Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
 Теология и религиоведение    Книги
Щедровицкий Д. В. Книга Иисуса Навина: возвращение Израиля и спасение Ханаана

Глава 6. Закон воздаяния. Заповеди Торы о равенстве людей

Мы видели, что массовое обращение жителей Святой земли к Господу, соединение их с израильтянами произошло уже в период войн Иисуса Навина. О том же свидетельствуют и результаты археологических раскопок в Израиле, показывающие, что заселение страны евреями (после разрушения ими ряда городов) протекало достаточно мирно и постепенно: израильтяне и ханаанеи жили бок о бок и мало-помалу сливались в единое целое. Израильтянам было запрещено родниться лишь с теми жителями Ханаана, которые оставались закоренелыми язычниками. Именно такая мотивировка приводится в тексте Торы:

Не вступай в союз с жителями той земли, чтобы, когда они будут блудодействовать вслед богов своих и приносить жертвы богам своим, не пригласили и тебя, и ты не вкусил бы жертвы их;

И не бери из дочерей их жен сынам своим, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих. (Исх. 34, 15–16)

Как мы помним, уже из рассказа жрицы Раав разведчикам Иисуса было понятно, что исторические события склоняли многих ханаанеев к принятию веры в Бога Израилева:

И сказала им: я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли от вас в робость;

Ибо мы слышали, как Господь иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта, и как поступили вы с двумя царями аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили;

Когда мы услышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком из нас не стало духа против вас; ибо Господь, Бог ваш, есть Бог на небе вверху и на земле внизу. (Иис. Н. 2, 9–11)

Очевидно, чудеса и знамения, совершенные Всевышним в Египте, у моря и в пустыне Синайской, произвели такое впечатление на ханаанеев, что многие из них готовы были повторить вслед за Раав: «Господь, Бог ваш, есть Бог на небе вверху и на земле внизу».

Присоединившиеся в огромном числе к Израилю ханаанеи пользовались теми же правами, что и «природные» израильтяне:

…Один Закон да будет и для природного жителя, и для пришельца, поселившегося между вами. (Исх. 12, 49)

Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца; ибо Я Господь, Бог ваш. (Лев. 24, 22)

В первом из приведенных стихов говорится, что для природного жителя и пришельца должен быть один Закон (תורה ‹Тора́› — «Учение»), а во втором — что для них должен быть и один суд (משפט ‹мишпа́т›), то есть к ним должны применяться одни и те же судебные постановления. В первом случае сначала упоминается туземец, а во втором — пришелец, что еще более подчеркивает полное их равенство.

Подчеркнем, что недостаточно одного формального уравнивания в правах пришельца с израильтянином, — только искренняя любовь, проявляемая к пришельцу всеми окружающими, может полностью обратить его к Богу:

…Пришелец, поселившийся у вас, да будет для вас то же, что туземец ваш; люби его, как себя; ибо и вы были пришельцами в земле Египетской. Я Господь, Бог ваш. (Лев. 19, 34)

Осталось понять смысл выражения «истребили мечом» (или «острием меча»), употребляемого в синодальном переводе по отношению к ханаанейским городам. При поверхностном чтении создается впечатление, будто всех жителей, независимо от пола и возраста, истребляли мечом:

И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, всё истребили мечом. (Иис. Н. 6, 20)

Обратим внимание на то, что в этом переводе слова «всё истребили» набраны курсивом, поскольку они отсутствуют в оригинале и вставлены переводчиком. В оригинале фраза выглядит так: לפי חרב  ויחרימו ‹ва-йахариму́… ле-фи ха́рев› — «и закляли… под острием меча». Здесь, как и в других сходных местах, повествующих о покорении городов, сказано не «истребили… острием меча», а именно «закляли… под острием меча» (или «под угрозой меча»). Глагол חרם ‹хара́м› в синодальном тексте переводится как «заклинать», «предавать заклятию», то есть «исключать», «запрещать», «отделять». Это вполне согласуется с рассмотренными нами предписаниями об изгнании ханаанеев-идолопоклонников.

Иерихон и Гай были в числе городов, оказавших упорное сопротивление израильтянам. Несмотря на явные чудеса и знамения Господни (Иис. Н. 2, 9–11), их жители не пожелали отречься от страшных ханаанейских культов и поэтому подлежали вместе со своими стадами (там же, 6, 20) изгнанию «под угрозой меча». Именно так они предавались «херему» — «исключению» из числа жителей Святой земли, «отделению» от них. По свидетельству историка I века нашей эры Иосифа Флавия, даже в его время в некоторых сопредельных Иудее странах, а также в финикийских колониях, отстоявших далеко от Палестины, сохранялись каменные стелы с надписями на финикийском (ханаанейском) языке, воздвигнутые людьми, переселившимися туда из Ханаана при Иисусе Навине.

При описании военных действий войска Иисуса Навина неоднократно используется также выражение לפי חרב  ויכו ‹ва-йаку́… ле-фи ха́рев›  «и поразили… острием меча». Мы встречаем этот оборот, например, в Иис. Н. 8, 24. То же самое выражение «поразил [неправильный перевод: „истребил“] острием меча» — находим в Иис. Н. 10, 30 (ср. ст. 28, 32, 33, 35, 37, 39), где оно употреблено при описании взятия городов. Здесь всюду в оригинале мы находим глагол ויכה ‹ва-йакэ́› — «поразил», «ударил», «разбил», то есть «завоевал [город]» (а отнюдь не «уничтожил его жителей»).

Итак, жители яростно сопротивлявшихся городов, объединившихся для войны с Иисусом Навином (10, 3–5 и 33), выселялись «под угрозой меча». Неслучайно многократно подчеркивается тот факт, что в каждом из таких городов Иисус «никого не оставил» (гл.10, ст. 28, 30, 33, 37, 39, 40) — всех изгнал.

Тель-эль-Амарна: архив фараонов

Большой интерес представляет свидетельство Писания о войне, объявленной ханаанейскими царями против городов, вошедших в союз с израильтянами и отрекшихся от язычества. Одним из таких городов был Гаваон:

…Город большой, как один из царских городов, и больше Гая, и все жители его люди храбрые. (Иис. Н. 10, 2)

Чтобы ханаанские цари не стерли эти города с лица земли, их жители обращались за военной помощью к израильтянам (Иис. Н. 10, 6). Любопытные документы, подтверждающие этот факт, были обнаружены в древнеегипетском царском архиве Тель-эль-Амарны. Это глиняные таблички с письмами ханаанейских царей, наперебой обращающихся к фараону Эхнатону с мольбой, чтобы он защитил их от вторгшихся в страну хабиру. В названии «хабиру» легко распознается этноним עברים ‹иври́м› — «евреи». Фараон, однако, никакой помощи названным царям не оказывает. Почему? Объяснение кроется в событиях, о которых повествует Библия, описывая поражение Египта десятью казнями при одном из предшествующих фараонов.

Переписка Тель-эль-Амарны относится к эпохе завоеваний Иисуса Навина. Нам прежде всего интересна одна деталь, упоминаемая в переписке: к хабиру, оказывается, присоединялось огромное количество ханаанеев, особенно бедных и угнетенных; они «открывали городские ворота» перед хабиру, восставая против собственных правителей. Этот факт легко объясним: достаточно сравнить права, предоставляемые рабам и беднякам Законом Божьим, с правами аналогичных социальных групп в городах-государствах Ханаана, где господствовали беспросветное рабство и человеческие жертвоприношения. Даже царь Тира, страну которого не собирались завоевывать израильтяне, пишет фараону, что, страшась хабиру и присоединившихся к ним местных крестьян, он не может выйти из города и теперь заперт, «словно птица в клетке». Другой царь, правитель Иерусалима («Урушалайима») по имени Абд-Хиба («раб Хибы», что указывает на связь носителя имени с племенем евеев, חוי ‹хиви́›, — см. Исх. 23, 28), сообщает фараону:

Да ведает царь всё: земли погибают, против меня ополчаются. Области Гезера, Ашкелона и гор Лахти дали им [хабиру] пищу, елей и все необходимое… Это сделано Милкилом и сыновьями Лабайи, которые отдают хабиру землю царя…

Второе письмо того же Абд-Хибы еще более беспросветно:

Пусть позаботится царь о своей земле [ханаанские властители часто находились в вассальной зависимости от фараона]… Враждует со мной область Сеира до Гранат, Кармил потерян… Хабиру забирают царские города, и не остается [у фараона] ни одного наместника…

Из процитированного видно, что израильтяне при покорении Святой земли пользовались сильной поддержкой угнетенного местного населения.

Мера беззаконий

Кто-то возразит: ну хорошо, мы убедились, что поголовного истребления местных жителей не было, и даже согласны с тем, что ханаанеи, присоединившиеся к израильтянам, получали равные с ними права. И все же остаются еще два вопроса: за что изгонялись из своих городов ханаанеи, захотевшие остаться при прежних религиозных убеждениях, и почему казнили их царей, о чем в Писании сказано очень ясно (Иис. Н. 8, 29; 10, 1 и 22–30; 12, 7–24)?

Ответ таков. Еще Аврааму было предсказано, что после порабощения на чужбине потомки его возвратятся в Святую землю:

В четвертом роде возвратятся они сюда: ибо мера беззаконий аморреев доселе еще не наполнилась. (Быт. 15, 16)

Весьма знаменательны последние слова: «…мера беззаконий [в оригинале עון ‹аво́н›  „грех“] аморреев доселе еще не наполнилась». Значит, существует предел беззакония и греха, преступив который человек или целый народ уже неизбежно несут тяжелое наказание.

Во времена Авраама на земле Ханаанской жило немало людей праведных, внимавших проповеди великого патриарха и стремившихся повиноваться воле Божьей. Часть из них была в завете (религиозном союзе) с Богом и с родом Авраама, а некоторые непосредственно присоединялись к семейству патриарха (ср. Быт. 14, 13 и 18–20; 17, 12). Однако, согласно археологическим и историческим данным, уже тогда в Ханаане появились наиболее омерзительные темные культы. Особенно широко они распространились как раз ко времени исхода сынов Израиля из Египта, что и предсказано в видении Авраама (Быт. 15, 16). Именно к моменту возвращения израильтян в Святую землю «мера беззаконий» должна была наполниться.

Как мы уже упоминали, непременной составляющей служения Ваалу, Астарте, Молоху и другим богам были человеческие жертвоприношения:

Не делай так Господу, Богу твоему, ибо всё, чего гнушается Господь, что ненавидит Он, они делают богам своим: они и сыновей своих и дочерей своих сожигают на огне богам своим. (Втор. 12, 31)

Категорическое запрещение подобных действий и смертная казнь за участие в них предписаны Законом Божьим:

Скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти: народ земли да побьет его камнями;

И Я обращу лицо Мое на человека того и истреблю его из народа его за то, что он дал из детей своих Молоху, чтоб осквернить Святилище Мое и обесчестить святое имя Мое;

И если народ земли не обратит очей своих на человека того, когда он даст из детей своих Молоху, и не умертвит его,

То Я обращу лицо Мое на человека того и на род его и истреблю его из народа его и всех блудящих по следам его, чтобы блудно ходить вслед Молоха. (Лев. 20, 2–5)

Кроме того, необходимым элементом религии ханаанеев был ритуальный разврат в «священных рощах» и в самих «святилищах», которому предавались друг с другом и с прихожанами особые жрецы и жрицы  «блудники» и «блудницы» (Лев. 20, 6; Втор. 23, 17; III Цар. 14, 24; 15, 12; Ис. 57, 3 и др.). Чрезвычайно распространены были в Ханаане и всевозможные виды черной магии, накрепко связывавшей все население, от детей до стариков, с нечистыми духами:

Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей,

Обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых;

Ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь, Бог твой, изгоняет их [народы Ханаана] от лица твоего. (Втор. 18, 10–12)

Итак, земля Ханаанская перед возвращением евреев из Египта стала средоточием зла…

Предназначение Святой земли

В чем же состоял первоначальный замысел Провидения о Святой земле? С древних времен она была уготована народу Божьему  потомству Сима (Быт. 9, 26) — как место, откуда все человечество воспримет чистое богопознание. Именно там, в «царстве священников и народе святом», предназначено было родиться Мессии (Исх. 19, 6; Ис. 2, 3; Мих. 5, 2).

Упомянутая в рассказе о Третьем Дне творения «суша» (Быт. 1, 9–10) — это первоначально единый континент, форма которого, идеальный круг, реконструируется исходя из очертаний разделившихся впоследствии континентов. В самом центре праматерика находилась Святая земля, и поныне расположенная на стыке Европы, Азии и Африки. Так проявился провиденциальный замысел Божий о «священном центре» земли, откуда богопознание должно распространяться по всем сторонам света:

Так говорит Господь Бог: это Иерусалим! Я поставил его среди народов, и вокруг него — земли. (Иез. 5, 5)

Хотя при разделении земель между потомками Ноя эта страна, по преданию, была дарована потомству Сима, ее захватили дети Хама, противозаконно вытеснив семитов за ее пределы (Быт. 10, 15–31). И Всевышний оставил ее до времени ханаанеям, потомкам Хама, наблюдая, будут ли они служить Ему, согласятся ли стать «рабами Его». Согласно пророчеству, изреченному Ноем, ханаанеи оказались перед выбором: служить ли Богу, признав власть Сима, или воспротивиться Создателю? Под «Симом» подразумеваются его потомки, которые вернут себе Святую землю, когда сыны Хама «наполнят меру беззаконий».Праотец Ной сказал:

…Благословен Господь, Бог Симов; Ханаан же будет рабом ему… (Быт. 9, 26)

Именно последнее и произошло: «мера беззаконий» наполнилась, и израильтяне вернули себе наследие праотца Сима, который был священником среди сынов Ноя (ведь Господь назван «Богом Симовым»). Таким образом, Святая земля стала осуществлять свое исконное предназначение. Она первой из всех стран должна была очиститься от идолопоклонства, принявшего на ней наиболее отталкивающие формы (Иез. 28, 1; Еф. 6, 12).

Суд над царями-детоубийцами

Теперь вернемся к вопросу о царях, убитых воинами Иисуса. Они были в своих государствах одновременно и главными жрецами, то есть непосредственными виновниками кровопролитий, происходивших в языческих храмах. Своими руками они во множестве умерщвляли детей и взрослых, отданных в жертву кровожадным божествам. Обычай принесения таких жертв лично царем сохранялся, к примеру, в Моаве и столетиями позже:

И увидел царь Моавитский, что битва одолевает его…      

И взял он сына своего первенца, которому следовало царствовать вместо него, и вознес его во всесожжение на стене. Это произвело большое негодование в израильтянах, и они отступили от него, и возвратились в свою землю. (IV Цар. 3, 26–27)

Эти цари-жрецы являлись посредниками между нечистыми духами и собственным народом, их власть держалась на черной магии (ср. Втор. 32, 16–17). Понятно, что именно они с наибольшим упорством сопротивлялись распространению истинной веры и ни за что на свете не желали подчиниться Иисусу Навину (Иис. Н. 10, 1–4). Так что казнь этих царей — черных магов и детоубийц — была справедливой карой Божьей, и совершалась она по прямому указанию Господню (Втор. 7, 24–25).

Итак, мы убедились, что «истребление», которому подверглись города-государства Ханаана, подразумевало, согласно и Торе, и Книге Иисуса Навина, отнюдь не поголовное уничтожение их жителей, а только разрушение богопротивного государственного устройства, упразднение демонического идолослужения и наказание царей-жрецов, чьи руки постоянно обагрялись человеческой кровью. Жители городов, согласившиеся подчиниться воле Господней, присоединялись к израильтянам, не согласившиеся же изгонялись за пределы Святой земли. Точно такое же «истребление» могло, как видим из Писания, постигнуть и самих израильтян, если они отпадут от Господа:

Но как сбылось над вами всякое доброе слово, которое говорил вам Господь, Бог ваш, так Господь исполнит над вами всякое злое слово, доколе не истребит вас с этой доброй земли, которую дал вам Господь, Бог ваш.

Если вы преступите завет Господа, Бога вашего, который Он поставил с вами, и пойдете, и будете служить другим богам и поклоняться им, то возгорится на вас гнев Господень и скоро сгибнете с этой доброй земли, которую дал вам Господь. (Иис. Н. 23, 15–16)

Понятно, что здесь выражение «истребит вас с этой доброй земли» означает именно изгнание народа, которое и произошло позже, но отнюдь не его поголовное уничтожение. Точно так же Господь «прогнал», «изгнал» ханаанеев при помощи израильтян, а вовсе не «подверг их геноциду», как утверждают не желающие вникать в Писание толкователи. Ведь ясно сказано:

Господь прогнал от вас народы великие и сильные, и пред вами никто не устоял до сего дня;

Один из вас прогоняет тысячу, ибо Господь, Бог ваш, Сам сражается за вас, как говорил вам. (Иис. Н. 23, 9–10)

Итак, на основании Священного Писания мы полностью опровергли чудовищный миф о «поголовном истреблении», «геноциде» жителей Ханаана, совершенном якобы по велению Всевышнего, и этим лишили противников библейской истины одного из их излюбленных аргументов о мнимой «несправедливости» Божьего суда и «антигуманности» предписаний Закона Господня.

В связи с данным обсуждением хотелось бы остановиться на одном месте синодального перевода, затрагивающем ту же тему «бесчеловечности» библейских предписаний. Речь идет об обращении воинов царя Давида с жителями покоренной ими Раввы  столицы Аммонитского царства.

Синодальный перевод говорит, что Давид «…добычи из города вынес очень много»,

А народ, бывший в нем, он вывел, и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами аммонитскими. И возвратился после того Давид и весь народ в Иерусалим. (II Цар. 12, 31)

Чудовищная жестокость, якобы совершенная царем Давидом согласно этому описанию, противоречит самым основам Закона Божьего, запрещающего мучить людей, предавать их терзаниям и бесчеловечным видам казни. Закон даже не позволяет наносить приговоренному к телесному наказанию более сорока ударов, дабы не изуродовать его и не опозорить:

И если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету;

Сорок ударов можно дать ему, а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими. (Втор. 25, 2–3)

Что касается аммонитян, то с этими потомками Лота, племянника Авраама, то есть с дальними родственниками израильтян, Закон Божий запрещает даже воевать:

Тогда сказал мне Господь, говоря:

Ты проходишь ныне мимо пределов Моава, мимо Ара,

И приблизился к аммонитянам; не вступай с ними во вражду и не начинай с ними войны, ибо Я не дам тебе ничего от земли сынов Аммоновых во владение, потому что Я отдал ее во владение сынам Лотовым. (Втор. 2, 17–19)

Как же мог избранник и помазанник Божий Давид так поступить с населением столицы аммонитян? (Заметим, что войну в данном случае навязали Давиду сами аммонитяне  II Цар. 10, 1–9.)

Обратимся к древнееврейскому оригиналу:

ואת־העם אשר־בה הוציא וישם במגרה ובחרצי

הברזל ובמגזרת הברזל והעביר אותם במלבן

‹вэ-эт-г̃а-ам аше́р-баг̃ г̃оци́ ва-йа́сэм ба-мгера́ у-ва-харице́й г̃а-барзе́ль у-вэ-магзеро́т г̃а-барзе́ль вэ-г̃ээви́р ота́м ба-мальбэ́н…›  «И народ, который в ней [в Равве], он вывел, и приставил к пиле [в собирательном смысле, то есть „к пилам“  „сделал пильщиками“], и [приставил] к резцам [или „молотильням“] железным, и к секирам железным, и перевел их [приставив] к печам для обжигания кирпичей [или „к производству кирпичей“]».

Поразительная разница между оригиналом и переводом! Оказывается, Давид всего лишь заставил воевавших против него аммонитян нести трудовую повинность в качестве пильщиков, молотильщиков, дровосеков, кирпичных дел мастеров.

Так обращение к оригинальному тексту позволяет опровергнуть утверждения о немыслимой жестокости, по недоразумению (или же с намерением?!) приписываемой праведному царю…

«Если извлечешь драгоценное из ничтожного…»

Возвратимся к тексту Книги Иисуса Навина:

Город будет под заклятием, и все, что в нем — Господу… (Иис. Н. 6, 16)

Посвящение города Господу означает, что должно быть удалено все, несовместимое со служением Ему. А это и сами капища, предметы и обряды идолослужения, и люди, поклоняющиеся силам тьмы и не желающие принимать заповеди Господа, предназначенные для всех потомков Ноя (Быт. 9, 1–17).

…Только Раав блудница пусть останется в живых… и всякий, кто у нее в доме… (Иис. Н. 6, 16)

Из сказанного следует, что жители Иерихона, которые ранее уверовали в Господа (Иис. Н. 2, 10–11) и вняли проповеди Раав, укрылись в ее доме уже в начале осады (ср. Иис. Н. 2, 17–19 и 6, 16). О том, что у Раав собрались не только ее кровные родичи, свидетельствуют слова Иисуса о «всяком, кто у нее в доме»: выражение כל אשר אתה ‹коль-аше́р итаг̃, буквально «каждый [кто] с ней», говорит об «идеологическом», духовном единстве собравшихся.

«Останется в живых» (תחיה ‹тихье́›, «она будет жить») — то есть получит право обитать в освобожденной израильтянами части Ханаана. В то же время прочие жители города будут изгнаны «под угрозой меча» как сознательно противящиеся Господней воле. Так что речь снова идет не о «поголовном истреблении», но о выселении; сказанное же в ст. 20, как уже обсуждалось (см. с. 108), неточно передано в синодальном тексте (в оригинале говорится не об «истреблении», а о выселении — «заклятии под угрозой меча»):

И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, всё истребили мечом. (Иис. Н. 6, 20)

Город был очищен от идолопоклонства, приверженцев коего изгнали под угрозой поражения мечом. Мы видим из ст. 20, что народ выселяли вместе с домашним скотом. В этом проявилось снисхождение к изгоняемым: они получили возможность забрать свое имущество, чтобы не остаться без пропитания в пути и на новом месте. Воинам категорически запрещалось отнимать скот или домашние вещи у выселяемых иерихонцев:

Но вы берегитесь заклятого, чтоб и самим не подвергнуться заклятию, если возьмете что-нибудь из заклятого, и чтобы на стан сынов Израилевых не навести заклятия и не сделать ему беды… (Иис. Н. 6, 17)

Присвоившие что-либо из скота или имущества изгоняемых сами должны были стать «херемом», то есть присоединиться к выселяемым ханаанеям. «Не сделать ему [стану израильскому] беды» — вольный пересказ выражения оригинала ועכרתם אותו ‹ва-ахарте́м ото́› — «вы расстроите его»: имеется в виду возможность удаления из стана израильтян тех, кто присоединится к изгоняемым ханаанеям, — за попытку присвоить их имущество.

Исключением из оставляемой ханаанеям собственности являлась контрибуция — сосуды из драгоценных и простых металлов (последние были в ту эпоху тоже достаточно дорогими):

…И всё серебро, и золото, и сосуды медные и железные да будут святынею Господу и войдут в сокровищницу Господню. (Иис. Н. 6, 18)

Контрибуция, взимаемая с завоеванного города, не должна была присваиваться воинами, но отдавалась для служения в Скинии. Уже одно это опровергает представление об «истребительном характере» «херема», согласно которому якобы уничтожалось все без разбора. Но почему бы в таком случае и домашний скот ханаанеев не использовать для жертвоприношений в Скинии? Совершенно ясно, что наложенный на скот «херем» объясняется заботой о выживании изгоняемых.

Зададим, однако, вопрос: если хотя бы часть металлических сосудов применялась для идолослужения, то как они могли «войти в сокровищницу Господню»? Принцип очищения и освящения того, что прежде употреблялось недолжным образом (служило злу), прослеживается по всему Писанию. Таков, например, меч Голиафа, которым и обезглавил великана Давид:

Тогда Давид подбежал и, наступив на филистимлянина, взял меч его, и вынул его из ножен, ударил его, и отсек им голову его… (I Цар. 17, 51)

Затем этот трофей был помещен в Святилище, откуда Давид забрал его, чтобы использовать в сражениях:

И сказал священник: вот меч Голиафа… завернутый в одежду, позади ефода; если хочешь, возьми его… И сказал Давид: нет ему подобного, дай мне его. (I Цар. 21, 9)

Итак, оружие, служившее нечестивому Голиафу (I Цар. 17, 26–36), впоследствии было не только внесено в Святилище, но и применено Давидом во славу Божью.

Задолго до того кадильницы приспешников Корея, восставших против Моисея и Аарона, были освящены для использования в Скинии:

И сказал Господь Моисею, говоря:

Скажи Елеазару, сыну Аарона, священнику: пусть он соберет кадильницы сожженных и огонь выбросит вон, ибо освятились

Кадильницы грешников сих смертью их; и пусть разобьют их в листы для покрытия жертвенника, ибо они принесли их пред лицо Господа, и они сделались освященными; и будут они знамением для сынов Израилевых. (Числ. 16, 36–38)

«Пусть он соберет» — так здесь переведено повеление וירם ‹вэ-йаре́м› — «да возвысит», «да вознесет». Предметы, употреблявшиеся прежде во зло, могут быть «возвышены» для служения Господу!

Точно так же повелел Моисей поступить с сосудами, захваченными на войне с мадианитянами, а ведь среди этих сосудов могли быть предметы идолослужения. Перед внесением в сокровищницу Скинии металлические изделия особым образом очищались:

И сказал Елеазар священник воинам, ходившим на войну: вот постановление Закона, который заповедал Господь Моисею:

Золото, серебро, медь, железо, олово, и свинец,

И все, что проходит через огонь, проведите через огонь, чтоб оно очистилось, а кроме того и очистительною водою должно очистить… (Числ. 31, 21–23)

После очистительного ритуала металлические изделия употреблялись в Скинии:

…Приношение Господу… из золотых вещей… для очищения душ наших пред Господом.

И взяли у них Моисей и Елеазар священник золото во всех этих изделиях.

‹…›

…И принесли его в Скинию собрания… (Числ. 31, 50–54)

Прослеживающийся здесь принцип «извлечения драгоценного из ничтожного» — один из основных в Писании:

…Если ты обратишься, то Я восставлю тебя, и будешь предстоять пред лицом Моим; и если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь, как Мои уста… (Иер. 15, 19)

В приведенном стихе «извлечение драгоценного из ничтожного» сопоставляется с обращением к Богу самого человека («если ты обратишься»). Именно падшая, «лежащая во прахе», крайне униженная и оскверненная грехами душа должна быть «поднята», «восставлена», «извлечена из ничтожного». Она ведь драгоценное сокровище, принадлежащее Господу, и призвана «предстоять пред лицом» Его. Символом таких душ и являются сосуды, использовавшиеся прежде идолослужителями, а затем очищенные и освященные для Скинии.

Возвышение спасенных душ «в конце дней» так описано у пророка:

И спасет их Господь Бог их в тот день… ибо, подобно камням в венце, они воссияют на земле Его. (Зах. 9, 16)

Словно алмаз, добытый из земли, очищенный и ограненный, душа, прошедшая сквозь все испытания, становится «камнем в венце» Царя царей и служит для славы Его:

И возжелает Царь красоты твоей… (Пс. 44, 12)

Этот высокий смысл восхождения души таится в словах псалма о Господе, Который

Из праха поднимает бедного, из брения возвышает нищего,

Чтобы посадить его с князьями, с князьями народа его… (Пс. 112, 7–8)

Под «князьями народа» здесь могут разуметься «духи праведников, достигшие совершенства» (Евр. 12, 22–23).

И не из возвышенных ли душ, подобных драгоценным камням, возводится «ограда» священного города Божьего?

…И сделаю… всю ограду твою — из драгоценных камней.

И все сыновья твои будут научены Господом, и великий мир будет у сыновей твоих. (Ис. 54, 12–13)

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |