Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
Яндекс.Метрика
 Гостевая книга

Гостевая книга

Приношу сердечную благодарность всем, кто посетил сайт и высказал добрые пожелания! Желаю каждому обильных благословений на путях познания истины!

  Д. Щедровицкий


Направить вопрос автору можно письмом на адрес contact@shchedrovitskiy.ru (кратко: contact@d35.ru)
Прежде чем задать вопрос, имеет смысл познакомиться с Тематическим указателем или с предыдущими ответами автора - быть может, там уже освещена интересующая Вас тема.

  Редакция сайта

Предвечный смысл жертвы Христа 20.03.2008 Философ
 Дорогой Дмитрий Владимирович!

С середины 90-х годов читаю Ваши замечательные книги, пропускаю через себя поток мудрости, заключенной в них. Премного Вам благодарен, особенно за то, что Вы столь деликатно и органично вплетаете весть о Христе в дорогую каждому еврею, да и всякому истинно верующему ткань Ветхого Завета, поистине воскрешая образы Ветхого Завета для новой жизни, высвечивая предвечный их смысл, который во Христе и через Христа. В связи с этим встают вопросы как о предвечных свойствах миссии самого Христа, так и о некоторых аспектах нашего, связанного с этим бытия. Читаем в Библии:

…И открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом,
Дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия,
По предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе, Господе нашем… (Еф. 3, 9–11)

…Так как Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви… (Еф. 1, 4)

…Но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца,
Предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас,
Уверовавших чрез Него в Бога, Который воскресил Его из мертвых и дал Ему славу, чтобы вы имели веру и упование на Бога. (I Петр. 1, 19–21)


ВОПРОСЫ

1. Если жертва Христа "предназначена еще прежде создания мира", то она имеет какой-то более общий смысл, нежели чем искупление греха Адама и Евы и его последствий, ибо грех этот мог и не произойти, избери Адам и Ева послушание Богу. Каков же этот более общий смысл жертвы Христа, делающий ее необходимой даже в этом случае?

2. Если Бог избрал нас во Христе "прежде создания мира", то значит и в нас есть что-то предвечное, лежащее в основании нашей потенциальной способности к жертвенной любви. Что же это? И каков общий смысл этой нашей жертвенной любви, коренящейся в жертвенной любви Христа? Вопрос об "общем смысле" возникает опять же потому, что ведь этих "кожаных одежд", этих грубых тел и связанной с этим животной самости могло и не быть, останься мы в раю верны Богу. А необходимость что-то жертвовать, т. е. "умервщлять" – "воскрешать для нового" осталась бы, ибо мы предвечно "избраны во Христе", а он предвечно предназначен для некоторой искупительной жертвы, и мы и тогда должны были бы Христу в какой-то степени уподобляться, чтобы оставаться в нем.

3. Поскольку сказано, что "все создано через Иисуса Христа", мы же "избраны в нем прежде создания мира", то встает вопрос о доле и характере нашего участия в создании мира, который, как я понимаю, продолжает созидаться Богом через Христа "для нас и в нас". Как можно описать, охарактеризовать, осмыслить эти долю и характер нашего участия?

4. Для того, чтобы мы могли являть жертвенную любовь к кому-то, этот "кто-то" должен быть от нас в каком-то смысле отделен. При этом понятно, что одной из целей развития нашего в любви является как раз преодоление этой отделенности. Т. е. при благоприятном развитии наших отношений с другими отделенность наша от других будет уменьшаться. Как же тогда с прежней силой являть жертвенную любовь? К кому, в каком виде и для чего?


С уважением и надеждой на ответы,
весьма благодарный Вам Философ.

Ответ Д.В. Щедровицкого:
Уважаемый Философ!

Спасибо за добрые отзывы о книгах, а также за серьезные вопросы, Вами заданные. Постараюсь если не ответить (поскольку тема неисчерпаемо глубока), то хотя бы «проложить тропки» к ответам.

Вопрос 1. Если жертва Христа «предназначена еще прежде создания мира», то она имеет какой-то более общий смысл, нежели чем искупление греха Адама и Евы и его последствий, ибо грех этот мог и не произойти, избери Адам и Ева послушание Богу. Каков же этот более общий смысл жертвы Христа, делающий ее необходимой даже в этом случае?

Жертва, согласно Писанию, лежит в основании сотворения вселенной:

Премудрость построила себе дом, вытесала семь столбов его, заколола жертву… (Прит. 9, 1–2)

Понятно, что «дом» здесь ― мироздание, «семь столбов» ― семь Дней Творения. А жертва?..
Свет был «первым творением» (или точнее, начальной эманацией, поскольку Сам Бог есть свет ― I Иоан. 1, 5). Свет же видимый является излучением некоего «горящего и светящего» начала ― и, следовательно, как бы результатом «самоотдачи» этого начала, его «жертвы» во имя других. Так солнце «отдает» частицы собственной сущности для согревания и озарения планет, для удержания жизни на них. Именно поэтому Свет духовный, бывший в начале всего (Иоан. 1, 4–5; 9), уподоблен в Библии свету вещественному: он тоже ― следствие «самоотдачи» Создателя, Его «жертвы» (каббалисты описывают эту «жертву» как «ограничение» Богом Своего присутствия, дабы «дать место» множеству творений). В Писании эта «жертва самоотдачи» описывается как наивысшая любовь, вызвавшая к бытию все сущее:

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного… (Иоан. 3, 16)

Мессия же свидетельствует:

Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего; ибо, что творит Он, то и Сын творит также… (Иоан. 5, 19)

Земная жертва Месии есть как бы отражение самого Прообраза всякой жертвы ― любви Бога, Его «самоотдачи» ради творения.
Посему, если бы первые люди и не согрешили, уже само их существование было бы обусловлено любовью ― жертвой Творца; и, в подражание Ему, постоянная самоотдача являлась условием духовного восхождения их, созданных «по образу и подобию» Бога любящего. С таким намерением «жертвовать» Адам (а Мессия назван «вторым человеком», «последним Адамом» ― I Кор. 15, 45, 47) и был введен в вверяемый ему мир («сад Эдемский») ― «чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2, 15). В гипотетическом случае хранения Адамом единственной Заповеди, ему данной (Быт. 2, 16–17), жертва Христа (т. е. Божией Премудрости ― I Кор. 1, 24) постоянно свершалась бы в нем самом, в его «внутреннем храме» (Быт. 1, 28 ― «наполняйте землю и обладайте ею»; Пс. 8, 7 ― «поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его»; I Кор. 15, 27–28 ― «потому что все покорил под ноги Его… кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем»; I Кор. 3, 16 ― «Дух Божий живет в вас»).

Вопрос 2. Если Бог избрал нас во Христе «прежде создания мира», то значит и в нас есть что-то предвечное, лежащее в основании нашей потенциальной способности к жертвенной любви. Что же это? И каков общий смысл этой нашей жертвенной любви, коренящейся в жертвенной любви Христа? Вопрос об «общем смысле» возникает опять же потому, что ведь этих «кожаных одежд», этих грубых тел и связанной с этим животной самости могло и не быть, останься мы в раю верны Богу. А необходимость что-то жертвовать, т. е. «умервщлять» – «воскрешать для нового» осталась бы, ибо мы предвечно «избраны во Христе», а он предвечно предназначен для некоторой искупительной жертвы, и мы и тогда должны были бы Христу в какой-то степени уподобляться, чтобы оставаться в нем.

Вы сами сформулировали сердцевину ответа:

Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. (Иоан. 15, 13)

Действительно, пока мы здесь, в земном мире, ― наибольшая жертва проявляется и через жизнь духа, и через смерть тела «за друзей своих». Но в более высоком мире, среди «духов праведников, достигших совершенства» (Евр. 12, 23), ― жертва любви осуществляется через все более полное творческое самораскрытие каждой «монады», позволяющее «отдавать» ближним самое лучшее, делиться с ними неповторимой «игрой Света», осуществляющейся в бессмертной душе ― «драгоценном камне»:

И спасет их Господь Бог их в тот день… ибо подобно камням в венце, они воссияют на земле Его. (Зах. 9, 16)

Начаток именно такого жертвенного служения ― не физической смертью или страданием, но духовными дарованиями, ― мы видим уже в земной Церкви: «Предоставьте тела ваши в жертву живую, святую… для разумного служения... (Римл. 12, 1); «любовью служите друг другу» (Гал. 5, 13); «дары различны… и служения различны… но каждому дается проявление Духа на пользу… дабы… все члены одинаково заботились друг о друге» (I Кор. 12, 4–25).

Вопрос 3. Поскольку сказано, что «все создано через Иисуса Христа», мы же «избраны в нем прежде создания мира», то встает вопрос о доле и характере нашего участия в создании мира, который, как я понимаю, продолжает созидаться Богом через Христа «для нас и в нас». Как можно описать, охарактеризовать, осмыслить эти долю и характер нашего участия?

«Доля и характер» нашего участия в любви и служении… Как возможно описать это? Ведь у каждой души ― свой путь, свое служение, свое «пространство любви». И как мы помним, Ангелы Божии встречают того, кто идет именно «путем своим» (Быт. 32, 1). Потому и призывает апостол:

…Оставивши начатки учения Христова, поспешим к совершенству. (Евр. 6, 1)

Твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла. (Евр. 5, 14)


А то, что разумные духи («мы») существовали «прежде создания мира», говорится в начале Евангелия от Иоанна:

В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. (Иоан. 1, 4)

«В начале» творения, когда явился Свет, в Нем уже были «человеки» ― светоносные, живые, разумные духи…

Вопрос 4. Для того, чтобы мы могли являть жертвенную любовь к кому-то, этот «кто-то» должен быть от нас в каком-то смысле отделен. При этом понятно, что одной из целей развития нашего в любви является как раз преодоление этой отделенности. Т. е. при благоприятном развитии наших отношений с другими отделенность наша от других будет уменьшаться. Как же тогда с прежней силой являть жертвенную любовь? К кому, в каком виде и для чего?

Бог ― бесконечен, человеческий дух ― конечен, но обладает потенцией бесконечного совершенствования для приближения к Создателю («преображаемся в тот же образ от славы в славу» ― II Кор. 3, 18; «приходят от силы в силу» ― Пс. 83, 8). Окончательное же слияние означало бы исчезновение отдельного разумного духа, по определению бессмертного («монады»). В способности к постоянному восхождению, бесконечному умножению любви, света и радости и заключается высший дар Бога человеку. Добавим, что и в отношении любви к ближнему проявляется тот же закон в форме бесконечного взаимообогащения ― без окончательного слияния (т. е. без риска взаимоисчезновения): «Ибо в воскресении… пребывают, как Ангелы Божии на небесах» (Матф. 22, 30); «и взывали они друг к другу, и говорили: свят, свят, свят…» (Ис. 6, 3)…
Мы сказали «немногое о многом».
Желаю Вам, как истинному философу, всегда оставаться «мудрым сердцем»:

Мудрый сердцем принимает заповеди. (Притч. 10, 8)

Д. Щ.


[ Показать все сообщения ]

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |