Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Книги

 

Предисловие

Пятикнижие Моисеево (Тора) книга, в которой впервые в истории человечества выражено учение Единобожия, детально представлены все стороны монотеистического мировоззрения. Записанное пророком Моисеем более 33 веков назад и пережившее смену бесчисленных эпох, крушение множества цивилизаций, Пятикнижие распространяло в каждый исторический период и повсюду, где только читалось и изучалось, мощное духовное излучение, разгоняя светом Богопознания и чистейшей нравственности мрак языческих заблуждений со времен тирании египетских фараонов и до тоталитарных режимов XX века. Это книга, через которую Бог, Отец и Творец человечества говорит с людьми, обращаясь к сердцу, совести, разуму каждого из нас. И одновременно это книга, хранящая самые яркие образцы общения с Богом древних патриархов и пророков тех, кто был призван возвещать веления Всевышнего людям, а молитвы сынов человеческих возносить к Источнику Жизни. Вот почему Пятикнижие во всем величии его «многосоставной простоты», во всеобъемлющем единстве может быть изучаемо и воспринимаемо только в контексте общения Создателя с человеком как книга завета, т. е. союза, между Отцом Небесным и земными его детьми: «…и взял [Моисей] книгу завета, и прочитал вслух народу, и сказали они: все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны» (Исх. 24, 7). И если пророки Библии метафорически изображают завет-союз между Господом и Его народом как брачный («…и поклялся тебе, и вступил в союз с тобою,— говорит Господь Бог,— и ты стала Моею» Иез. 16, 8), то Пятикнижие-Тора выступает здесь образно как «брачный контракт», неотменимо, раз и навсегда утверждающий таинственное духовное единение двух сторон, вступивших в мистическое «супружество». Спустя более полутысячелетия после заключения Синайского завета и дарования Торы пророк Исаия риторически вопрошает, обращаясь к израильтянам: «Так говорит Господь: где разводное письмо вашей матери, с которым Я отпустил ее?..» (Ис. 50, 1). «Разводным письмом» именовался документ, вручаемый мужем жене при расторжении брачного союза (Втор. 24, 1). Действительно, если Тора «брачный контракт», то священного документа, который зафиксировал бы «разрыв отношений» Бога с Его народом, «расторжение» завета-союза, в мире не существует!..

Пятикнижие Моисеево легло в основу двух мировых религий Иудаизма и Христианства, со всеми их направлениями и ответвлениями, и оказало основополагающее влияние на третью мировую религию Ислам, ведущие положения которой, запечатленные в Коране, соответствуют таковым же в Пятикнижии. И при этом ни одно из положений Нового Завета или Корана не упраздняет Тору. Напротив, в Евангелии содержится недвусмысленное предупреждение Иисуса Христа: «Не думайте, что я пришел нарушить Закон [Тору] или Пророков; не нарушить пришел я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдут небо и земля, ни одна йота и ни одна черта не прейдут из Закона, пока не исполнится все» (Матф. 5, 17–18). Так же и в Коране Мухаммадом передано стро-
                                                
    – 6 –    
                                                                                                                     


жайшее повеление Бога правильно и точно соблюдать все, предписанное Торой: «Воистину, Мы ниспослали Тору, в которой содержится руководство к прямому пути и свет. [По ней] судят иудеев пророки, которые предали себя [Аллаху], а также раввины и ученые мужи в соответствии с тем, что было дано им на хранение из писания Аллаха, свидетелями [истинности] которого они были. Не бойтесь людей, а бойтесь Меня. Не продавайте Мои знамения за ничтожную цену. А те, которые не судят согласно тому, что ниспослал Аллах,— они и есть неверные» (Коран 5, 44; здесь и далее перев. М.-Н. О. Османова). Таким образом, как Иисус Христос, так и Мухаммад ясно свидетельствуют о неотменимости Торы и ее заповедей.

Однако из века в век, особенно начиная с XVII–XVIII столетий, «вольнодумцы» упорно ставят под вопрос аутентичность того текста Пятикнижия, которым мы обладаем, а также выражают сомнения в авторстве Моисея. Сомнения эти разрослись до такой степени, что возникли целые школы библейской критики.

Посмотрим же, что говорят об авторстве Моисея священные книги всех трех религий Единобожия.

В самой Торе неоднократно и однозначно указывается, что ее записал Моисей со слов Бога: «Когда Моисей вписал в книгу все слова Закона сего [Торы] до конца, тогда Моисей повелел левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: «…возьмите сию книгу Закона [Торы], и положите ее одесную ковчега завета Господа, Бога вашего, и она там будет свидетельством для тебя [в Синодальном переводе «против тебя»]…» (Втор. 31, 26). «Закон [Тору] дал нам Моисей, наследие обществу Иакова» утверждается в предсмертном благословении самого пророка (Втор. 33, 4). На протяжении всей ветхозаветной истории пророки и летописцы не высказывали и тени сомнения в авторстве Моисея. Начиная от Иисуса Навина, преемника Моисея, и заканчивая Малахией последним «письменным» (т. е. составившим собственную книгу) пророком Ветхого Завета, все авторы священных книг при упоминании Закона Божьего подтверждали, что он был записан Моисеем. Так, Иисус Навин велел высечь на камнях «список с Закона Моисеева, который он написал пред сынами Израилевыми» (Иис. Н. 8, 32), читал Тору Моисееву вслух народу (Иис. Н. 8, 35), а собственную книгу прибавил к уже имеющейся Торе (Иис. Н. 24, 26). Царь Давид завещал сыну своему Соломону хранить завет Господа, «как написано в Законе Моисеевом» (III Цар. 2, 3). Благочестивые из числа царей Иудеи поступали так, «как написано в книге Моисеевой» (IV Цар. 14, 6). Жертвы и служение в иерусалимском Храме совершались, «как написано в Законе Моисеевом» (II Пар. 23, 18; 35, 12). После возвращения народа из вавилонского плена священники читали вслух народу «книгу Закона Моисеева, который заповедал Господь Израилю» (Неем. 8, 1; 13, 1). По признанию пророка Даниила, все бедствия постигали израильтян за отступление от Бога согласно словам, «которые написаны в Законе Моисея, раба Божия» (Дан. 9, 11 и 13). На веки вечные заповедал Всевышний через пророка Малахию: «Помните Закон Моисея, раба Моего, который Я заповедал ему на Хориве для всего Израиля…» (Мал. 4, 4).

Перейдем к свидетельствам новозаветных авторов. Все заповеди и постановления Торы (например, о почитании родителей, о разводе, левиратном браке и др.) Иисус Христос возводит непосредственно к Моисею (Матф. 19, 7–8; 22, 24; Марк. 7, 10; 10, 3–4). Также и все повествования Пятикнижия (например, о сотворении человека Марк. 10, 3-9; о неопалимой купине Лук. 20, 37; о медном змие Иоан. 3, 14; о манне небесной Иоан. 6, 32) Иисус опять же напрямую связывает с именем Моисея. «Разве не читали вы в книге Моисея?..» (Марк. 12, 26 и др.) неоднократно вопрошает он как своих последователей, так и оппонентов, постоянно напоминая им: «Не дал ли вам Моисей Закон?..» (Иоан. 7, 19; ср. Лук. 22, 44). О том, что Тора была продиктована Богом и записана именно Моисеем,
                                                          
    – 7 –    
                                                                                                                     


единогласно говорят евангелисты: Матфей (8, 4), Марк (1, 44), Лука (2, 22; 5, 14), Иоанн (1, 17: «…Закон дан чрез Моисея…»). Это же, устами как учеников Иисуса, так и его противников, подтверждает евангелист Лука в Деяниях (6, 14; 13, 39; 15, 5; 26, 22 и др.). Такого же взгляда придерживались апостолы Петр (Деян. 3, 22) и Павел (Римл. 10, 5 и 19; II Кор. 3, 15; Евр. 12, 21).

Что касается священной книги мусульман, то и в ней однозначно говорится об авторстве Моисея по отношению к Торе: «[Вспомните], как Мы даровали Мусе [т. е. Моисею] Писание и [способность] различать [истину от лжи], надеясь, что вы пойдете прямым путем» (Коран 2, 53); «Мы даровали Мусе Писание…» (Коран 2, 87). Возле горы Синай Аллах обращается к Мусе с таким увещанием: «О Муса! Воистину, Я возвысил тебя над [всеми] людьми для [передачи] Моих посланий и Моего слова. Так бери же то, что Я даровал тебе, и будь благодарен» (Коран 7, 144).

И вот, вопреки свидетельствам священных писаний Иудаизма, Христианства и Ислама об авторстве Моисея, многочисленные библейские критики, начиная с голландского философа XVII века Бенедикта Спинозы и французского исследователя XVIII века Жана Астрюка и продолжая целой плеядой «первооткрывателей» XIX века, особенно немецких, поставили себе целью оспорить авторство Моисея и определить некие «первоначальные источники» Пятикнижия. Число таковых «источников» все более умножалось вплоть до того, что Тора предстала в их исследованиях в виде нагромождения отдельных фрагментов, слабо связанных между собой. В результате получила место игра слов, связанных с немецким «Mosaisch», что означает одновременно и «Моисеево», и «мозаичное». Одновременно с ревизией происхождения Пятикнижия пересматривалась хронология Израиля и Древнего Востока в целом, что приводило порой к чудовищным искажениям истории человечества. Кроме того, нельзя назвать и двух критиков, согласных между собой в определении как основных «источников Пятикнижия», так и времени их появления. Таким образом, мы имеем внушительное число произвольных построений и домыслов на данную тему, совокупность которых амбициозно именуется «высшей библейской критикой».

К счастью, расцвет библейской критики в XIX в. совпал по времени с великими археологическими открытиями в так называемых библейских странах почти во всем ареале деятельности героев Ветхого Завета. Были прочитаны египетские иероглифы; раскопаны Вавилон и Ниневия, а впоследствии, уже в XX веке, города Шумера (Ур, Урук и др.), Хеттского царства, древнего Ханаана и Финикии (Угарит, Эбла); наконец, блестящие результаты дали раскопки в самом Израиле. Были расшифрованы надписи, документы и целые литературные произведения на ряде древнесемитских языков (аккадском, финикийском, эблаите и др.), близких по происхождению, образному строю и поэтике к библейскому ивриту. Многие открытия разнесли в пух и прах «окончательные выводы» так и не пришедших к соглашению между собой, яростно споривших и создавших десятки бездоказательных теорий библейских критиков.

Свитки Пятикнижия и их фрагменты III в. до н. э. I в. н. э., найденные в пещерах Кумрана на побережье Мертвого моря в середине XX века, документально подтверждают прочность и незыблемость рукописной традиции, предшествовавшей появлению тех свитков Торы, которые и в наши дни можно увидеть во всех синагогах мира.

В настоящее время все более утверждается традиционный взгляд на Тору как на единое целое, написанное одним автором. Ее исключительно ясный, прозрачный и в высшей степени поэтичный язык, ее неповторимо своеобразный стиль, последовательность сюжетного развития, эмоционально-образный строй, пронизывающая весь текст целостная метафорика все это вместе взятое не только сви-
                                                
    – 8 –    
                                                                                                                     


детельствует о единстве высшего, Божественного, замысла, но и указывает на одного-единственного земного автора Моисея.

Особенностью данной книги является прежде всего решительное противостояние теориям библейской критики, оспаривающим авторство Моисея и тем самым явным или скрытым образом отрицающим Богодухновенность текста Священного Писания. Только человек, незыблемо верующий в истинность и неповрежденность дошедшего до нас сквозь тысячелетия библейского слова, может с полным правом сказать вслед за псалмопевцем Давидом: «Слово твое светильник ноге моей и свет стезе моей» (Пс. 118, 105).

Понятно, что необъятный смысл Закона Божьего может быть лишь отчасти приоткрыт на страницах данного комментария. К библейскому тексту более чем к какому-либо другому приложимы слова апостола: «…мы отчасти знаем…» (I Кор. 13, 9). Однако надеемся, что и в столь ограниченном объеме приведенные толкования будут полезны каждому, кто изучает Писание.

Цель данной книги состоит в том, чтобы, показывая многомерность текста Библии, побуждать читателя к ее самостоятельному исследованию. И если эта книга хотя бы отчасти будет способствовать тому, чтобы глаголы Божьи ожили в душе читателя, чтобы он начал «говорить о них в сердце своем» (ср. Втор. 6, 6–7), мы сочтем свою задачу выполненной…

Настоящее издание составлено из трех первых томов «Введения в Ветхий Завет» — комментария, выходящего с 1994 г. по мере завершения работы над каждым очередным томом. Всего их предполагается выпустить восемь — с толкованием ко всем ветхозаветным книгам; помимо данного комментария к Пятикнижиюотдельными изданиями уже опубликованы толкования Книги Даниила (Щедровицкий Д. В. Пророчества Книги Даниила. 597 год до н. э.— 2240 год н. э.—Изд. 2-е, стереотип.— М.: Оклик, 2006) и Книги Иова (Щедровицкий Д. В. Беседы о Книге Иова.— М.: Оклик, 2005). Третье и четвертое издание начальныхкниг «Введения в Ветхий Завет» отличаются рядом исправлений и дополненийпо сравнению с их первыми двумя изданиями. Кроме того, значительно улучшены справочный аппарат (в частности, появился уникальный Библейскийуказатель, позволяющий найти любой стих Библии, упоминающийся в тексте)и художественное оформление (в нем использован древневосточный, прежде всегодревнеизраильский, изобразительный материал, связанный с содержанием книги).

Несколько замечаний редакционного характера. После еврейских и греческих слов в угловых скобках дается их русская транскрипция; звук, соответствующий древнееврейской букве ה, транскрибируется с помощью знака «г̃» (произносится сходно с украинским «г»). Библия цитируется по Синодальному переводу, за исключением тех случаев, когда автор дает свой перевод, на его взгляд более точно передающий смысл оригинала. В квадратных скобках приводятся слова автора, вставленные для связности речи или в качестве пояснения. Кроме того, автор оставляет за собой право в отдельных случаях при цитировании Синодального
                                                
    – 9 –    
                                                                                                                     


текста производить некоторые лексические и грамматические уточнения для придания переводу большей адекватности оригиналу. Автор и редактор старались по возможности приводить в соответствие написание слов со строчной и прописной букв в цитатах из Библии и в комментариях к ним (например, слова «Скиния» и «Храм» пишутся всегда с прописной буквы, когда речь идет о месте служения единому Богу), хотя по различным причинам полностью выдержать данное правило оказалось невозможным (так, слово «суббота» употребляется в Писании в трех основных смыслах: Суббота Седьмой День творения, Суббота праздник в ряду прочих установленных в Ветхом Завете праздников, суббота день недели. Иногда же эти три смысла накладываются друг на друга). В ссылках к тексту Библии используются стандартизованные сокращения названий входящих в нее книг (соответствие сокращений полным названиям можно установить по Библейскому указателю). Другие первоисточники цитируются по изданиям, точные ссылки на которые можно найти в помещенном в конце книги списке литературы. В нем указаны преимущественно отечественные публикации, однако список дополнен ссылками на фундаментальные библиографии и издания справочного характера, в которых широко представлены также труды по библеистике, изданные за рубежом.

Автор выражает глубокую благодарность всем лицам, оказавшим духовнуюили материальную помощь в издании настоящей книги: Ю. Г. Авалишвили,М. С. Алерганту, А. А. Бейлинсону, О. А. Бодровой, Р. П. Дименштейну, Ю. А.и О. Н. Кулавским, С. В. Кургалимову, И. В. Лариковой, М. Н. Овчинниковой,М. Е. Пекарской, С. Г. Пирогову, А. В. Рядченко, В. Э. Фигурнову, В. М. Фридланду, М. И. Хаткевичу, П. Н. Цыплакову, М. С. Шапиро, В. В. Шатилову,А. Э. Шнолю, А. Г. Яковлеву и Ю. Г. Яниковой.

По мере публикации «Введения в Ветхий Завет» в издательства «Теревинф»и «Оклик» поступают многочисленные отзывы читателей. Не имея возможностиответить на каждое обращение, автор выражает сердечную признательность каждому, кто прислал свой отклик. Пожелания читателей по мере возможности учтены в настоящем издании и обязательно будут приниматься во внимание при работе над последующими томами «Введения в Ветхий Завет», а также при подготовке всех переизданий. И, конечно, приветствуются любые новые пожеланияи замечания, которые теперь можно направлять через сайт Shchedrovitskiy.ru (доступен также по адресу d35.ru).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                

    – 10 –    
                                                                                                                     


 

 

 

 


 

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |