Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
 Теология и религиоведение    Книги
Щедровицкий Д. В. Книга Иисуса Навина: возвращение Израиля и спасение Ханаана

Глава 3. На подступах к Иерихону. Верность Богу — ключ к победам

Границы Израиля

Бог следующим образом очертил пределы земли обетованной:

От пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата, всю землю хеттеев; и до великого моря к западу солнца будут пределы ваши. (Иис. Н. 1, 4)

Это одно из наиболее емких и лаконичных описаний границ Святой земли. Несколько по-другому они были обрисованы Аврааму:

…Потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата… (Быт. 15, 18)

А при Моисее народ услышал еще одно определение границ своей будущей страны:

Проведу пределы твои от моря Чермного до моря Филистимского и от пустыни до реки… (Исх. 23, 31)

Наиболее же подробная «карта» представлена в Книге Чисел, где описана земля Ханаанская «от пустыни Син до Иордана и Соленого моря» (Числ. 34, 1–12).

Как видим, первоначальное обетование, полученное Авраамом, в дальнейшем несколько варьировалось и видоизменялось. Почему? Можно назвать несколько причин. Прежде всего, непокорность народа Богу приводила к наказаниям, одним из которых было уменьшение предназначенной Израилю территории:

И презрели они землю желанную, не верили слову Его. (Пс. 105, 24)

В ответ на непослушание Господь, как известно, лишил все согрешившее поколение возможности вступить в наследственный удел:

Все, которые… искушали Меня… и не слушали гласа Моего…

‹…›

Не увидят земли, которую Я с клятвою обещал отцам их…              

И все вы… которые роптали на Меня,

Не войдете в землю… (Числ. 14, 22–30)

Буквально это, конечно, относилось к поколению вышедших из Египта. Но и сама земля в ранее очерченных границах уже не целиком принадлежала теперь народу — в наказание за отступление от Бога. И впоследствии, по мере умножения грехов, Всевышний убавлял надел Своего народа:

…Вышел Едом из-под власти Иуды до сего дня. В то же время вышла и Ливна из-под власти его, потому что он оставил Господа, Бога отцов своих. (II Пар. 21, 10)

То же происходит и с благословениями, дарованными человеку: если он отступает от Господа, его «удел» уменьшается.

Но есть и другая причина тому, что границы земли «от Нила до Евфрата», обещанные Аврааму, отличаются от названных Иисусу Навину. Дело в том, что сказанное Аврааму сбылось по отношению не к одним только израильтянам, но ко всем потомкам Авраама, включая и арабов, произошедших от Исмаила (Быт. 25, 12–18). Арабские народы и поныне населяют все земли «плодородного полумесяца» — от Египта до Ирака (Месопотамии), то есть «от Нила до Евфрата».

Итак, вот границы земли, названные Иисусу Навину:

От пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата… (Иис. Н. 1, 4)

В оригинале подразумевается вполне определенная пустыня: «сия пустыня» — המדברг̃а́-мидба́р› (ср. здесь же о Ливане: «этот Ливан»). А значит, духовный взор Иисуса, находившегося при получении Божьего обетования в Заиорданье, проникал до горных вершин Ливана на севере. Он видел одновременно и «эту пустыню», и «этот Ливан».

Итак, в пределы страны Израиля вошли и Заиорданье (уже отданное Моисеем коленам Рувима, Гада и половине колена Манассии — Числ. 32), и окрестности Ливанских гор, и далее — земли вплоть до берега Евфрата на северо-востоке. Таких размеров достигло Израильское царство — веками позже, при Давиде и Соломоне:

Соломон владел всеми царствами от реки Евфрата до земли Филистимской и до пределов Египта…. (III Цар. 4, 21)

А ведь Соломон, как известно, не вел войн, и все владения свои он унаследовал от Давида. Именно в «золотую эпоху» этих двух царей сбылось сказанное о границах земли.

Рассмотрим далее обетование, данное Иисусу Навину:

…Всю землю хеттеев; и до великого моря к западу солнца будут пределы ваши. (Иис. Н. 1, 4)

Великая Хеттская империя, соперница Египта и Междуречья, занимала бо́льшую часть Малой Азии и Сирии в первой половине II тысячелетия до нашей эры. Затем она распалась на ряд небольших государств, при этом в Сирии население их было смешанным — хетто-хуррито-арамейским. Во времена Авраама хетты являлись одним из основных народов Ханаана (Быт. 15, 18–20; 23, 7–10). Очевидно, и в эпоху Иисуса Навина часть обетованной земли по старой памяти продолжала считаться «землею хеттеев».

Найденные археологами тексты хеттов дали возможность в начале XX века расшифровать их письменность. В литературных памятниках, особенно законодательного характера, был обнаружен ряд параллелей с библейскими текстами.

Наконец, западная граница Ханаана охарактеризована как «великое море». Речь идет о Средиземном море, которое образует естественную западную границу Святой земли. Иисусу, находившемуся в момент Божьего откровения к востоку от Ханаана (в Заиорданье), Господь как бы указывал путь вдаль — на запад: «…до великого моря к западу солнца…».

Сокрытый смысл топонимов

Рассмотрим символический смысл упомянутых в разбираемом стихе географических названий:

От пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата, всю землю хеттеев; и до великого моря к западу солнца будут пределы ваши. (Иис. Н. 1, 4)

«Пустыня», מדבר ‹мидба́р›, означает состояние души уединившейся, самоуглубленной. В «пустыне» легче услышать голос Говорящего, то есть Бога: слово מדבר ‹Мэдабе́р›, «Глаголющий», состоит из тех же букв; возможно, само происхождение этого древнееврейского слова связано с тем, что голос в пустыне разносится на большие расстояния.

Услышав призыв Говорящего, душа должна очиститься, убелиться, на что указывает название לבנון ‹Левано́н› — «Ливан», от глагола לבן ‹лава́н› — «убеляться», «становиться белым» (на Ливанских горах значительную часть года лежит снег, из-за чего, вероятно, им дано такое название). И тогда, подобно могучей реке (נהר ‹наг̃а́р› — «стремление вод», «поток»), душа получит силу орошать «землю» — жизнь свою, делая ее духовно плодоносной: פרת ‹Пэра́т›, название реки Евфрат, происходит от פרה ‹пара́› — «приносить плоды».

Духовные плоды приносит тот, кто любит Бога и людей. Любовь позволяет душе избавиться от страха и помогать другим жить не в страхе, но в милосердии и взаимопомощи. В этом таинственный смысл названия «земля хеттеев»: חת ‹Хет› — имя второго сына Ханаана, внука Ноя (Быт. 10, 15), — состоит из тех же букв, что и חת ‹хат›, «страх».

«Земля хеттеев» — «земля страха» — покоряется теми, кто, услышав в «пустыне» Голос свыше и убелившись от грехов, живет жизнью духовно плодоносной, жизнью любви:

В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви. (I Иоан. 4, 18)

Помощь свыше и усилия человека

Господь явственно обещает Иисусу Навину Свою помощь в борьбе за землю обетованную. Покров Божий пребудет над ним всегда, как простирался он и над Моисеем:

Никто не устоит пред тобою во все дни жизни твоей; и как Я был с Моисеем, так буду и с тобою: не отступлю от тебя и не оставлю тебя. (Иис. Н. 1, 5)

Эти слова — словно бы эхо обетования, полученного некогда праотцем Иаковом в Лузе (Вефиле), на пути в Месопотамию:

И вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. (Быт. 28, 15)

Теперь исполнялось обещанное Иакову. Его многочисленное потомство, сохраненное Богом в Египте («сохраню тебя везде»), стояло уже на пороге Святой земли («возвращу тебя в сию землю»). Слова же «не оставлю тебя» повторяются Иисусу Навину: на него как на вождя поколения перешло благословение, полученное праотцем.

Выражение לא ארפך ‹ло арпэ́ха›, буквально «не ослаблю тебя» (в синодальном переводе — «не отступлю от тебя»), указывает на всемогущество Бога, от Которого исходят и зависят жизненные силы человека. Создатель уверяет Иисуса, что не только не покинет его, но и не уменьшит Свою могучую поддержку; Иисус всегда будет ощущать помощь свыше и в любых обстоятельствах сможет обратиться ко Всевышнему за советом и указанием (ср. Иис. Н. 27, 7–20).

Но и от Иисуса требуются постоянные усилия для общения с Богом, чтобы поток Его благословений никогда не иссякал:

Будь тверд и мужествен; ибо ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся отцам их дать им… (Иис. Н. 1, 6)

В определенном смысле история Иисуса Навина есть прямое продолжение истории патриархов — Авраама, Исаака и Иакова. Обещанное им Бог исполняет рукой Иисуса; потомки возвращаются в страну отцов и действуют в тех самых местах и среди тех же народов, где проходила жизнь святых родоначальников Израиля. Но если патриархам приходилось довольствоваться в Святой земле ролью «пришельцев и поселенцев» (Быт. 23, 3–4), то их дети входят в нее теперь как полноправные наследники…

Мужество — в верности Торе

С деяниями Моисея, с чудесами исхода Иисус связан через имя Всевышнего אהיה ‹Эг̃йэ› — «Тот, Кто пребывает», «Тот, Кто пребудет» (в синодальном переводе — «Сущий»).

Под таким именем Бог открылся Моисею в Неопалимой купине:

Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий… И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. (Исх. 3, 14)

Это же Свое имя произносит Господь, обращаясь и к Иисусу:

…Как Я был с Моисеем, так буду и с тобою… (Иис. Н. 1, 5)

В оригинале здесь употреблено выражение אהיה עמך ‹Эг̃’йэ́ има́х›, буквально «Тот, Кто пребывает, — с тобой!». Благодаря присутствию этого Божьего имени дела Иисуса, как и Моисея, приобретают высшую духовную ценность. Призыв: «Будь тверд и мужествен!», повторенный дважды (Иис. Н. 1, 6–7), содержит особое наставление. Глагол חזק ‹хаза́к› — «стягивать», «крепить», «обхватывать» (в синодальном переводе — «будь тверд») указывает на собирание («стягивание воедино») всех внутренних сил для борьбы. Глагол אמץ ‹ама́ц› — «быть резвым», «бодриться», «напрягать усилия» (в синодальном переводе — «будь мужествен») призывает к внешним усилиям. Лишь соединением внешнего мужества с внутренней твердостью, с неколебимой верой в помощь Творца, достигается победа:

Только будь тверд и очень мужествен и тщательно храни и исполняй весь Закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой… (Иис. Н. 1, 7)

Оказывается, твердость и мужество нужны прежде всего при изучении и соблюдении Божьего Закона («тщательно храни и исполняй»), а не только на поле брани. Словосочетанием «тщательно храни» передано повеление לשמר ‹лишмо́р› — «соблюдать», «стоять на страже». Подобно стражу-охраннику, оберегающему бесценное сокровище, должен человек относиться к Закону Господню, никогда не упуская из виду его заповеди. А слово לעשות ‹лаасо́т›, «чтобы делать» (в синодальном переводе — «исполняй»), говорит об осуществлении воли Всевышнего во внешних делах.

Почему же для «хранения и исполнения» Закона (תורה ‹Тора́› — Учение) требуются «твердость и мужество»? Да потому, что прежде чем человек получит силу для побед над внешними обстоятельствами, он должен одолеть своих «внутренних врагов» — те начала в самом себе, которые препятствуют его душе повиноваться Божьим заповедям:

Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в Законе Божием;

Но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. (Римл. 7, 22–23)

Всякий, кто стремится служить Богу, призван ополчиться против этого «закона греховного», «закона греха и смерти» (Римл. 8, 2), и в этом он должен «быть твердым и мужественным».

Но почему же о Законе Божьем, предписанном каждому израильтянину, Господь говорит Иисусу: «Закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой» (Иис. Н. 1, 7)?

Ответ мы найдем в двойственном наименовании самой Торы. Во-первых, она именуется Господней:

Закон Господа совершен… (Пс. 18, 8)

И, во-вторых, она же названа Моисеевой:

Закон дал нам Моисей, наследие обществу Иакова. (Втор. 33, 4)

Ведь Закон есть явление богочеловеческое, предназначенное для установления и поддержания связи между Создателем и людьми — как отдельными душами, так и целым сообществом. Лишь пройдя через сердце и уста Моисея, Закон получил не только Божественное, но и человеческое измерение. Именно так он стал близок людям:

…Весьма близко к тебе слово сие: оно в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его. (Втор. 30, 14)

Но, кроме того, по отношению к самому Иисусу «завещал тебе Моисей» означает личную передачу Торы в контексте неповторимого общения между учителем и учеником. А в подобных случаях Учение обретает особое обаяние: осознание каждой заповеди навсегда остается тесно связанным с воспоминанием о взгляде, мимике, жестикуляции, тембре голоса и выговоре учителя, разъяснявшего ученику слова Господа. Именно так и запечатлелись слова Учения в сердце Иисуса, ведь они передавались «от сердца к сердцу». Как Господь говорил с Моисеем «лицом к лицу» (Исх. 33, 11), так и Моисей, беседуя с Иисусом «лицом к лицу», излагал ему заповеди Божьи. Не случайно упомянуто присутствие Иисуса в Скинии в моменты самых сокровенных бесед Всевышнего с Моисеем:

И говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим; и он возвращался в стан; а служитель его Иисус, сын Навин… не отлучался от Скинии. (Исх. 33, 11)

Перед «возвращением в стан» Моисей, конечно же, посвящал в то, что услышал от Бога, своего верного ученика — Иисуса.

«Ни направо, ни налево»

И вот теперь, говоря о Законе, Творец напоминает:

…Не уклоняйся от него ни направо, ни налево, дабы поступать благоразумно во всех предприятиях твоих. (Иис. Н. 1, 7)

Подобное наставление Моисей уже обращал и к народу:

Смотрите, поступайте так, как повелел вам Господь, Бог ваш; не уклоняйтесь ни направо, ни налево. (Втор. 5, 32)

И о будущем царе Израиля существует такое предписание:

…Чтобы не уклонялся он от Закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своем… (Втор. 17, 20)

В Торе поясняется, что отклонение от заповедей «направо» или «налево» приводит к поклонению иным богам:

И не отступишь от всех слов, которые заповедую вам сегодня, ни направо, ни налево, чтобы пойти вслед иных богов и служить им. (Втор. 28, 14)

Что же означает уклонение «направо» или «налево» и как оно связано с языческим служением? «Уклоняться» и «отступать» — так передаются в синодальном тексте формы глагола סור ‹сур› — «отходить», «отстраняться», «сходить с пути». Подразумевается уход с пути Господа, по которому Создатель заповедал человеку идти, причем Закон должен быть руководством на этой стезе:

Потеку [то есть «побегу»] путем заповедей Твоих, когда Ты расширишь сердце мое. (Пс. 118, 32)

Путь этот одновременно является и Господним, и человеческим, поскольку Сам Бог сопровождает и хранит нас на нем:

Наставь меня, Господи, на путь Твой, и буду ходить в истине Твоей… (Пс. 85, 11)

Но что же конкретно означает уклонение «направо» или «налево» с этого пути?

В библейской образной системе правая сторона — символ милости, а левая — строгости. Священникам по Закону отдавалось правое плечо жертвенных животных, и таким образом сыны Аарона принимали на себя грехи народа (в ознаменование будущей жертвы Мессии — Ис. 53, 6). Этим они призывали на народ милость Божью (Исх. 29, 22–28; Лев. 7, 32–33). Возложением правой руки на голову благословляемого священники передавали эту милость (Быт. 48, 13–19). Помощь Господа осеняет человека «с правой руки» (Пс. 120, 5). Следовательно, уклоняться «направо» от Закона — это оказывать милость и прощать там, где Закон требует проявлять строгость и наказывать. Но разве библейское учение не основано на любви и милости? Ведь

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. (Матф. 5, 7)

Да, этот так. Однако Писание предостерегает от «чрезмерного» милосердия, которое оборачивается попустительством преступнику и является злом:

…Ибо когда суды Твои совершаются на земле, тогда живущие в мире научаются правде.

Если нечестивый будет помилован, то не научится он правде, — будет злодействовать в земле правых и не будет взирать на величие Господа. (Ис. 26, 9–10)

Строгость столь же необходима для падшего мира, как и милость. Царь Давид, имевший огромный опыт не только милосердного обхождения с людьми (в том числе и с врагами — I Цар. 24, 9–20), но и справедливого управления государством, воспевал «милость и суд», то есть сочетание благости со строгостью:

Милость и суд буду петь; Тебе, Господи, буду петь. (Пс. 100, 1)

Преступников царь Давид строго наказывал, ограждая тем самым от бед «верных земли» — искренних верующих, творящих добро:

Тайно клевещущего на ближнего своего изгоню; гордого очами и надменного сердцем не потерплю.

Глаза мои на верных земли, чтобы они пребывали при мне; кто ходит путем непорочности, тот будет служить мне.

Не будет жить в доме моем поступающий коварно; говорящий ложь не останется пред глазами моими.

С раннего утра буду истреблять всех нечестивцев земли, дабы искоренить из града Господня всех делающих беззаконие. (Пс. 100, 5–8)

Сказанное относится к уклонению от Закона Божьего «направо». Что же означает тогда уклонение «налево»?

Заповедь Торы о суде гласит:

Если будет тяжба между людьми, то пусть приведут их в суд и рассудят их, правого пусть оправдают, а виновного осудят. (Втор. 25, 1)

Следует также различать более и менее виновных. Ни на кого нельзя налагать наказание, превышающее его вину. Суд не должен склоняться ни к чрезмерной строгости, ни к безосновательной милости:

Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего. (Лев. 19, 15)

Повеление «не уклоняться ни направо, ни налево» от Закона особенно важно было для Иисуса Навина как правителя и верховного судьи:

…Не уклоняйся от него ни направо, ни налево, дабы поступать благоразумно во всех предприятиях твоих. (Иис. Н. 1, 7)

Интересно, что здесь слово ממנו ‹мимэ́ну›, «от него», относится и к Закону, и к Моисею (ср. Иис. Н. 1, 6). Иисус не должен уклоняться не только от самого Закона, но и от образца следования ему, который явил Моисей. Подражать жизни праведника — одно из верных средств исполнять волю Божью.

Именно при этих двух условиях — следовании одновременно и Закону, и примеру Моисея — Иисус будет «поступать благоразумно во всех предприятиях» (ст. 7). В оригинале сказано: למען תשכיל ‹лэма́ан таски́ль› — «чтобы ты разумел», «чтобы ты понимал». Глагол שכל ‹саха́ль›, «быть разумным», имеет и более точный смысл: «быть прозорливым», «проникать [в суть явлений]». Такой проникновенный разум, согласно библейскому учению, слагается из двух составляющих: חכמה ‹хохма́› — «мудрости» и בינה ‹бина́› — «понимания», «разумения». Мудрость — результат мгновенного озарения, а понимание — рационального исследования. Только спустя тысячелетия стало известно, что это разделение соответствует разграничению функций правого и левого полушарий головного мозга. Разум же (שכל ‹сэ́хель›), проникающий сквозь внешнюю форму вещей и событий и постигающий сокрытое в них, есть результат воздействия благодати Божьей на обе названные способности человека:

Ибо Господь дает мудрость; из уст Его — знание и разум… (Прит. 2, 6)

«Да не отходит… книга Закона от уст твоих…»

Если обретение понимания («бина») связано с усилиями самого человека, то стяжание истинной мудрости («хохма») не представимо без благоговения перед Богом:

Начало мудрости — страх Господень… (Пс. 110, 10)

Без божественной составляющей («хохма») истинный разум существовать не может, ибо нет пользы в одном лишь знании — без мудрости:

…Разум верный у всех, исполняющих заповеди Его(Пс. 110, 10)

Чтобы «поступать благоразумно», Иисус должен постоянно сверять свои мысли, речи и деяния со словом Божьим, записанным в Торе:

Да не отходит сия книга Закона от уст твоих… (Иис. Н. 1, 8)

Почему сказано «от уст твоих», а не «от глаз», «от ушей»? В древности тексты читали не про себя, а вслух, о чем говорит сам древнееврейский глагол קרא ‹кара́› — «читать», но также и «восклицать», «призывать» (родственно русскому «кричать»).

Следовательно, «книга, не отходящая от уст» — это книга, «постоянно читаемая». Кроме того, как известно, читающий Тору должен также и обучать окружающих тому, что в ней содержится. А значит, здесь присутствует и повеление обучать — «читать вслух». К тому же выражение תורה שבעל פה ‹Тора шэ-бэ-аль-пэ›, буквально «Учение, которое на устах» («устная Тора»), первоначально означало «Тора, выученная наизусть». Впоследствии оно стало употребляться и по отношению к преданиям, поясняющим письменный текст. Итак, «Тора, не отходящая от уст» — это слово Божье, которое человек знает наизусть. Как известно, среди иудеев (и мусульман) по сей день встречаются те, кто знают на память Тору, а иногда и весь Танах (либо соответственно Коран). Наконец, мысли человека тоже имеют словесную форму («внутренняя речь»), поэтому «да не отходит от уст» можно понимать и как призыв всегда размышлять о Законе Господнем.

…Но поучайся в ней день и ночь… (Иис. Н. 1, 8)

«Но поучайся», והגית ‹вэ-г̃аги́та›, буквально «и произноси», «и размышляй». Человеку надлежит «день и ночь» обдумывать слова Торы, произнося их вслух или про себя. Это выражение в контексте библейской метафорики понимается как указание не только на время суток, но и на обстоятельства жизни — например, светлые и мрачные ее периоды, юность и старость и т. п.

Кроме того, согласно иудейской традиции, с глубокой древности установлено непрекращающееся чтение Торы. Есть люди, изучающие ее только днем, но существует и обычай вставать по ночам для полуночного чтения Торы. Более двух тысячелетий назад наставники ессеев поочередно бодрствовали по трети каждой ночи, вникая в Тору. Такое постоянное изучение ее необходимо,

…Дабы в точности исполнять всё, что в ней написано… (Иис. Н. 1, 8)

— буквальный перевод: «…чтобы ты охранял, делая всё, что в ней написано…» Глагол שמר ‹шама́р›, «охранять», указывает на внутреннее состояние: «блюститель заповедей» призван быть стражем по отношению и к Закону, и к себе самому, словно бы охраняя крепость от вражеского проникновения. А какова же цель такого духовного бодрствования? —

…Тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно. (Иис. Н. 1, 8)

О «благоразумии» как результате соединения собственных усилий человека с Божественным воздействием мы уже говорили. «Будешь успешен» — этими словами передано выражение оригинала תצליח ‹тацли́ах›, от глагола צלח ‹цала́х› — «проникать», «проходить насквозь», «пробиваться» и отсюда — «преодолевать», «достигать успеха». Как известно, дух легко преодолевает («проходит насквозь») материальные ограничения, поэтому глагол «цалах» употребляется по отношению к Духу Божьему, «пронизывающему» человеческий дух и наполняющему Собой служителей Господних:

…И почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после… (I Цар. 16, 13)

Здесь «цалах» переведено как «почивать» (ср. Суд. 14, 6 и 19; 15, 14; I Цар. 10, 6 и 10; 11, 6 — там «цалах» в связи со Святым Духом передано как «сходить» и «находить»; а также I Цар. 18, 10, где «цалах» при описании действий злого духа передано как «нападать»).

Чем более духовен человек, чем в большей степени «пронизан» он Духом Божьим (ср. Римл. 8, 16), тем лучше преодолевает он всевозможные преграды и тем он успешнее. А духовное возрастание напрямую связано с вниканием в Божий Закон, ибо «Закон духовен» (Римл. 7, 14):

…Кто вникнет в Закон совершенный… блажен будет… (Иак. 1, 25)

…Речь Господа к Иисусу Навину завершается так:

Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде, куда ни пойдешь. (Иис. Н. 1, 9)

От предшествующих призывов и обетований этот стих отличается предупреждением: «Не страшись и не ужасайся». Немало страшных и ужасных явлений предстоит повстречать Иисусу в борьбе с силами черных магов Ханаана и их демоническими покровителями. Но страх перед ними никогда, ни при каких условиях не должен проникать в его сердце, ибо оно принадлежит Создателю и наполнено любовью к Нему:

В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх… (I Иоан. 4, 18)

«Страшиться» и «ужасаться» — так переданы глаголы ארץ ‹ара́ц›, «убегать от страха», и חתת ‹хата́т› — «сокрушаться», «ломаться», «смущаться». Первый из них указывает на внешний признак испуга — желание бежать, скрываться; второй — на внутренний признак: некий «надлом» в душе. Не допуская внешней (инстинктивной) реакции на устрашающее явление, верующий одновременно должен оставаться «не сломленным» внутренне. При этом человеку необходимо не только помнить, но и ощущать, что с ним — Господь «везде, куда [он] ни пойдет».

Миссия разведчиков

Выслушав указания свыше, Иисус приступает к делу:

И дал Иисус повеление надзирателям народа… (Иис. Н. 1, 10)

Как истинный праведник, готовый тотчас исполнить вверенное ему поручение, Иисус не медлит. Его неколебимая вера в победу сообщается всему народу через надзирателей, разносящих по стану его приказ:

…Заготовляйте себе пищу для пути, потому что, спустя три дня, вы пойдете за Иордан сей, дабы прийти взять землю, которую Господь, Бог отцов ваших, дает вам в наследие. (Иис. Н. 1, 11)

Это первое повеление, с которым Иисус обратился к народу. Оно отличается особой силой, определенностью и лаконичностью, обнаруживает глубокую веру в Божьи обетования, а также твердость и решительность полководца. В своей речи Иисус сочетает упование на Божье содействие с практическим подходом к обстоятельствам («заготовляйте себе пищу»).

Особый приказ вождь отдает главам колен Рувима, Гада и половины колена Манассии, которым Моисей даровал землю в Заиорданье из-за их огромных стад. Хотя они лишились удела в земле Ханаанской, но поклялись приложить все усилия к ее покорению и лишь потом возвратиться в Заиорданье (Числ. 32). Теперь Иисус возобновляет договор, заключенный при Моисее:

Жены ваши, дети ваши и скот ваш пусть останутся в земле, которую дал вам Моисей за Иорданом; а вы все, могущие сражаться, вооружившись, идите пред братьями вашими и помогайте им… (Иис. Н. 1, 14)

Быстрый и ясный ответ глав этих колен свидетельствует о том, каким авторитетом пользовался у всего народа Иисус:

…Всё, что ни повелишь нам, сделаем, и куда ни пошлешь нас, пойдем;

Как слушали мы Моисея, так будем слушать и тебя: только Господь, Бог твой, да будет с тобою, как Он был с Моисеем… (Иис. Н. 1, 16–17)

Из ответа видно, что народ привык к руководству Божьему, осуществлявшемуся через Моисея, и ожидал того же от Иисуса. Поэтому новый вождь обладал беспрекословной властью. Народ сильно возрос духовно за те сорок лет, что миновали после исхода, и прежняя непокорность Богу сменилась готовностью исполнять во всем Его волю («только Господь… да будет с тобою»). Теперь полностью осознаётся преступность противления указаниям Божьим, передаваемым через Иисуса:

Всякий, кто воспротивится повелению твоему… будет предан смерти… (Иис. Н. 1, 18)

Наконец, народ внутренне достиг того состояния, о котором говорит известная пословица: «Глас народа — глас Божий». Поэтому ответ представителей колен звучит подобно эху Божьего гласа, повторяя те слова, которые ранее услышал Иисус непосредственно от Господа:

…Только будь тверд и мужествен! (Иис. Н. 1, 18)

Обещание помощи свыше подразумевает не бездействие человека, но, напротив, напряжение всех его сил: требуется то самое усилие, которым «берется Царство» (Матф. 11, 12). Так, праотец Иаков, находясь в величайшей опасности, сначала завершил все, что мог сделать самостоятельно, и лишь затем обратился за помощью ко Всевышнему (Быт. 32, 3–12). Подобно ему и Иисус, имея обещание Господне:

…Не отступлю от тебя и не оставлю тебя. (Иис. Н. 1, 5),

— совершает все, что в его силах, для грядущей победы, как будто от него самого зависит исход дела. Ведь Бог помогает надеющимся на Него, а не действует вместо них. И самому Иисусу было ясно сказано:

Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам… (Иис. Н. 1, 3)

Итак, человек должен «ступать» по земле, которую желает покорить, всеми силами стараясь приблизиться к цели. Только тогда Создатель даст ему власть над событиями.

О необходимости усилий самого человека свидетельствует и следующий стих:

Никто не устоит пред тобою… как Я был с Моисеем, так буду и с тобою… (Иис. Н. 1, 5)

«Не устоят» враги именно «пред тобою», то есть перед Иисусом (а не перед Богом). Всевышний же будет незримо поддерживать его.

Наконец, о взаимодействии Бога и человека вполне однозначно говорится в следующем стихе:

…Ты народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся… дать им. (Иис. Н. 1, 6)

Здесь явственно сформулирован принцип «совместной направленности» усилий человека («ты… передашь») и помощи свыше («Я клялся… дать им»).

Сказанное позволяет понять, почему Иисус, уже твердо зная, что Святая земля покорится ему, все же действует так, словно победа зависит лишь от его усилий.

Прежде всего он посылает в Ханаан разведчиков:

И послал Иисус, сын Навин, из Ситтима двух соглядатаев тайно и сказал: пойдите, осмотрите землю и Иерихон… (Иис. Н. 2, 1)

Точно так же поступил в свое время и Моисей. Он знал, что вся земля Ханаанская будет отдана израильтянам:

…Вот, Я изгоняю от лица твоего аморреев, ханаанеев, хеттеев, ферезеев, евеев и иевусеев… (Исх. 34, 11),

— и, тем не менее, послал в эту землю разведчиков, следуя велению Бога (Числ. 13, 2–4). При этом Моисей приказал им «осмотреть землю», как это делают любые «соглядатаи» в преддверии военных действий:

…Осмотрите землю, какова она, и народ живущий на ней, силен ли он или слаб, малочислен ли он или многочислен?

…И каковы города, в которых он живет, в шатрах ли он живет или в укреплениях? (Числ. 13, 19–20)

Такое же задание дает своим разведчикам Иисус, формулируя его очень кратко: «Осмотрите землю».

Цель разведывательных операций, организованных по приказу Моисея и Иисуса, одна: выяснить настроение, испытать духовную силу жителей Ханаана, их готовность к сопротивлению. Моисей уже при переходе Израиля через Чермное (Красное) море получил откровение свыше о том, что народы Ханаана пребывают в страхе:

Услышали народы и трепещут: ужас объял жителей Филистимских;

Тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских, уныли все жители Ханаана.

Да нападет на них страх и ужас; от величия мышцы Твоей да онемеют они, как камень… (Исх. 15, 14–16)

Разведчики Иисуса, вернувшись, точно так же описывают состояние населения Ханаана:

И сказали Иисусу: Господь предал всю землю сию в руки наши, и все жители земли в страхе от нас. (Иис. Н. 2, 24)

Отметим, что разведчики заранее, еще в преддверии войны, утверждают: Господь уже обеспечил Израилю победу, приведя в трепет его врагов. Такая убежденность посланников Иисуса в победе основана на рассказе Раав, жительницы Иерихона:

…Я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли от вас в робость;

Ибо мы слышали, как Господь иссушил пред вами воду Чермного моря… (Иис. Н. 2, 9–10)

Отсюда видно, что «ужас» перед израильским воинством, охвативший жителей Ханаана за сорок лет до этого, при исходе, не исчез до дней Иисуса Навина.

Так почему же тогда израильтяне не завоевали землю еще четыре десятилетия назад? Разве рука Господня «была коротка» (Ис. 59, 1), чтобы доставить победу в те дни?

Здесь мы встречаемся с удивительным фактом: в обоих случаях разведка ставила своей целью испытать состояние духа не только ханаанеев, но и самих израильтян. Именно их собственное неверие в победу, их робость во дни Моисея привели к поражению:

…Не можем мы идти против народа сего, ибо он сильнее нас.

И распускали худую молву о земле, которую они осматривали… (Числ. 13, 32–33)

Сравним это с отзывами разведчиков во дни Иисуса:

…Господь предал всю землю сию в руки наши… (Иис. Н. 2, 24)

Оказывается, при одних и тех же условиях победа или поражение зависят от состояния самого народа Божьего в гораздо большей степени, чем от состояния его противников. Именно вера в Бога и доверие Ему всё и решают!

Разведчики Иисуса получили двойное задание — осмотреть «землю и Иерихон» (Иис. Н. 2, 1). Иерихон — первая и ближайшая крепость, которой предстояло овладеть воинству Израиля. Но нет ни слова о том, что прежде своего прихода в Иерихон разведчики «осмотрели землю [Ханаанскую]», — разве что под «землей» разуметь небольшой отрезок пути от реки Иордан до Иерихона. Поэтому приказ «осмотреть землю» мог быть понят именно как задание оценить боевой дух жителей земли, что «соглядатаи» и осуществили.

Название יריחו ‹Йерихо́›, Иерихон, соотносится с названием Луны — ירח ‹йарэ́ах› и лунного месяца — ירח ‹йе́рах›. Семидневное обхождение города войсками Иисуса соответствует движению Луны вокруг Земли, а также числу «семь», соотносимому с лунными фазами (лунный месяц приблизительно равен четырем неделям). Трубление в знаменитые «иерихонские трубы» символически совпадает с трублением, заповеданным во время новомесячий:

Трубите в новомесячие трубою… (Пс. 80, 4)

Трубление предписано Торой для начала каждого месяца года:

…В новомесячия ваши трубите трубами… и это будет напоминанием о вас пред Богом вашим… (Числ. 10, 10)

Заметим, что в оригинале в Числ. 10, 10 упомянуты «трубы», а в Пс. 80, 4 — шофар (бараний рог). Также и в Иис. Н. 6, 3–4 говорится о «юбилейных шофарах», в которые заповедано трубить при наступлении «юбилейного года», когда восстанавливаются земельные права каждого рода и каждой семьи и все израильтяне «возвращаются во владения свои» (Лев. 25, 8–13).

Именно в шофар, чьи звуки возвещают свободу и возвращение в отеческие уделы, трубили священники перед вступлением израильтян в Иерихон. Ведь это был первый город на Святой земле, который возвращался потомкам Авраама, Исаака и Иакова.

Описанная победа знаменует торжество духа, укрепляемого Богом, над неприступностью бездуховно-материального бытия, управляемого неизменно повторяемыми лунными циклами («Иерихон»).

Жрица Раав преклоняется пред Господом

Итак, разведчики прибыли в город:

Два юноши пошли и пришли в дом блудницы, которой имя Раав, и остались ночевать там. (Иис. Н. 2, 1)

Конечно, чужеземцы вызывали подозрение в связи с угрозой городу от расположившихся за Иорданом израильтян. Поэтому вполне логично, что разведчики направляются в «дом блудницы»: в любом другом месте они оказались бы на виду.

Ее дом находился непосредственно в стене города (с Иис. Н. 2, 15). Раскопки 30-х и 50-х годов ХХ века подтвердили: крепостные стены древнего Иерихона оказались не только весьма мощными, но и объемными, пригодными для обитания. Сам же город признан древнейшим в мире из всех известных по сей день. Кроме того, он стоит во впадине и является наиболее низко расположенным городом на земле, что символически соотносится с крайним нравственным падением всей древнеханаанской цивилизации. Таков был Иерихон, который израильтянам предстояло завоевать в первую очередь.

В названии זונה ‹зона́›, «блудница», наблюдается родство с праиндоевропейским словом, обозначавшим некогда женщину как таковую (ср. греческое γυνη ‹гюнэ́›, русское «жена»). Впоследствии значение слова сузилось: так стали называть жриц, обслуживающих храмы богинь-матерей и участвующих в культах плодородия. Подобная жрица, именовалась также קדשה ‹кэдеша́›, «посвященная», так как она зарабатывала деньги для своего храма (ср. Быт. 38, 13–18). Вероятно, по этой причине Раав и жила в городской стене, символизировавшей «божественную охрану» города.

Имя женщины, רחב ‹Раха́в›, означает «широта», «простор», в переносном смысле — «радость», «свобода». Оно указывает на ту радость познания истинного Бога, которая выводит душу из тесноты («жизнь в стене») на простор духовного бытия:

И тебя вывел бы Он из тесноты на простор, где нет стеснения… (Иов. 36, 16)

Такое освобождение Господь дарует тем, кто искренне, от всего сердца взывает к Нему «из тесноты» скорбей и опасностей:

Из тесноты воззвал я к Господу — и услышал меня, и на пространное место вывел меня Господь. (Пс. 117, 5)

Последние слова приведенного стиха точнее можно перевести так: «Ответил мне простором [מרחב ‹мерха́в› — того же корня, что имя „Рахав“] Господь». Именно такой «ответ простором», «ответ освобождением» получила от Всевышнего уверовавшая в Него Раав…

И сказано было царю Иерихонскому: вот, какие-то люди из сынов Израилевых пришли сюда в эту ночь, чтобы высмотреть землю. (Иис. Н. 2, 2)

Земля Ханаанская была разделена на множество мелких городов-государств, миниатюрных царств. Иерихон со своими окрестностями представлял собой отдельное царство. Очевидно, царь Иерихона имел в городе специальных осведомителей, которые и донесли ему о прибытии чужеземцев. По каким признакам определили они, что прибывшие — «из сыновей Израилевых»? Отличались ли израильтяне от туземцев лицом, фигурой, мимикой, одеждой, манерами? Подсказала ли осведомителям собственная интуиция, что пришельцы — из вражеского стана? Или их вывод основывался на простой подозрительности? Нередко «сыны тьмы» интуитивно узнают «сынов света» (I Фес. 5, 5), они чувствуют свою духовную несовместимость с этими людьми, само присутствие которых для служителей мрака мучительно:

…Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? (II Кор. 6, 14)

Осведомители, конечно, проследили, куда направились разведчики, и царь послал стражу в дом Раав с требованием:

…Выдай людей, пришедших к тебе… ибо они пришли высмотреть всю землю. (Иис. Н. 2, 3)

Не «землю» (как в ст. 2), а «всю землю»: сказав так, царь указал на опасность лазутчиков для всех жителей Ханаана — и как бы воззвал к совести Раав, которая своим гостеприимством поставила под угрозу жизнь соплеменников. Как же поступила Раав? —

Но женщина взяла двух человек тех, и скрыла их, и сказала: точно приходили ко мне люди, но я не знала, откуда они;

Когда же в сумерки надлежало затворять ворота, тогда они ушли; не знаю, куда они пошли; гонитесь скорее за ними, вы догоните их. (Иис. Н. 2, 4–5)

Почему она так поступила? Как следует из ее рассказа разведчикам, она уверовала во всемогущество Господа, покровителя Израиля, и решила спасти своих родных.

Ум и находчивость этой женщины видны из ее ответа стражникам: отрицать факт посещения своего дома чужестранцами она не могла, поскольку имелись свидетели. Отговорившись тем, что «не знала, откуда» ее гости, Раав рисует весьма правдоподобную картину их прихода в ее жилище (дом блудницы) с понятной целью — и быстрого ухода. При этом она умело направляет поиски по ложному следу («гонитесь скорее за ними») и отводит от своего дома всякое подозрение. Конечно, ни царь, ни стражники и подумать не могли, что жрица в состоянии сделать «идеологические выводы» из происходящих событий и, разочаровавшись в многобожии, уверовать в единого истинного Бога. А ведь только этой верой и объясняется ее поведение!

Лазутчиков же Раав «отвела… на кровлю и скрыла… в снопах льна, разложенных у нее на кровле» (Иис. Н. 2, 6). По-видимому, лен был заготовлен для изготовления храмовых одежд (льняные одежды носили жрецы и придворные — ср. Быт. 41, 42; Исх. 28, 39; Лев. 16, 4; I Цар. 2, 18; 22, 18). Дом Раав, служивший также и складом храмовых материалов, был, конечно, вне подозрений. Кроме того, она спрятала гостей именно там, где их никто и не подумал бы искать: ведь скрыть чужеземцев (по понятиям того времени «нечистых») в священном льне — значит «осквернить» его, а никакая жрица так поступать не станет! Подобные действия еще раз подтверждают недюжинный ум Раав.

Посланные гнались за ними по дороге к Иордану до самой переправы; ворота же тотчас затворили, после того как вышли погнавшиеся за ними. (Иис. Н. 2, 7)

В полной уверенности, что лазутчики находятся на пути в израильский лагерь, стража устремилась к реке, но достигла лишь переправы — очевидно, посланные боялись, что за Иорданом их схватят израильтяне. Ворота закрыли после выхода стражи из города. Это гарантировало прекращение волнений: мол, в городе уже все спокойно, а за врагами гонится военный отряд…

Прежде нежели они легли спать, она взошла к ним на кровлю… (Иис. Н. 2, 8)

В таких тревожных условиях разведчики могли решиться лечь спать, лишь твердо уповая на защиту Божью. Это показывает силу их веры:

Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня. (Пс. 3, 6)

Однако заснуть им не пришлось, и часть ночи прошла в беседе со спасшей их женщиной:

И сказала им: я знаю, что Господь отдал землю сию вам, ибо вы навели на нас ужас, и все жители земли сей пришли от вас в робость. (Иис. Н. 2, 9)

«Вы навели на нас ужас» — в более точном переводе: «(на)пал ужас пред вами на нас». Как далее объясняет Раав, при переходе израильтян через Чермное море Сам Господь наполнил сердца ее соплеменников страхом пред грядущим наказанием за ужасающие преступления. Ведь заповеди, данные всем потомкам Ноя, были известны и жителям Ханаана, а среди этих заповедей есть и такая:

Я взыщу… душу человека… от руки брата его;

Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию;

Вы же плодитесь и размножайтесь… (Быт. 9, 5–7)

Как видим, запрет убийства распространяется и на убиение младенцев: заповедь «плодитесь и размножайтесь» следует сразу после предупреждения о «взыскании крови» с убийцы. И ханаанеи, практиковавшие человеческие, и прежде всего детские, жертвоприношения, не могли не содрогнуться в тайниках своих душ, услышав о чудесах Господних при исходе Израиля из Египта. Они почувствовали, что грядет воздаяние за все зло, содеянное ими…

В словах Раав разведчики услышали эхо Божьего воззвания к Иисусу Навину. Сказанное ею: «Господь отдал землю сию вам» — как бы повторяет обращение Иисуса к коленам, получившим удел в Заиорданье:

…Господь, Бог ваш… дал вам землю сию. (Иис. Н. 1, 13)

Дальнейшая речь Раав подтверждает, что страх перед Израилем напал на ханаанеев сразу после перехода евреев через Чермное море:

Ибо мы слышали, как Господь иссушил пред вами воду Чермного моря, когда вы шли из Египта… (Иис. Н. 2, 10)

Но ведь это произошло за сорок лет до событий, описываемых в книге Иисуса Навина! И с тех пор ужас перед Божьим народом только усиливался по мере того, как жители Ханаана узнавали о быстрых и блистательных победах израильтян. Ведь они слышали также

…И как поступили вы с двумя царями Аморрейскими за Иорданом, с Сигоном и Огом, которых вы истребили. (Иис. Н. 2, 10)

Упомянутые победы достигались молниеносно, чудесным образом — при явной поддержке Господа. Моисей говорил о них народу как о деяниях Господних — так удивительны были сопровождавшие их явления:

Господь Бог твой Сам пойдет пред тобою; Он истребит народы сии от лица твоего…

И поступит Господь с ними так же, как Он поступил с Сигоном и Огом, царями Аморрейскими, и с землею их, которых Он истребил… (Втор. 31, 3–4)

Судя по этой речи Моисея, израильтяне даже и не думали приписывать победы самим себе: они прекрасно сознавали, что Господь «шел перед ними» и поступал с вражескими царями и их воинством по Своей воле…

И Раав, упомянув о разгроме аморрейских царей, тоже хорошо понимает, что ужас, объявший жителей Ханаана, вызван не человеческими победами (ведь обстоятельства удач и поражений изменчивы), но сверхъестественными, неотвратимыми деяниями Господа:

Когда мы услышали об этом, ослабело сердце наше, и ни в ком из нас не стало духа против вас; ибо Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу. (Иис. Н. 2, 11)

«Ослабело сердце»: здесь использован глагол מסס ‹маса́с› — «растаять», «разомкнуться». Ожесточение сердца, его «каменное» противление Господу при вести о Божьих чудесах уходит. Как бы «тает» наросшая на сердце греховная «скорлупа», непробиваемая духовная «оболочка», мешающая обратиться к Создателю с покаянием.

…И возьму из плоти их сердце каменное, и дам им сердце плотяное… (Иез. 11, 19)

Это «таяние» усиливается по мере осознания всемогущества Бога, Его суверенного управления миром. Именно так происходило с ханаанеями, которые всматривались в события исхода и странствий Израиля по пустыне. Другое дело, что люди делали разные выводы из своих наблюдений: одни, как Раав, каялись и приходили к вере в единого Творца, другие еще более ожесточались.

«И ни в ком… не стало духа против вас»: в оригинале употреблен глагол קום ‹кум› — «вставать», «подниматься», «быть твердым»; буквально «не устоял дух ни в каком муже», то есть ничей дух не мог уже по-прежнему сопротивляться Творцу, противостоять Ему по неведению. И только те, кто сознательно избрал путь неповиновения, продолжали служить силам тьмы.

Наконец Раав с присущим ей умом обобщает всё пережитое и понятое ею:

…Ибо Господь Бог ваш есть Бог на небе вверху и на земле внизу. (Иис. Н. 2, 11)

Такой вывод делает особую честь этой женщине, воспитанной во многобожии, ведь подобными же словами охарактеризовал проявление Господа во вселенной сам Моисей!

Итак, знай ныне и положи на сердце твое, что Господь есть Бог на небе вверху и на земле внизу и нет еще кроме Его(Втор. 4, 39)

Пристальное наблюдение за окружающим миром и всматривание в собственную душу должно, по идее, привести к такому выводу каждого здравомыслящего человека: Бог управляет не только «на небе вверху», то есть в духовных мирах и небесных сферах, но и в мире вещественном, земном — «на земле внизу». Он направляет и движение светил, и ход исторических событий. А гармония вселенной как целого приводит к однозначному выводу: Всевышний — един!..

И вот Раав переходит к главной цели своей речи:

Итак, поклянитесь мне Господом, что, как я сделала вам милость, так и вы сделаете милость дому отца моего… (Иис. Н. 2, 12)

Уверовав в Господа, Раав понимает, что клятва Его именем для израильтянина неотменима. А в необходимости воздавать милостью за милость были уверены все люди — даже приверженцы ханаанейских культов.

Остановимся на просьбе Раав. Говоря «мы» от лица всех тех, кто, подобно ей, понял всемогущество Господа (Иис. Н. 2, 9–11), она, очевидно, подразумевала собственную родню. Надо думать, что в кругу своих родственников Раав уже неоднократно обсуждала как величие единого Бога, так и бессилие ложных богов спасти народы, им поклоняющиеся (египтян, аморреев). Именно члены ее семьи готовы были принять весть о том, что «Господь отдал эту землю израильтянам» (там же, ст. 9), что «Господь есть Бог на небе… и на земле» (там же, ст. 11). Ведь если бы в этом уверились все жители Иерихона, они прекратили бы сопротивление сынам Израилевым…

Итак, под «мы» в речи Раав подразумевается вполне определенная группа людей. И логично предположить, что проповедницей единобожия среди них стала сама Раав, давно уже не только размышлявшая о тайнах вселенной, но и искавшая возможности спасти своих близких.

В начале новозаветной эпохи подобным образом поступил римский сотник Корнилий. Он, в ожидании проповеди Петра, «созвал родственников своих и близких друзей» (Деян. 10, 24). Надо, однако, отметить, что Корнилий заботился о спасении духовном (через веру), а Раав нуждалась также и в спасении физическом.

Именно эти жители Иерихона, родичи Раав, уверовавшие в Господа и доверившиеся Ему, были предназначены ко спасению и стали первыми ханаанеями, поселившимися среди сынов Израиля на равных с ними правах:

Раав же блудницу и дом отца ее и всех, которые у нее были, Иисус оставил в живых, и она живет среди Израиля до сего дня… (Иис. Н. 6, 24)

На истинном смысле слов «оставил в живых» (в контексте обращения с ханаанеями, заповеданного Богом) мы остановимся позже.

…И вот Раав просит разведчиков дать ей «знак», что весь дом ее отца «останется в живых»:

…И дайте мне верный знак,

Что вы сохраните в живых отца моего, и матерь мою, и братьев моих, и сестер моих, и всех, кто есть у них, и избавите души наши от смерти. (Иис. Н. 2, 12–13)

«Верный знак», אות אמת ‹от эме́т›, буквально «знамение истины», — это, во-первых, клятва именем Господа, о которой уже сказала Раав (ст. 12), и, во-вторых, опознавательный знак для ее дома во время захвата Иерихона, о чем упоминается далее.

Объединенные общей верой в единого Бога, общей надеждой на спасение и общей любовью (одна семья), родственники Раав, собравшиеся в ее доме, символизируют общину новозаветных верующих, в которой

…Пребывают сии три: вера, надежда, любовь… (I Кор. 13, 13)

Взяв с лазутчиков клятву (Иис. Н. 2, 14), Раав спускает их по веревке со стены своего дома — и они оказываются вне города:

И спустила она их по веревке через окно, ибо дом ее был в городской стене, и она жила в стене… (Иис. Н. 2, 15)

Раав сама символически стала «оборонительной стеной» для своих близких, через нее уверовавших во Всевышнего. Отныне их жизнь зависела от благополучного возвращения разведчиков, о которых и позаботилась Раав:

И сказала им: идите на гору, чтобы не встретили вас преследующие, и скрывайтесь там три дня, доколе не возвратятся погнавшиеся за вами; а после пойдете в путь ваш. (Иис. Н. 2, 16)

Повторим, что родственники Раав символизируют новозаветную общину верующих, и поэтому разведчики — залог спасения этой общины — должны прообразно обладать некоторыми признаками самого Мессии, чем-то напоминать о его грядущем явлении. Об этом говорит уже сама их миссия по отношению к дому Раав. Но, кроме того, слова их клятвы вызывают в памяти подвиг Иисуса Христа, отдавшего душу свою ради спасения грешников (Матф. 20, 28):

Эти люди сказали ей: душа наша вместо вас да будет предана смерти… (Иис. Н. 2, 14)

Милосердие Мессии и истинность его учения как бы эхом, обращенным в прошлое, отзываются в словах разведчиков:

…Мы окажем тебе милость и истину. (Иис. Н. 2, 14)

И даже те три дня, которые потребовались лазутчикам, чтобы сбить с толку преследователей («скрывайтесь… три дня»), — это прообраз тех дней, в течение которых тело Иисуса Христа находилось в погребальной пещере:

…Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. (Матф. 12, 40)

Довершается ряд прообразных соответствий описанием «червленой веревки», по которой лазутчики спустились со стены и которая в будущем должна стать «верным знаком» спасения для Раав:

…Когда мы придем в эту землю, ты привяжи червленую веревку к окну, через которое ты нас спустила, а… всё семейство отца твоего собери к себе…

…Кто будет с тобою в твоем доме, того кровь на голове нашей, если чья рука коснется его. (Иис. Н. 2, 18–19)

Верность Богу — обещание не выдавать Его служителей — гарантирует спасение дому Раав. Так же и в Новом Завете верность Богу — залог вечной жизни:

…Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни. (Откр. 2, 10)

Заметим, что червленая веревка напоминает о той червленой нити, которая употреблялась при обряде очищения прокаженного человека (Лев. 14, 4), а также дома, пораженного «язвой проказы» (там же, ст. 52). Червленая нить символизирует жизненную («кровную») связь между человеком и Богом. Согласно Торе, эта «кровная» связь восстанавливается во время священного обряда с двумя птицами, одна из которых закалывается — она прообразует душу Мессии, а вторая отпускается на волю — она символизирует душу человека, избавляемого от греха («проказы»). Тот же смысл имеет и «червленая веревка» в истории Раав — это живая («кровная») и спасительная связь с Богом и с Его народом:

…И отпустила их, и они пошли, а она привязала к окну червленую веревку. (Иис. Н. 2, 21)

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |