Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
 Теология и религиоведение    Книги
Щедровицкий Д. В. Книга Иисуса Навина: возвращение Израиля и спасение Ханаана

Глава 1. В преддверии походов. Генеалогия, характер и миссия Иисуса

Преемник Моисея

Книга Иисуса Навина следует в Ветхом Завете непосредственно за Пятикнижием Моисеевым и открывает следующий раздел Священного Писания — Книги Пророков, по-древнееврейски נביאיםНэвии́м›. Иисус Навин был преемником Моисея и стал после него руководителем всех колен Израиля. Книга, носящая его имя, продолжает повествование Пятикнижия (конкретнее — Книги Второзакония) в хронологическом, историческом и пророческом аспектах.

Древнейшее предание говорит, что книгу написал сам Иисус Навин по внушению Святого Духа — как и Моисей Пятикнижие. Авторство Иисуса находит подтверждение и в самом тексте книги:

И вписал Иисус слова сии в книгу Закона Божия… (Иис. Н. 24, 26)

«Слова сии» — выражение, относящееся ко всему тексту книги Иисуса. А «книга Закона Божия» (по-древнееврейски ספר תורת אלהים ‹сэ́фер Тора́т Элог̃и́м› — «свиток Торы Божьей») — это Пятикнижие. Возникает вопрос: как мог Иисус «вписать» свою книгу в Тору, когда последняя была уже давно завершена и известна всему народу? Правильнее будет понять сказанное так: Книга Иисуса была записана «при [уже имевшемся] свитке Торы Божьей». Согласно правилам древнееврейской грамматики, בספר ‹бэ-сэ́фер› можно понять и как «в книгу», и как «при книге». А отсюда — Книга Иисуса Навина явилась дополнением к Торе, ее продолжением, свидетельством того, что откровение Божье не закончилось, не пресеклось после записи Торы, что Господь намерен и далее посылать Своему народу пророков, дополняющих и разъясняющих Его святой Закон (ср. Втор. 18, 18–19).

Первым звеном великой цепи пророческих книг, вошедших в раздел נביאים ‹Нэвии́м› (Пророки), и стала Книга Иисуса Навина.

Книга открывается описанием пророческой и политической власти, которая перешла к Иисусу Навину после смерти Моисея:

По смерти Моисея, раба Господня, Господь сказал Иисусу, сыну Навину, служителю Моисееву… (Иис. Н. 1, 1)

Итак, непосредственно после кончины Моисея, названного в Писании царем Израиля: «Закон дал нам Моисей… И он был царь Израиля…» (Втор. 33, 4–5), руководство народом переходит к Иисусу, который, как и Моисей, призван быть властителем, верховным судьей, военачальником, но в первую очередь — пророком. Именно пророческое служение рассматривается как главное, оно-то и уполномочивает преемника Моисеева нести все остальные служения, и прежде всего — царское. Сохранившаяся до наших дней самаритянская традиция прямо называет Иисуса Навина, как и следовавших за ним судей Израилевых, царями.

Царь-пророк — библейский идеал правителя. Именно такими были Саул (в первый период царствования, пока он был послушен Богу), Давид, Соломон и некоторые другие цари. Свою кульминацию образ царя-пророка находит в Мессии, который, по предсказанию пророка Захарии, особенным образом соединит в своем лице власть царскую с пророческой:

…И воссядет, и будет владычествовать на престоле своем; будет и священником на престоле своем, и совет мира будет между тем и другим. (Зах. 6, 13)

Согласно евангелиям, это пророчество начало исполняться в дни земной жизни Иисуса Христа, который был одновременно и царем («…Где родившийся Царь Иудейский?..» — Матф. 2, 2), и великим пророком («…И славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами…» — Лук. 7, 16).

Приоритет пророчества над царской властью, невозможность править святым народом без божественного благословения проявляются в том, что полнота богообщения после смерти Моисея переходит именно к Иисусу, и он становится посредником между Господом и Израилем. Голос Божий, обращенный к Иисусу, подтверждает его новый царский статус:

По смерти Моисея… Господь сказал Иисусу, сыну Навину… (Иис. Н. 1, 1)

Смысл имени «Иисус»

Имя יהושע ‹Йег̃ошу́а› означает «Господне спасение» и содержит в себе три из четырех букв непроизносимого имени Божьего (Тетраграмматона): י ‹йод›, ה г̃ей›, ו ‹вав›. Само имя Иисуса, таким образом, свидетельствует, что через него Всевышний будет спасать Свой народ. Моисей заранее нарек своего преемника таким именем, показав этим, как мощно проявится Божье спасение в истории через служение Иисуса. Иисус, прежде носивший имя Осия, был одним из двенадцати разведчиков, посланных Моисеем из пустыни Фаран для осмотра земли Ханаанской:

Вот имена мужей, которых посылал Моисей высмотреть землю. И назвал Моисей Осию, сына Навина, Иисусом. (Числ. 13, 17)

Первоначальное имя הושעг̃ошэ́а› означало «спаситель». Добавив к нему букву י ‹йод›, Моисей не только благословил своего верного служителя именем Господним, но и символически указал, что всякое спасение — дело рук Всевышнего. Буква י ‹йод› в раннем еврейско-финикийском алфавите изображалась в виде символической руки, и само ее название связано со словом יד ‹йад› — «рука». И действительно, рука Господня всегда споспешествовала Иисусу в его подвигах. Заметим, что переименование совершилось раньше, чем Моисей послал Иисуса в числе разведчиков в Ханаан. Ведь имя יהושע ‹Йег̃ошу́а› упомянуто уже во время войны Израиля против Амалика, то есть вскоре после исхода из Египта:

Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей… и пойди, сразись с амаликитянами…

И сделал Иисус, как сказал ему Моисей… (Исх. 17, 9–10)

После Иисуса Навина имя «Иисус» носили многие: Иисус, сын Иоседеков, первосвященник и духовный предводитель иудеев, возвратившихся из вавилонского плена (Езд. 3, 2; Агг. 1, 12); Иисус, сын Кадмиила, один из «глав левитов» (Неем. 12, 24), и др. В эпоху Второго Храма это имя стало широко распространенным, и весьма возможно, что так называли детей именно в память великого вождя. Знаменательно, что при наречении Иисуса Христа особо подчеркивалось сакральное значение этого имени:

…И наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их. (Матф. 1, 21)

Как и в случае наречения-переименования Иисуса Навина, Спасителем («Он спасет») здесь, несомненно, назван Сам Всевышний (часть Его непроизносимого имени, как мы сказали, включена в имя יהושע ‹Йег̃ошу́а›); Мессия же является орудием Его спасающей милости…

Потомок Иосифа и Ефрема

Перейдем к родословию Иисуса Навина. Оно содержится в Первой книге Паралипоменон, где прослеживается происхождение Иисуса от Ефрема, сына Иосифова. В число разведчиков, посланных Моисеем, Иисус вошел именно как представитель колена Ефремова, притом как один из «главных мужей» в этом колене:

И послал их Моисей… все они мужи главные у сынов Израилевых…

‹…›

…Из колена Ефремова Осия, сын Навин… (Числ. 13, 4–9)

Иисус Навин происходил от Ефрема по «линии первенцев», то есть в каждом поколении его предки были первородными сыновьями. Проследим его родословие по Первой книге Паралипоменон:

Сыновья Ефрема: …

‹…›

 …Берия…

‹…›

И Рефай, сын его, и Решеф, и Фелах, сын его, и Фахан, сын его,

Лаедан, сын его, Аммиуд, сын его, Елишама, сын его, Нон, сын его, Иисус, сын его. (I Пар. 7, 20–27)

Итак, Иисус был первенцем в десятом поколении, считая от Ефрема, сына Иосифа и внука Иакова. Появление выдающихся потомков у праотцев именно в десятом поколении упоминается в Писании не раз: например, Ной был десятым потомком Адама (I Пар. 1, 1–4), Авраам — десятым потомком Ноя (Быт. 11, 10–26). Число «десять» символизирует возвращение множественности (выражаемой числом «девять») к единству (символ которого — «единица десятков»). Это означает, что в каждом десятом поколении восстанавливаются свойства прародителя: после Адама в роли нового родоначальника человечества выступил Ной, основателем-праотцем избранного народа стал Авраам… Таким же образом сила и могущество Ефрема получили новое воплощение в его потомке Иисусе Навине. Об этом пророчествовал сам праотец Иаков:

Иосиф — отрасль плодоносного дерева

‹…›

…тверд остался лук его, и крепки мышцы рук его, от рук мощного Бога Иаковлева. Оттуда Пастырь и твердыня Израилева. (Быт. 49, 22–24)

Приведенное пророчество относится к Ефрему, которого перед этим Иаков «поставил… выше Манассии» (Быт. 48, 20). Согласно прови́дению Иакова, потомок Иосифа по линии Ефрема будет вести бои («тверд… лук его») и побеждать («крепки мышцы рук его»), поддерживаемый Богом («от рук мощного Бога Иаковлева»). Вспомним букву י ‹йод›, прибавленную к имени Осии, сына Навина, и означающую руку («йад») Господа. Числовое значение буквы י ‹йод›, десять, соотносится также и с числом поколений от Ефрема до Иисуса Навина, который под именем «Пастыря и твердыни [אבן ‹э́вен› —„камень“] Израилевой» выступает в предсказании Иакова. Именно Иисус «пас» народ (то есть руководил им) после Моисея и был как избранник Божий несокрушимой скалой — «камнем» упования, твердыней для возглавляемых им людей…

Как и другие ветхозаветные герои, Иисус Навин был прообразом Мессии. Поэтому пророчество Иакова также связано и с Мессией — Пастырем и Краеугольным камнем спасения (ср. I Петр. 2, 25 — «возвратились ныне к Пастырю… душ ваших»; и там же 2, 4 — «приступая к Нему, камню живому… Богом избранному»).

Пророчествовал о войнах и победах Иисуса Навина и сам боговидец Моисей:

Об Иосифе сказал…

‹…›

Крепость его — как первородного тельца, и роги его — как роги буйвола; ими избодет он народы все до пределов земли: это тьмы Ефремовы, это тысячи Манассиины. (Втор. 33, 13–17)

Упомянутое здесь «первородство» вновь указывает на Ефрема, к которому оно в свое время перешло (Быт. 48, 14–20). Слова же «избодет он народы» — относятся к Иисусу Навину, который, возглавляя «тьмы [то есть десятки тысяч] Ефремовы» (как и весь Израиль), покорит ханаанеев и другие племена «до пределов земли [Ханаанской]», умиротворив ее и очистив для поселения на ней народа Божьего.

…Вернемся к родословию Иисуса Навина. Его дед Елишама (I Пар. 7, 26–27) был главой колена Ефремова при Моисее. Именно Елишама доставил от своего колена приношение для Скинии (Числ. 7, 48–53) и возглавлял ефремлян при их переходах через пустыню (там же, 10, 22). Он участвовал в исчислении народа (Числ. 1, 2 и 10). Его имя אלישמע ‹Элишама́› — «Бог мой услышал» свидетельствует о том, что предки Иисуса Навина постоянно помышляли о Боге и обращались к Нему с молитвой. Нередко подобные имена получали дети, рождавшиеся после долгих молений о даровании потомства (ср., например, I Цар. 1, 20) или об отвращении бедствий (Быт. 16, 11).

Особо стоит вопрос об имени отца Иисуса Навина. В оригинале Иисус назван בן־נון ‹бин-Нун› — «сын Нуна». В Первой книге Паралипоменон имя его отца огласовано как «Нон» (I Пар. 7, 27); в Септуагинте в указанном месте — Νουμ ‹Нум›, а в остальных случаях — Ναυν ‹Нау́н›, откуда церковнославянская форма «Навин», сохраненная и в синодальном переводе (ср., однако, в церковнославянском тексте I Пар. 7, 27: «Рун, сын его, Иосий, сын его» — загадочное «Рун» вместо «Нун» или «Навин» и «Иосий» вместо «Иисус». Впрочем, последнее может восходить как к греческой форме имени Ιησουε ‹Иесу́э› в Септуагинте, так и к первоначальному имени הושעг̃ошэ́а› — «Осия»). По предположению некоторых исследователей, форма «Навин» может восходить и к слову נביא ‹нави́› — «пророк», с которым ошибочно ассоциировали греческую форму Ναυν ‹Нау́н›. Подчеркнем, что в древнееврейском имени נון ‹Нун› никакого сходства с «нави» нет. Корень נון ‹нун› имеет значение «распространяться». В имени отца Иисуса Навина этот корень наделен пророческим смыслом. Елишама, дед Иисуса, нарекая сына именем Нун, мог предвидеть широкое распространение славы своего потомства, что и осуществилось в жизни Иисуса Навина:

И Господь был с Иисусом, и слава его носилась по всей земле. (Иис. Н. 6, 26)

— в более точном переводе: «и был слух о нем по всей земле».

Кроме того, военные подвиги Иисуса Навина обеспечили «распространение» колен Израиля по всей земле обетованной, их расселение и укоренение в ней. Так что имя отца Иисуса, Нун, имело вдвойне провидческий смысл…

Следует сказать о необычной форме «отчества» Иисуса — «бин» (вместо «бен»): «бин Нун». Такое произношение (и отражающее его написание), возможно, является диалектизмом: диалект колена Ефремова вообще имел ряд особенностей (ср. знаменитое «сибболет» вместо «шибболет» — Суд. 1, 5–6). Однако Мидраш (предание) обращает особое внимание на форму «бин», производя ее от слова בינה ‹бина́›, «разум», и утверждая, что так называли Иисуса за его мудрую стратегию и неожиданные тактические ходы, приносившие победу.

Дух Святой и «внутренний человек»

Уже в первом стихе книги описывается жизненное предназначение Иисуса Навина. Он преемник Моисея, названного עבד ‹э́вед› — «раб», «служитель» Господа. Следовательно, и Иисус, вслед за ним, призван быть смиренным и неукоснительным исполнителем Господней воли.

Сам Иисус назван משרת ‹мэшаре́т› — «прислужником» (в синодальном переводе — «служителем») Моисея: он должен продолжать дело своего духовного отца не только в управлении народом, но и в соблюдении Закона Всевышнего, в распространении Его заповедей на все сферы жизни.

Почему в тексте дважды упоминается смерть Моисея? —

По смерти Моисея… Господь сказал Иисусу…

Моисей, раб Мой, умер… (Иис. Н. 1, 1–2)

Разве недостаточно было бы написать о кончине Моисея один раз?

Вспомним, что свидетелей смерти Моисея не было:

И умер там Моисей… по слову Господню.

И погребен… и никто не знает места погребения его даже до сего дня. (Втор. 34, 5–6)

Поэтому необходимо было особое откровение Господней воли, возвещающее о кончине пророка и возводящее Иисуса в ранг его преемника. Такое откровение было ниспослано Иисусу и услышано всем народом. Впрочем, народ был заранее уведомлен о том, кто примет власть после кончины Моисея. Ведь когда Моисей просил воздвигнуть ему преемника, «чтобы не осталось общество Господне, как овцы, у которых нет пастыря» (Числ. 27, 17), Бог ответил:

…Возьми себе Иисуса, сына Навина, человека, в котором есть Дух, и возложи на него руку твою,

И поставь его… пред всем обществом…

И дай ему от славы твоей, чтобы слушало его все общество… (Числ. 27, 18–20)

Как же понимать выражение: «человека, в котором есть Дух»? Правильно ли, что в синодальном тексте слово «Дух» написано с заглавной буквы? Ведь само такое написание является своего рода толкованием и призвано указывать на Дух Божий, Дух Святой, а не дух человеческий. В параллельном месте говорится:

И Иисус, сын Навин, исполнился Духа премудрости, потому что Моисей возложил на него руки свои… (Втор. 34, 9)

Здесь мы, вопреки синодальному тексту, написали «Дух» с большой буквы, потому что Дух премудрости — одно из имен Духа Святого:

…И почиет на нем Дух Господень, Дух премудрости и разума… (Ис. 11, 2)

В этом месте мы тоже исправляем синодальный перевод и на том же основании пишем: «Дух премудрости» (а не «дух»).

Так вот, во Втор. 34, 9 сказано, что Духа премудрости — Духа Святого — Иисус исполнился лишь после того, как Моисей возложил на него руки (ср. с новозаветной практикой возложения рук апостолов для получения уверовавшими Духа Святого — Деян. 8, 15–19; 19, 6). Но, казалось бы, в Числ. 27, 18 говорится прямо противоположное: Моисей должен возложить руку на Иисуса именно потому, что в его преемнике уже «есть Дух»! И только когда мы поймем, что в последнем случае идет речь не о Духе Святом, а о духе человеческом, и напишем слово «дух» со строчной буквы — все прояснится!

Каждый человек представляет собой духовную структуру, «облаченную» в тело и имеющую три уровня:

1) נשמה ‹нешама́› (в синодальном тексте переводится как «дыхание» (Быт. 2, 7), «дуновение» (II Цар. 22, 16; Пс. 18, 16; Иов. 4, 9; 37, 10), иногда как «дух» (Прит. 20, 27);

2) רוח ‹ру́ах› — «дух» (Быт. 6, 17; 45, 27);

3) נפש ‹не́феш› — «душа» (Быт. 2, 7; 27, 4).

В новозаветных текстах «нешама» и «руах» в основном передаются одним и тем же греческим словом πνευμα ‹пне́ума› — «дух». А вот в Деян. 17, 25 встречаем слово πνοη ‹пноэ́› — «дыхание», которым в Септуагинте передано понятие «нешама» (Быт. 2, 7). Упомянутое трехуровневое строение человека описано в следующем новозаветном стихе:

…Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух, и душа, и тело во всей целости да сохранятся без порока… (I Фес. 5, 23)

Заметим, что под «телом» здесь подразумевается не биологический организм, а именно нефеш, сообщающий ему жизнь. Ведь физический организм как таковой подвержен тлению и смерти и поэтому не может «сохраниться без порока».

Большинство людей осознают себя на уровне «одушевленного [нефешем] тела» («плотские» и «душевные» люди — см. I Кор. 2, 14 и 3, 1). И только тот, кто осознает себя на уровне духа, именуется «человеком, в котором есть дух» (Числ. 27, 18). У такого человека дух способен властвовать над низшим (эмоционально-страстным, эгоистическим) уровнем души — нефешем, и такой человек может быть удостоен схождения на него Духа Святого (Втор. 34, 9).

…О том, что Иисус Навин, управляя народом, постоянно наставлял его в Торе, свидетельствует один из последних стихов Второзакония:

…И повиновались ему сыны Израилевы, и делали так, как повелел Господь Моисею. (Втор. 34, 9)

До последних дней своей жизни Иисус не приступал к составлению собственной книги, не давал дополнительных духовных указаний, а только тщательно следил за исполнением народом всех заповедей, возвещенных через Моисея, — «как повелел Господь Моисею»…

Дар полководца

Народ заранее знал не только о пророческом даре Иисуса — Духе премудрости, но и его военной одаренности. Ведь на глазах у всего народа Иисус как военачальник одержал победу над Амаликом:

И низложил Иисус Амалика и народ его острием меча. (Исх. 17, 13)

Назначая Иисуса полководцем в том бою, Моисей, конечно, уже был осведомлен о его воинском таланте. Поэтому Иисусу было предоставлено сформировать войско по собственному выбору:

Моисей сказал Иисусу: выбери нам мужей… и пойди, сразись с амаликитянами… (Исх. 17, 9)

Однако в следующей войне Иисус Навин не участвовал, ведь в нее израильтяне вступили самовольно, без благословения Божьего, услышав, что они обречены на сорокалетнее блуждание по пустыне. Иисус Навин остался в стане, при Моисее, покорный Господнему повелению (Числ. 14, 40–44). Это была бесславная битва, приведшая к поражению отступников (там же, ст. 45). Ведь непосредственно перед ней произошел в народе ропот, спровоцированный вернувшимися из Ханаана разведчиками, которые

…Распускали худую молву о земле [обетованной]… (Числ. 13, 33)

Именно эту «худую молву» пытались опровергнуть Иисус и Халев, участвовавшие в разведывательном походе:

И Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, из осматривавших землю, разодрали одежды свои

И сказали всему обществу… земля, которую мы проходили для осмотра, очень, очень хороша;

Если Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию…

Только против Господа не восставайте… (Числ. 14, 6–9)

После такой речи перед разгневанной толпой лишь явление славы Господней (Богоявление в огненном столпе) спасло Иисуса и Халева от побивания камнями (там же, ст. 10–11). Вслед за тем свыше был изречен смертный приговор десяти провинившимся разведчикам (там же, ст. 36–37) —

Только Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, остались живы из тех мужей… (Числ. 14, 38)

Тогда же Халев получил обетование, что он лично войдет в землю Ханаанскую и увидит, как его потомство наследует удел в ней (там же, ст. 24). А то, что в землю обетованную вступит Иисус, следовало уже из самого его статуса преемника Моисея…

Зато в сражениях, которые велись израильтянами против ханаанского царя Арада, а также против заиорданских царей Сигона и Ога, еще при жизни Моисея, Иисус Навин играл ведущую роль. Прямого упоминания об этом в Писании нет, но мы видим, какое место отводилось Иисусу в управлении народом и войском в последние годы жизни Моисея. Например, о поселении колен Гада и Рувима в Заиорданье говорится так:

И дал Моисей о них повеление Елеазару священнику и Иисусу, сыну Навину, и начальникам племен… (Числ. 32, 28)

Из сказанного видно, что Иисус занимал главенствующее положение: ему принадлежала власть военная и политическая, в то время как Елеазар священноначальствовал.

Такой чести Иисус удостоился за свою преданность Всевышнему — уже в начале своего служения он отличался особым усердием:

И говорил Господь с Моисеем лицом к лицу… а служитель его Иисус, сын Навин, юноша, не отлучался от Скинии. (Исх. 33, 11)

То же выражение לא ימיש ‹ло йами́ш› — «не отлучался», буквально «не сдвигался», употреблено и по отношению к Самому Господу, Который шел впереди народа:

Господь же шел пред ними…

Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица народа. (Исх. 13, 21–22)

Подобно тому как Господь был верен Своему обетованию и «не отлучался», спасая народ днем и ночью, Иисус Навин тоже «не сдвигался» с достигнутой им духовной высоты, являя полную преданность Богу и Моисею. Не случайно в Исх. 33, 11 его имя следует за именем Моисея, а его духовное положение лишь «одной ступенью ниже» положения его учителя. В то время как с Моисеем Господь «говорит лицом к лицу» (высшая степень Боговидения), Иисус «не отлучается от Скинии», то есть пребывает в постоянном духовно-бодрственном служении не только во внешнем (видимом) Храме, но и в том внутреннем, о котором сказано в Новом Завете:

…Устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы… (I Петр. 2, 5)

Итак, на постоянную любовь и заботу Бога, который «не отлучался» от израильтян, Иисус, в отличие от большинства народа, отвечал верностью и преданностью. Мы ни разу не видим, чтобы он, поддавшись общему настроению, впал в непокорность. Знаменательно, что в Исх. 33, 11 он назван נער ‹на́ар› — «юноша», но также и «служитель». Это слово связано с корнем עור ‹ур› — «бодрствовать»: истинный служитель Божий бодрствует духом и постоянно обновляется в силе. Он, подобно юноше, не теряет ощущения радости и новизны жизни, превосходя и на старости лет внутренней мощью молодых людей:

Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают,

А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся. (Ис. 40, 30–31)

Обратим внимание еще на одну деталь:

И говорил Господь с Моисеем… а служитель его Иисус… не отлучался от Скинии. (Исх. 33, 11)

В первой половине этого стиха — два действующих лица: Господь и Моисей. Чьим же служителем назван тут Иисус? Не следовало ли написать в синодальном переводе «служитель Его» (с большой буквы), то есть Бога? Но в Торе нет ничего случайного: Иисус был усердным и ревностным служителем как Бога, так и Моисея. Ибо последний — орудие Господа, духовный канал, через который изливалась на народ Его милость.

Так Писание подтверждает ту истину, что служение Богу и своему духовному наставнику — нераздельны.

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |