Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
 Теология и религиоведение    Книги
Один из 12

Два заговора*

Как мы помним, Мессии, согласно его собственному пророчеству, надлежало быть «вознесенным от земли» подобно Медному змею, созданному Моисеем для исцеления народа (Числ. 21, 5–9):

14 И как Моисей вознес змия в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому,

15 дабы всякий, верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную. (Иоан. 3, 14–15)

Смысл этого «вознесения» проясняется в таких словах Иисуса:

32 И когда я вознесен буду от земли, всех привлеку к себе.

33 Сие говорил он, давая разуметь, какою смертью он умрет. (Иоан. 12, 32–33)

Именно взойдя на крест и взяв на себя грехи мира, Мессия стал исцелять души людей, подобно тому, как Медный змей исцелял народ телесно. Следовательно, мученическая смерть Иисуса должна была происходить публично – при большом стечении народа, на глазах у всех. Это – непременный признак Мессии, довершающий его символическое сходство с Медным змеем.

В то же время, среди обладавших властью противников Иисуса существовали две партии, по-разному предлагавшие «расправиться» с ним. Если одни хотели осудить его на собрании Синедриона и предать казни легально, то другие предпочли бы убить его тайно – «не на глазах у народа», боясь мятежа и бунта его последователей и приверженцев:

4 ...И положили в совете взять Иисуса хитростью и убить;

5 но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе. (Матф. 26, 4–5)

Этот же замысел религиозных властей Лука описывает так:

2 …И искали первосвященники и книжники, как бы погубить его, потому что боялись народа. (Лук. 22, 2)

По всей видимости, этот план «взять хитростью», «погубить», «но только не в праздник» – сложился у тех же ненавистников Иисуса, которые и ранее пытались побить его камнями:

59 Тогда взяли каменья, чтобы бросить на него; но Иисус скрылся… (Иоан. 8, 59)

Именно этих своих врагов Учитель и обличал в том, что они желают убить его – неожиданно, внезапно, «теперь»:

38 …Ищете убить меня, потому что слово мое не вмещается в вас…

<…>

40 Теперь ищете убить меня, человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога… (Иоан. 8, 37–40)

План «хитрого», тайного убийства Иисуса упоминается у Луки как раз в связи с договором Иуды Искариота с окружением Каиафы:

2 …И искали первосвященники и книжники, как бы погубить его, потому что боялись народа.

3 Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати,

4 и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как его предать им.

5 Они обрадовались и согласились дать ему денег;

6 и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать его им не при народе. (Лук. 22, 2–6)

Само слово «погубить» в этом контексте воспринимается как указание на совсем иной способ «расправы», нежели «легальный» (хотя и неправый) суд – и «законное» (хотя, по сути своей совершенно беззаконное) предание осужденного Иисуса на расправу римским властям…

Многое говорит именно о таком замысле врагов Иисуса. Весьма похоже, что злой дух и готовил Мессии описанную выше участь. Однако Иуда Искариот, в сердце которого диавол «вложил» предать Учителя в руки наемных убийц, перехитрил «человекоубийцу и отца лжи» (Иоан. 8, 44)! Казнь Мессии свершилась как раз публично – «при народе» и «в праздник» – ровно накануне Пасхи, когда огромное число паломников уже собралось в Иерусалиме... Произошло ровно то, чего так старались избежать недруги Мессии!

И главную роль в этой «перемене сценария» сыграл Иуда Искариот, взявший с собой в Гефсиманию храмовую стражу, приведший Иисуса во двор первосвященника и вынудивший таким образом Каиафу провести сначала ночную «репетицию» суда над Иисусом (Матф. 26, 57–68), а затем и «законный» процесс его осуждения – после восхода солнца:

66 И как настал день, собрались старейшины народа, первосвященники и книжники, и ввели его в свой синедрион… (Лук. 22, 66)

Не такой ли последовательностью действий удалось ученику исполнить повеление Учителя: «Что делаешь, делай скорее» (Иоан. 13, 27)? И не были ли слова Иуды Искариота: «Радуйся, Равви!» (Матф. 26, 49) – тайным оповещением об удачно произведенном им «повороте событий» в нужную сторону? Ведь именно теперь Мессия мог во всем уподобиться Медному змею, вознесясь на крест и даря исцеление душам всех народов и веков!





* Изложенная ниже версия «двух заговоров» против Иисуса принадлежит Р. П. Дименштейну, которому автор приносит благодарность.

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |