Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
 Теология и религиоведение    Книги
Щедровицкий Д. В. Видящий тайное

Свет Божий и «свет ваш»

Но если Бог и так все ведает, если Он не принимает даров, если Его нельзя «разжалобить», «упросить», то какова же цель молитвы? Разве ее смысл не в том, чтобы изложить что-либо Богу и попросить Его о чем-то? Нет. Согласно учению Иисуса, цель молитвы в том, чтобы привести душу в должное состояние пред Господом, дабы она смогла снова стать тем каналом света, тем проводником благодати, тем излучающим источником добра, каким была задумана в начале творения – и пребывала до грехопадения первых людей.

В Нагорной проповеди об этом сказано очень ясно:

Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного. (Матф. 5, 16)

«Свет ваш» – а откуда в нас свет? Разве наш внутренний мир всегда полон света? Нет ли там тьмы? Нет ли ненависти, зависти, неблагодарности и других мрачных качеств? И как же пробиться свету свыше – сквозь «двери медные и запоры железные» (Ис. 45, 2), сквозь те стены грехов, которые мы сами воздвигли и которые нам же заслоняют свет? Пророк Исайя призывает:

Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему! (Ис. 40, 3)

Равняйте путь, убирайте преграду с пути народа Моего! (Ис. 57, 14)

Равняйте, равняйте дорогу, убирайте камни! (Ис. 62, 10)

– выравнивайте пути Ему, чтобы свет Его беспрепятственно проходил через ваши души и сердца – и озарял весь мир!

Человек должен научиться так жить пред лицом Божьим, чтобы свет, посылаемый свыше, стал его собственным светом:

Так да светит свет ваш... (Матф. 5, 16)

Ведь сказано здесь не «свет Божий», но именно – свет ваш! Когда наш дух наполняется светом свыше и соединяется с ним, мы становимся сынами cвета (Иоан. 12, 36). «Сыны cвета» – так в Кумранских свитках, текстах древних ессеев, названы истинно верующие, исполняющие Божьи заповеди. Вот мы читаем в Библии:

Вы сыны Господа, Бога вашего… (Втор. 14, 1)

И еще:

…Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. (I Иоан. 1, 5).

Поэтому истинно верующие как дети Божьи и именуются «сынами света». Но повеление Иисуса: «Так да светит свет ваш» – относится не только к добрым делам, но и к молитве: в ней человек должен достигать такого состояния, чтобы через него беспрепятственно проникал, проходил в мир свет Божий. Наше духовное сердце призвано становиться прозрачным для света, отождествляться с ним. Именно тогда это будет свет не только Божий, но и наш!

И далее более подробно говорится о свете:

Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло… (Матф. 6, 22)

Оказывается, существует еще какое-то око, кроме наших внешних глаз. Именно это око способно освещать наше тело. Только о каком теле здесь идет речь? Согласно Писанию у нас есть не только материальное тело, но и душевное, и духовное. Апостол учит нас: «Есть тело душевное, есть тело и духовное» (1 Кор. 15, 44).

«Все тело ваше будет светло» – к какому из перечисленных тел это относится? Если мы, например, откроем для воздействия физического света свои внутренние органы – печень, селезенку, сердце, легкие, – принесет ли это нам пользу или, наоборот, вред? Не служит ли внутренний мрак условием для правильного функционирования всей системы нашего организма? И не следует ли из этого, что в свете нуждается не физическое наше тело, а совсем иное? Ведь если Бог есть свет, то и человек, созданный по образу и подобию Его, – светоносен! И поэтому суть и смысл молитвы – в возвращении к Отцу Небесному и в отождествлении со светом, который Он хочет через нас передать земному миру...

И вот Иисус научает своих последователей, как входить в молитву и как совершать с ее помощью внутреннее восхождение. Он наставляет нас, как приступать к общению с Богом – чтобы молитва была действенной, чтобы она стала главным содержанием нашей духовной жизни, достигая все большей глубины и высоты; чтобы посредством молитвы мы вносили все больше света и в собственную жизнь, и в жизнь окружающих.

Как же согласно учению Иисуса следует молиться? И здесь мы находим произносимую впервые устами Учителя одну из главных молитв человечества, величайший пример обращения к Создателю:

Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах!.. (Матф. 6, 9)

Зададим вопрос: что это – канонический текст для дословного повторения или же образец для тех наших молитв, которые исходят из глубины сердца и по определению являются своеобразными, глубоко личными по содержанию и форме? Очевидно, правильно и то, и другое. Как часть канона эта молитва для нас привычна, знакома каждому. По отношению же к нашей личной молитве «Отче наш» – не канон, но образец. Согласно Евангелию от Луки (11, 1) данной молитве предшествовала просьба учеников: «Учитель, научи нас молиться, как и Иоанн [Креститель] научил учеников своих». Именно в ответ на эту просьбу Учитель и произнес слова молитвы «Отче наш». Следовательно, дело не в повторении сказанных Учителем слов, а в научении с их помощью молитве как таковой – тому, как предстоять пред Богом, с какими мыслями и чувствами к Нему обращаться, в каком состоянии пребывать, чтобы быть услышанным Им.

Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах!.. (Матф. 6, 9)

Но ведь только что было сказано: «Отец твой, видящий тайное» и «молись Отцу твоему». А здесь – «Отче наш»! Однако дело в том, что эта великая молитва, как мы уже говорили, произносится человеком только вместе со всеми верующими братьями. Во время земной жизни Иисуса она звучит в его общине, а в более поздние времена (включая и наше) ее словами верующие взывают к Богу со всех концов земли. Сама она – свидетельство совокупности, соборности, единения всех верующих, и именно поэтому – «Отче наш»… Таков великий парадокс учения Иисуса: «Молись Отцу твоему, который втайне...» словами «Отче наш»!

Если ты не проникся любовью ко всем духам, обитающим во всех временах и мирах и взывающим к Богу, – тогда ты еще не вполне причастен к молитве «Отче наш». Ведь в ней говорится об Отце, едином для всех светлых духов, и о том, что все они – твои братья и сестры! Кроме того, мы не должны прислушиваться к одним велениям Иисуса, забывая о других его словах. Ведь ранее он уже сказал в Нагорной проповеди:

…Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя,

Оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим – и тогда приди и принеси дар твой. (Матф. 5, 23–24)

Но молитва – это и есть жертва духовная, «жертва уст»! Как же можно, не примирившись с братьями, обращаться к Богу: «Отче наш»? Разве Он не общий Отец и для тех, кто враждует между собой? Если ты не признаёшь в другом человеке брата, ты, по сути, отвергаешь и общего с ним Отца! Об этом ясно учит апостол Иоанн:

Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец… (I Иоан. 4, 20)

Потому что

…Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?    

И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего. (I Иоан. 4, 20–21)

Итак, произнося «Отче наш», мы должны стараться расположить сердце к любви не только к Богу, но и ко всем взывающим к Нему. А потенциально – и ко всему роду человеческому, насколько каждый из нас на это способен. Потому что все мы – сыны и дочери Создателя нашего, Его дети. И еще все мы – потомки первого человека, Адама. А также и праведника Ноя. И нет на земле ни одного человека, который бы к этим истокам не восходил. Так что братство всех людей – и духовное, и физическое – неоспоримо. Но духовная сторона родства между людьми проявляется только после осознания тем или иным сыном Адама своей причастности к Божьему Духу, своего участия в жизни «тела Христова» (1 Кор. 12–14). И как в первом Адаме все умирают, так в последнем Адаме все оживут (ср. I Кор. 15, 22 и 45).

«Отче наш» – это образец молитвы для всего человечества, для всех душ, пребывающих во всех временах и мирах. Ведь сказано так:

Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми, и над живыми. (Римл. 14, 9)

И молиться, по призыву того же апостола, следует и за живых, и за мертвых (мертвых и в прямом, и в переносном смысле этого слова):

Итак, прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков… (I Тим. 2, 1)

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |