Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
Карта сайта
 
Яндекс.Метрика
 Стих из недельного раздела Торы    Ницавим (Втор. 29,9 – 30, 20 [29,10 – 30, 20])

К разделу «Ницавим»

См. также во «Введении в Ветхий Завет...»

 

И вы видели мерзости их и идолов их — дерево и камень, серебро и золото… (Дварим 29, 16)

Зло изначально воспринимается душой как «мерзость» — «шикуц». Но для приучающего себя к злу оно, по мере «отмирания» совести, становится идолом — «гилу́ль». Это слово восходит к глаголу «гала́ль» — «перекатывать», а также «возлагать». У практикующего зло происходит смещение («перекатывание») понятий; ответственность за свои дела он пытается снять с себя и возложить на идола — ложное божество, будто бы разрешающее и поощряющее зло. Так происходит переход от «мерзости» к «идолу»: то, что представало первоначально как «мерзость», начинает восприниматься нейтрально («дерево»), а затем всё более «дорожает» в глазах злодея («камень-серебро-золото»).

 

 


 

 

Что же «мерзкого», например, в серебре или золоте — драгоценных металлах (Дварим 29, 16)? Но «вещественные начала», материальные устремления, находясь постоянно «с ними» — с людьми, отводят мысль и заслоняют чувство от всего духовного. Ибо одновременно человек может мыслить о чём-то одном и устремлять волю и чувства на что-то одно. Это одно — либо духовно, либо материально. И вот, вместо того чтобы возводить вещественное своим сознанием и силой души своей к вечному Источнику бытия — к Создателю, люди как бы упираются помыслом и ощущением в материю, которая в описанном состоянии сердца «всегда с ними». А отказ от духовного призвания, ради которого душа и посылается на Землю, — это и есть «мерзость».

Потому что помыслы материальные — смерть, а помыслы духовные — «жизнь и мир».

…Чтобы Он восстановил тебя сегодня в народ, а Он станет тебе Богом, как говорил Он тебе и как поклялся отцам твоим — Авраг̃аму, Йицхаку и Йаакову. (Дварим 29, 12)

А как «говорил Он тебе»? — С горы Синай! А как «поклялся твоим отцам»? — В пророческих видениях! Итак, непосредственное восприятие Божественного Присутствия, жизнь пред Лицем Господним, когда слышен голос Его, как это было у Синая или при обращении Его к каждому из трёх праотцев, — вот что значит «восстановление» всего Израиля и каждого человека в нём — «в народ» Божий! До этого «восстановления» (‹ле-г̃аки́м› — «чтобы восставить», от глагола ‹кум› — «подняться», «встать», в т. ч. ‹тэкума́› — «воскресение из мёртвых») — человек находится в глубоком падении, из которого ему надлежит духовно подниматься…

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |