Богу, но и к Ангелам и вообще к духам (например, 1 Цар 28, 13; Пс 81 (82), 6; Пс 94 (95), 3; Пс 96 (97), 7 и др.). Иудейские комментаторы придают стиху Осии (12, 4), в котором упоминается борьба Иакова, иной смысл, нежели русский синодальный перевод: они относят слова «он плакал и умолял его» к Ангелу, а не к Иакову. Ведь, согласно Быт 32, 26, именно Ангел упрашивал Иакова отпустить его, «ибо взошла заря». И следующие слова Осии (12, 4–5) понимаются этими толкователями как обращение Ангела к Иакову: «В Бет-Эле (Вефиле) Он найдет вас, и там будет говорить с нами» (то есть Бог будет говорить с Иаковом и Ангелом-покровителем Исава, как бы подтверждая победу Иакова и его право на Святую Землю).

Действительно, именно в Вефиле Бог явился впоследствии Иакову и подтвердил перемену его имени на Израиль (Быт 35, 9–15). Если бы Бог Сам до этого боролся и нарек его Израилем сразу после борьбы, тогда описанное в Быт. 35 просто дублировало бы повествование 32 гл. Бытия.

Таинственный соперник Иакова не мог быть и «человеком из рода Лавана», поскольку Иаков заключил с Лаваном и со всеми его людьми клятвенный мир как раз накануне своей ночной борьбы (Быт 31, 43–55). И, хотя боровшийся с Иаковом именуется «иш» («муж», или «некто»), однако словом «иш» в Библии часто называются и Ангелы (ср. Ииc. Нав 5, 13; Зах 1, 8–11; Дан 10, 5–6 и др.).

Заметим также, что синодальный перевод слов Ангела к Иакову в прошедшем времени — правилен, так как конструкция לכות указывает на будущее время («ты превозможешь»), а она же с «вавом» לכותו образует время прошедшее («ты превозмог»). Однако, видимо, более адекватным подлиннику был бы такой перевод: «Ибо с Ангелами („Элохим”) и с людьми сражался ты, и одолел», так как «Элохим» и «анашим» («мужи», «люди») здесь — формы параллельные.

О борьбе Иакова именно с Ангелом-покровителем Исава могут свидетельствовать и слова, произнесенные им при встрече с братом: «Я видел лицо твое, как видят лицо Ангела („Элохим”), и ты благоволил ко мне» (Быт 33, 10). В этих словах можно увидеть упоминание о благоволении, полученном Иаковом от Ангела-защитника Исава в предыдущую ночь. Да и сам мирный характер встречи двух братьев-соперников, так контрастирующий с тревожными ожиданиями Иакова (ср. Быт 32, 6–11 и 33, 1–4), может быть объяснен как результат предшествующей «духовной победы» Иакова над Ангелом-защитником Исава…

Добавим, что уже древнейшие иудейские комментаторы принимали просьбу Ангела отпустить его, «ибо взошла заря», как указание на то, что он должен с восходом солнца славословить Господа вместе с хором других Ангелов.

Таким образом, существует древнее толкование, целостно и связно объясняющее наш текст во всех его деталях.

Но, конечно же, сам текст несравненно глубже любых его толкований. Достаточно вспомнить хотя бы столь взаимно непохожие и разноплановые его художественные интерпретации, как картины Рембрандта и Делакруа, стихотворение Рильке «Der Schauende» и многие другие, не говоря уже о комментариях аллегорических и экзегетических разных столетий и конфессий.

Поэтому наши расхождения по поводу этого Библейского текста — только лишь робкая попытка напомнить о его неисчерпаемой многозначности.

 

 

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |